⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Узы Гиппократа

Хельча ИСМАИЛОВА

Консультация в аэропорту
Асель БАЯЛБАЕВОЙ кардиохирург по телефону сказал:
- Не опаздывайте, я буду ждать вас в аэропорту Алматы.
Назвал время.
Ну как она могла опоздать? Приехала даже раньше времени с группой поддержки: мамой и братом.
Доктор посмотрел документы, историю болезни, снимки УЗИ, сказал, что ситуация не критическая, можно подождать, пока откроется центр, и он сам прооперирует ее.
Центр открывался через два месяца.
На том и расстались. Юрий Владимирович ПЯ с коллегами отправился дальше, в Талдыкорган на операцию.
Иногда какие-то вещи, которые случаются с нами, носят фантастически волшебный характер.
Ведущий кардиохирург, мировое светило, сказал, что он может посмотреть ее документы в аэропорту Алматы.
Это ж так просто: он будет проез­дом.

Рассказ Асель
- После внезапной гибели отца в шахте у меня в подростковом возрасте на фоне стресса развились пороки сердца.
Первые операции сделали в Москве в 2002 году, мне было 18 лет. Тогда заменили сразу три клапана: один - на биологический, два были механическими. Биологический протез ставится лет на 10, а механический - на 50 лет и больше. В 2011 году биологический протез сломался. Я узнала, что в Астане готовится к открытию Национальный научный кардиохирургический центр. Написала в столицу письмо, связалась по почте, позвонила, и к телефону пригласили Юрия Владимировича. Предстояла очень сложная операция. Риски большие. Но я сразу поверила, что могу доверить свою жизнь Юрию Владимировичу.
Со мной поехала мама, но, в принципе, там нет необходимости быть родственникам - персонал не дает чувствовать, что ты в чем-то временно несамостоятельный. После операции дренажи, трубки, из легких жидкость выкачивают, нар­коз отходит долго, под себя могут пациенты сходить, и все это время за тобой присматривают. Почти как мама. Еще меня так поразило современнейшее медицинское оборудование, что я не выдержала и заплакала, мне было с чем сравнивать, я же первые операции прошла в Москве, и потом еще туда ездила.

Абсолютница
Сейчас Асель признается, что в 2011 году она уже серьезно думала о том, чтобы стать мамой. С операцией на три клапана из четырех имеющихся это было, мягко говоря, фантастической мечтой. Учитывая, что в ее больничной карте было четко написано, что она абсолютница: у нее было абсолютное противопоказание к беременности. Раз в месяц кто-нибудь из сотрудников поликлиники вел с нею беседы о планировании семьи.
Асель все понимала. Но желание было сильнее.
И когда через три года, в 2014-м, потребовалась операция на сломавшийся протез, рассказывает Асель, она получила квоту в центр и попросила Юрия Владимировича заменить ей механические протезы на биологические, потому что с первыми надо принимать лекарства, которые могут спровоцировать прерывание беременности.
Юрий Владимирович, рассказывает Асель, долго с ней беседовал. Говорили о суррогатном материнстве, о том, что можно взять на воспитание сироту. Асель согласно кивала головой: варианты приемлемые, но только если не получится родить самой.
И тогда Пя сказал:
- Я вас понимаю.
Предупредил о рисках и попросил, чтобы она потом познакомила его с папой будущего ребенка. Сказал, что он должен непременно поговорить с молодым человеком, как нужно беречь ее во время беременности и родов.
Пя не знал, что кандидата в отцы ребенка еще не было.

Две чашки чая
Во время третьей по счету операции ей заменили все три клапана.
Операция шла 12 часов. Оперировал Пя.
В больничном коридоре за Асель держал кулаки молодой человек. Очень переживал. Хотя они были знакомы всего несколько дней. Это был будущий супруг Асель.
А теперь по порядку.
Она приехала на операцию с сест­рой.
Сестра работает тамадой и очень общительная, в первый же день они спустились в буфет выпить чаю, там за соседним столиком сидели три парня, у каждого с собой сумка.
Сестра поинтересовалась, что это у них за сумки. Они просто ответили, что это аппарат, который работает за сердце. Асель пыталась тихо объяснить сестре, как работает этот прибор, не всем же нравятся расспросы про здоровье. Парни оказались веселыми и слово­охотливыми. Все они стояли в листе ожидания на операцию по пересадке донорского серд­ца.
До операции Асель оставалось два дня. Два дня один из парней - Тимур ОМАРОВ - все время попадался на глаза Асель. Не случайно, как понимаете.
- После операции Юрий Владимирович ко всем своим пациентам подходит. Ты приходишь в себя, а он тебя за руку держит и спрашивает, как ты себя чувствуешь. Я верующий человек и верю в людей, которых мне посылает Бог, - рассказывает Асель.
Через два дня после операции Тимур принес в палату две чашки чая…
Она выздоравливала, он был рядом.
Потом она уехала в Алматы. И стали они разговаривать бесконечно по телефону. Обо всем. Очень скоро поняли, что это любовь. Вот так.
Она - после сложнейшей операции на сердце.
Он - три года в листе ожидания на операцию по пересадке сердца.
Она уволилась с работы и меньше чем через месяц уехала в Астану. Там устроилась на работу юрис­том и каждый день после работы ехала в центр к любимому.

Cердце
В мае 2015 года Тимур перенес операцию по пересадке сердца. Асель была в командировке в Алматы, когда он сообщил о предстоящей операции. Она вылетела сразу и всю дорогу плакала. Сама ложиться под скальпель не боялась, а тут… Успокаивала себя: оперировать будет Пя, с ним ничего не страшно…
В аэропорту встретилась с мамой Тимура, прилетевшей из Актобе. Самолеты прилетели почти одно­временно.
Асель помнит тот день как отдельно вспыхивающие картинки. Как с мамой стояли у окна, как увидели карету “скорой помощи”, которую сопровождали машины жолпола.
Она сказала его маме, что это привезли серд­це.
Мама плакала и молилась. Они все больше молчали.
Как видела сквозь стекла окон и дверей врачей, которые несли в бронированном чемодане орган.
Операция началась в восемь вечера и закончилась в четыре утра.
Через три часа Пя приступил к очередной операции.
Асель говорит:
- Он, кажется, не спит.
Асель удивляется:
- Откуда у него силы?

Семья
Когда Тимура выписали, вопрос, куда идти, не стоял.
Они решили, что будут жить вместе.
Не пришлось Пя знакомиться с отцом будущего ребенка. Он, получается, и ее сердечко в руках держал, и мужа ее - в самом прямом смысле.
Она говорит, что пациенты называют Пя за глаза папой.

Аяжан
Асель родила девочку.
Всю беременность рядом были врачи из центра кардиохирургии и Национального центра материнства и детства (им отдельное спасибо!).
Малышке уже четыре месяца, она смешливая. Улыбается миру во весь свой беззубый рот.
Папа малышки вышел на работу.
Мама - в декретном отпуске.
Вся семья будет всю жизнь благодарна родственникам человека, которые согласились на трансплантологию органов.
Столько людей должны были принимать абсолютно правильные, порой непростые решения, чтобы на свет появилась маленькое чудо с именем АЯЖАН.

Хельча ИСМАИЛОВА, фото Романа ЕГОРОВА и из личного архива Асель БАЯЛБАЕВОЙ, Алматы

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 13 декабря

Золотые слова

«- Хватит баловаться, заигрались! Накупили яхт, имеют в других странах коттеджи, дома. Мы еще никого не проверяли, хотели дать возможность заработать... Если премьер-министр не разберется - я сам разберусь!»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ:
Сказано в адрес подконтрольных государству компаний в ходе общенационального телемоста “Новая индустриализация страны. Прыжок казахстанского барса”.
Вопрос на засыпку

Ваше мнение: в чем причина отсутствия бесплатных лекарств в конце года?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров