⇧ Наверх

Тех, кто болел, сжигали

Надежда ПЛЯСКИНА

Мария Алексеевна ШАДОВА.
Родом из села Ольгово, Витебская область, Белоруссия.
В 1941 году было три года.

     Недалеко от нашего села был аэродром. Когда начиналась бомбежка, было очень страшно. Мама прятала нас в погреб. Но однажды бомба попала прямо в дом - в живых остались я и старший брат, двое детей погибли.
Помню, как по нашему поселку шли немецкие танки со свастикой, а мы сидели и боялись включать свет. А утром приехали солдаты на мотоциклах, стали ходить по хатам и забирать яйца, кур, живность. Несколько поселились в нашем доме на второй половине. Когда мы шумели, дети же, они начинали стрелять. Хотя и немцы были разные: один однажды ради смеха запустил в меня табуреткой, а их повар, наоборот, нас подкармливал.
Летом 1942 года немцы выгнали всех из хат и погнали в Витебск. Оказались мы в Восточной Пруссии. В документах значится город Бромберг. К нашему составу стали приходить паны и присматривать себе рабсилу. Маму никто брать не хотел - с двумя-то детьми. Но все же один, толстый такой, увез нас к себе.
Жили в бараке. Зимой никуда не гоняли, а летом и весной работали. Вместе с нами было еще трое, таких же, как мы, угнанных детей - мы трудились на огороде у пани. Потом исчез мальчик по имени Витя. Он был озорной и для смеха натянул веревку. За нее зацепился наш пан и расстелился. На следующий день Витю забрали. Что с ним стало, мы не знаем.
По субботам в наш барак приезжали медики - все были обязаны сдавать кровь. Люди болели тифом, их грузили в машину и увозили сжигать. У меня были вши, и меня тоже хотели забрать, но меня спрятала кухарка. Так я выжила.
Когда сказали, что Красная армия уже близко, паны сбежали. Военнопленные стали грабить их дома. Помню, что мама взяла какое-то кожаное пальто и перину. Потом кто-то нам дал подводу, и мы поехали в сторону границы, но по дороге нас остановили партизаны, забрали лошадь, а взамен дали вола. Правда, он вскоре сдох, а мы остались одни в лесу. Мама собирала еловые ветки и кутала нас в эту перину. Потом нас кто-то подобрал, и мы приехали в какой-то город. Нас разместили в пустых четырехэтажных домах - ох и простор для нас, детей. Мы бегали, играли. Один мальчик, который был там же, нашел куклу и подарил ее мне.
Однажды в соседнем доме разорвалась мина. Все побежали на улицу. Один юноша упал, и его затоптали.
Вернулись домой в мае 1945 года. В нашем доме немцы сделали конюшню.
Кое-как мама приспособила для жизни кухню. Тяжело было. Мы ездили в лес, пилили дерево, рубили ветки, а потом мама увозила их в город и продавала. Тем и спасались. А летом - огород…

Надежда ПЛЯСКИНА, фото Владимира ЗАИКИНА

Загрузка...
Астропрогноз
на 25 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева