⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Доктор Жизнь

Галина ВЫБОРНОВА

Акушер-гинеколог УЗИ-центра Тараза Дулат ЮСУПБАЕВ (на снимке) не отмечен наградами и не обласкан облздравом. А его это и не гнетет. Когда у профессионала есть реальные результаты труда, все остальное - почести, слава - отходит на второй план. А у Дулата Юсупбаева, потомственного врача, есть чем похвастать накануне своего профессионального праздника - Дня медицинского работника. У десяти его пациенток, лечащихся от бесплодия, проявились “две полоски”. “Это мой скромный вклад в увеличение народонаселения страны”, - шутит Дулат Айдарханович.

Женщины - не крольчихи!
- После окончания Алма-Атин­ского мединститута (АГМИ) в 1972 году я попал по распределению в роддом № 1 города Джамбула (ныне Тараз) акушером-гинекологом. Потом дважды занимал должность завотделением патологии беременных. Но был репрессирован за эксперименты над женщинами.
- Что-что?!
- Это называлось “отвлечение антител от плаценты и плода на пересаженный кожный лоскут от мужа” и подробно описывалось в журнале “Акушерство и гинекология” как передовой метод борьбы с изоимунной сенсибилизацией. Объясняю: если у мужа и жены резус-факторы разные, то происходит резус-конфликт, приводящий к внутриутробной гибели плода либо к ядерной желтухе и рождению нежизнеспособного ребенка. Чтобы этого не случилось, московские светила придумали такой хит­рый “трюк”: с предплечья мужчины вырезается узкая полоска кожи 10 сантиметров…
- Так это же больно…
- Ничего, он мужчина - пусть терпит. И под местной анестезией вживляется под кожу ягодицы женщины. И тогда антитела, которые выработались у женщины с отрицательным резус-фактором на положительный резус-фактор эмбриона, отвлекаются на эту вживленную кожу, и плод развивается нормально! Лет через восемь этот метод стали практиковать и у нас в Казахстане. А тогда я все делал на свой страх и риск, чем заслужил гнев главврача: дескать, как это так - нет ни монографий, ни рекомендаций на этот счет, а ты уже внедряешь! И был я за самовольство переведен в родзал врачом. Ну я не стал обижаться: наверное, правильно, что меня наказали: если каждый станет экспериментировать, что тогда будет? Все-таки это женщины, а не крольчихи!
Потом меня перевели в женскую консультацию № 1, затем я снова вернулся в свой первый роддом в качестве анестезиолога. И там проработал до 1987 года, пока не открылся роддом № 2, куда я и был назначен завотделением реанимации и оперблока, которому отдал семь лет.

Дальше фронта не пошлют
- А потом мне там наскучило. Во-первых, часто задерживали зарплату, а я со своим нахальным поведением и громким голосом не мог спокойно взирать на нарушение наших прав. Тут как раз начались все эти платные услуги, и я, конечно, стал возникать…
- Вы противник платной медицины?
- Просто я не воспринимал и сейчас не воспринимаю, что кесарево сечение можно делать без показаний и за деньги.
- Могу предположить, что было дальше: вы из-за этого факта устроили скандал?
- Нет, не из-за одного этого факта. Я все время скандалил. И все время спорил с начальством. Всегда говорил то, что думаю. Потому что постоянно в голове держал пословицу: “Меньше взвода не дадут, дальше фронта не пошлют”. Короче говоря, мне не понравилось, что за родовспоможение взимается плата. И официально, и неофициально. Я не вписался в этот процесс. И убрался из роддома. Ушел работать в “скорую”, где никогда не берут никаких денег. Там надо быстро думать, моментально принимать решение и на основе клиники ставить диагноз. И это при том, что за спиной стоят родственники.
- Ну и что?
- Так у меня же однажды бригаду побили! Мы приехали к дедушке, который незадолго до нашего прибытия умер. А родственникам будто невдомек: бегают вокруг с криками, как в американских фильмах: “Мы его теряем! Делайте что-нибудь!” А что с трупом сделаешь? Я им сказал: “Подвяжите челюсть”. Это привело их в ярость, и они набросились на моих фельдшеров. Надавали женщинам тумаков. Я вызвал милицию. А вместо нее приехала старший врач - улаживать конфликт. У нас ведь начальство любит прогибаться перед громкоголосыми пациентами и их родственниками. И стала старший врач уговаривать нас не писать заявление, а просто простить и забыть. А для меня это непонятно: моих бойцов побили, а я должен молчать? Заявление мы все-таки написали, побои зафиксировали. Правда, не помню, чтобы кого-то наказали…
- А что еще на всю жизнь запомнилось за вашу богатую врачебную практику?
- Я однажды роженице перелил 15 литров крови. Чтобы вы поняли: это три циркулирующих в человеке объема. У нее была несворачиваемость крови после экстирпации матки. Мне ничего другого не оставалось делать.
- А начальство-то хоть было в курсе?
- Да. Но не помогало. Боялось: умрет роженица, а потом отвечай! Но хоть не мешало. У меня тогда была команда хорошая: Марина ЯБЛОНСКАЯ, Оля БАЛЫКИНА, Валя ПЕРЕВЯЗКО, Надя БЕДИК - мои золотые медсестры! Это благодаря их самоотверженному труду молодая мама была спасена! Жена большого милицейского чина, между прочим.

Реформаторы-затейники
- В 1999 году я стал старшим врачом семейно-врачебной амбулатории (СВА) № 19. Был такой эксперимент американский в Жамбылской и Карагандинской областях. Они тогда выделили
4 миллиарда долларов, чтобы создать у нас структуру здравоохранения по их образу и подобию. Но получилось мертворожденное дитя. Не знаю, кто виноват и куда делись деньги, но никакого нового оборудования мы так и не получили. Вообще, все реформы в здравоохранении - это такое г… Извините, я хотел сказать - ничего хорошего. Вот для чего было отказываться от педиатрии? Опять “американский опыт”! Они там за океаном считают, что ребенок - это маленький взрослый и никакого специфического лечения ему не нужно. А для нас, докторов советской школы, аксиома, что у детского организма свои особенности развития!
- Но сейчас уже педиатричес­кие факультеты снова открыли…
- А зачем их было вообще закрывать? Теперь у нас целое недолеченное поколение молодежи! Или взять прошлогоднюю реформу: все лекарства - по рецептам. Да все же заранее знали, что ничего не выйдет из этой затеи. И быстро ее свернули. А сколько сил и средств было потрачено! Ради чего? Чтобы кто-то отчитался наверх: мол, все о’кей, реформируем наше здравоохранение со страшной силой!
- А как вы относитесь к последнему нововведению - страховой медицине?
- Один раз деньги украли, где гарантия, что снова не украдут?

Дайте людям йод!
- После того как СВА отдали концы, я вернулся в гинекологию и сейчас работаю в УЗИ-центре Дины Рамазановой. Основное направление деятельности - это лечение гормональных форм бесплодия. И здесь я бы хотел сказать нечто очень важное. Весь Казахстан - йододефицитная зона. Но если в советское время у нас шла активная профилактика
йододефицита: йодирование пищи в детсадах, так называемые рыбные дни в столовых и кафе, дешевая морская рыба, то сейчас всего этого нет. А в подростковом возрасте идет перестройка организма, причем у девочек более кардинальная. И если в этот период щитовидная железа не получает своего хлеба - йода, то происходит сбой во всем организме: это снижение познавательных способностей и памяти, нарушение овариально-менструального цикла, ранний климакс и бесплодие. Со всем этим букетом женщины сейчас обращаются к гинекологу. А выход один - вернуться к профилактике йододефицита, которую надо начинать с раннего возраста.
- Но если организм уже пострадал от недостатка йода и печальные последствия в виде бесплодия уже наступили - как тогда быть? Копить деньги на ЭКО?
- ЭКО - крайняя и вынужденная мера. Мы должны стремиться к естественному зачатию и естественным родам. У меня, как вы видите, нет ни ЭКО-лаборатории, ни доноров. Но в год по 30-35 младенцев удается подарить матерям. Может, и больше. Точной статистики нет. Если какая-то моя пациентка вдруг исчезла, то я радуюсь: значит, забеременела! Я вообще много чего могу, но мне больше всего нравится лечить бесплодие. Потому что нет такой женщины, которая бы не мечтала иметь детей. В этом ее счастье.
- То есть вам нравится делать женщин счастливыми?
- Как и любому врачу.
- Ну, положим, не любому. Сейчас немало докторов, которые свою профессию воспринимают как источник обогащения.
- Ну а я выродок советский. Отрыжка социализма. И мне таким быть - по нраву!

Галина ВЫБОРНОВА, фото Ольги ЩУКИНОЙ, Тараз

Темы: Лица Времени
Загрузка...
Комментарии 1
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
zanasav
18 июня 2017, 15:55
Снимаю шляпу! Доктор с большой буквы! Долгих лет, крепкого здоровья вам, Дулат Айдарханович!
Ссылка
Астропрогноз
с 22 по 28 июня

Золотые слова

«- Если говорить об авторстве этой идеи в Казахстане, автором является партия “Нур Отан”. »

Дархан КАЛЕТАЕВ, сенатор:
Сказано по поводу переименования столичного аэропорта в честь президента, предложенного Калетаевым еще в 2009 году.
Вопрос на засыпку

Часто ли вам приходится ходить в ЦОН?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров