⇧ Наверх

Сёстры…

Оксана АКУЛОВА

Тамара Николаевна АВДЕЕВА.
Родом из деревни Ковалево, Витебская область, Белоруссия.
В июне 1941 года было пять лет.

     Мама умерла, мне еще года не было. Жили мы с бабушкой и дедушкой, а самым близким мне человеком была сестра Нина. Еще братишка у нас был, но его фашисты убили, когда в нашу деревню пришли. Немцы выгнали всех в лес. Там люди уже убежища сделали, не знаю почему - знали, что ли, заранее, что так будет. Фашисты все подожгли. Горит деревня, мы в лес бежим, а они за нами. Забрали тех детей, которые были постарше. И наш Вася с ними попал. Я даже точно не знаю, ему лет тринадцать тогда, наверное, было. Вечером приходит к нашему деду сосед и говорит: «Пойдем, Алексеич, детей искать - слышали люди, как они кричали». Нашел дед Васю. Правда, едва узнал - лицо у него изрезанное было. Поиздевались и бросили тело в лесу. Знаете, немцы как бы этим наслаждались. Много там было молодежи. Вечером выкопали брату могилку, набросали в нее вещей и схоронили. Я тоже там была. Бабушка настояла: пусть Тамара Васю проводит. Но я ничего не помню. А утром немцы погнали нас дальше. Если бы мы сразу все не сделали, то опоздали бы - брата расклевали бы птицы.

***

Нина мне рассказывала, что в Витебске нас посадили в скотские вагоны и повезли в Польшу, в Люблино. Тетка, бабушка, дедушка, сестра и я. Там нас разлучили. Мужчины по одну сторону колючей проволоки, женщины - по другую. Здесь же умерла бабушка, ее сожгли. Дым этот в печенках сидел. Черный-черный. Вот его я помню. Дедушка тоже оттуда не вернулся.
Нас, детей, отправили в другой лагерь. Уколы, что ли, нам делали. Тетка потом объясняла: дурочки, у вас кровь брали - а я откуда знаю. Да, в Люблино были специальные детские лагеря, в которых опыты проводили. Каждое утро, рано-рано, мы на перекличку выходили.
Голодно там было. Сестра говорила: пойдет на помойку, найдет очистки, принесет, меня покормит. Меня с собой зовет, а я не иду. Плачу, и все. Боялась, что воспитательница-немка увидит и отходит плеткой. Нас били. Не дай бог, описаться - так получишь… Сильно били. Нина рассказывала мне, как мы жили. Пришла однажды, а все дети в бараке стоят лицом к стене на коленях - наказаны. А за что? Не помню. Сестре больше доставалось, по голове она часто получала. Когда война закончилась и мы пошли в школу, она ничего запомнить не могла - все у меня списывала.

***

В 1945 году нас освободили советские войска. Мы попали в детский дом «Клязьма» в Московской области. В документах указано: «Доставлена в детский дом из Лодзинского лагеря, город Константинов (немецкие лагеря). Отец увезен немцами. Есть сестра». Оттуда Нину отправили в ФЗО, она уже взрослая была. Раньше это чуть ли не тюрьма была, вот сестра и сбежала к тетке в деревню. Я выросла, вышла замуж. Мы с мужем в Алма-Ату переехали. Я как-то говорю:
- Хочу сестру сюда забрать.
А он мне:
- Знаешь, Тамара, говорят, сестры ругаются…
Что вы! Это не про нас. Мы с ней ни разу не поссорились. Всю жизнь вместе. Год назад Нина умерла. Тяжело мне без нее. Недавно приснилась: ходим вместе по магазину - я и себе, и ей покупаю - и себе, и ей. И так хорошо…

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева