⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Сегодня озеро Карасу, завтра море Арал

Ксения ЕВДОКИМЕНКО

“У казахов есть такое корневое понятие, как уят (стыд), у русских из таких же базовых - справедливость. А для меня очень несправедливо то, что мы не можем передать нашим детям озеро Карасу в том же виде, в котором оно было у нас”, - говорит Сергей ВАСИЛЬЕВ.

“Тот алматинец, который спас озеро”, - говорят про Сергея Васильева. На самом деле озеро сейчас еще в стадии возвращения к людям, но Сергей сделал гораздо больше: он заставил людей взглянуть на свою родину совсем другими глазами.
Карасу - небольшое озерцо в ниж­ней непрестижной части города с таким же названием. Сергей в детстве застал еще, когда озеро было чистым, дети плескались на отмели и ловили раков в проточной воде. В девяностых годах общая разруха сказалась и на озере - словно оно переживало все человеческие беды: водоем стал мелеть, зарастать, загрязняться. Пространство, окружающее водную гладь, стремительно застраивалось, но не престижными коттеджами, а хибарками, общежитиями, странными зданиями.
- Все помнят те времена: люди, приехавшие в город из сельской местности, видели свободную землю и возводили дома, а уже потом как-то пытались узаконить такие жилища. Знаю случай, когда перед акимом района падала на колени мать-одиночка с двумя детьми, которой негде было жить, и просила дать ей хоть несколько соток неудобицы. В итоге, когда я окончил университет, практически все пространство вокруг озера было застроено, причем живущие на его берегах люди кидали в воду ненужный мусор, мыли здесь же машины. Для них это было не озеро детства, а ненужный водоем, занимающий городскую землю. Возможно, дело и в том, что каждый думает: он не задержится в этой части города и переедет в другой, более престижный район. Моему поколению и тем, кто старше, горестно было наблюдать все это. На момент самозахвата земель местные жители пытались отстаивать озеро и его окрестности, но оказалось, что мы не умеем объединяться даже для хорошего дела, - горько вздыхает Сергей.
Озеро стало уходить и мелеть, словно чувствовало отношение людей. Вода понемногу начала возвращаться после того, как в 2005 году на одном из последних свободных участков возле озера построили храм.
По образованию Васильев экономист, работал в области инвестирования в “зеленые” инновационные технологии, возобновляемые источники энергии. Несколько лет назад прошел по конкурсу и получил годовую стипендию для учебы в Великобритании именно по этому профилю. Правда, дома по возращении все оказалось не так радужно. Если на время подготовки EXPO разговоры о подобных новшествах стали модными, то после окончания выставки все процессы свернулись.
- Но все равно тот год помог иначе взглянуть на все. В Англии, например, ценят каждый уголок живой природы и при этом не стремятся его облагородить, то есть выложить плиткой, наполнить игровыми площадками, организовать правильные клумбы, как это любят делать наши акиматы. Там даже детские площадки в скверах и парках делают максимально экологичными, вписанными в пейзаж, а не яркими и аляповатыми, - говорит Васильев. - Вернувшись домой, я невольно стал изучать ситуацию с озером. Проконсультировался со специалистами и получил заключение, за счет каких источников питается озеро, как оно живет. Организовал опрос школьников в соседней школе. Мне важно было понять, где современные подростки проводят свободное время. Ведь, как и во многих районах частного сектора, в Карасу нет ни скверов, ни общественных пространств, даже со школьного двора ребят прогоняют после окончания уроков. А где же им гулять? Так что, когда один из зарубежных фондов объявил конкурс грантов для города, я уже знал, за что буду бороться.
Грант Сергей выиграл, правда, не сразу принял тот факт, что часть денег надо тратить не на прямое благоустройство, а на работу с жителями района, чтобы найти единомышленников. Это было одно из условий помощи.
Конечно, самым первым и легким решением было провести субботник по расчистке берегов. Но показалось, что это слишком скучно и непривлекательно, вот и решили совместить уборку с конкурсом рыбаков. Улов участников засчитывался только при наличии мешка мусора, собранного на берегах Карасу. В тот день вывезли семь или восемь кубометров мусора.
- Неужели без денег нельзя было это сделать?
- Можно, но в нашем случае финансы были нужны именно для технической части: сейчас мы готовим проект по благоустройству озера, который будет сделан в соответствии с желаниями жителей. И городскому акимату останется лишь воплотить его. Местным властям это очень удобно, ведь обычно, что бы ни сделали власти, всегда найдутся недовольные. Кроме того, мы проводим работу с теми, кто живет возле озера, требуем предоставить доступ к воде, как это положено по законодательству. Достаточно трехметровой полосы вдоль берега, чтобы район получил хорошую прогулочную аллею. Дамба, перегораживающая озеро и выполняю­щая роль автодороги, тоже нуждается в реконструкции. Но если дорогу перенести чуть в сторону (такая возможность есть), то мы получим еще и красивую набережную.
Найти общее мнение среди жителей микрорайона оказалось очень сложно: кто-то хотел оборудовать на озере пляж, кто-то мечтал об аквапарке. Потом постепенно сошлись на том, что надо благо­устраивать не так, как это делается в наших городах, а по-английски, не нарушая экологию крохотного уголка природы, где возле кромки воды обитает огромное количество животных. Здесь видели даже зайцев!
- У нас людям очень тяжело прийти к общему мнению, и, как это ни странно, не все понимают плюсы благоустройства. Жители везде видят подвох, наверное, потому, что не уверены в своих правах. И у нас тоже есть те, кто не хочет изменений, опасаясь вопросов про законность общежитий или получения земли и возведения построек. Много тех, кто всегда знает, что лучше вместо восстановления озера, например, провести уличное освещение в нашем частном секторе. Хотя меня удивляет, почему люди страдают, вместо того чтобы договориться и каждому вкрутить энергосберегающую лампочку возле входа. Можно ждать, пока кто-то решит проблему, можно искать виноватых и требовать, но если каждый возле себя что-то сделает, то мы будем жить лучше.
- Вы уже живете в другом районе. Зачем на добровольных началах заниматься проблемами озера на окраине города?
- Кроме чувства ответственности во мне говорит еще и экономист-эколог. Если сейчас без крупного финансирования я могу сделать проект устойчивым, работающим на долгую перспективу, и спасти озеро, то, значит, мне по плечу и более крупные задачи. Например, не сейчас, но лет через десять я бы с удовольствием взялся за спасение Аральского моря. Мне кажется, его вполне можно восстановить. Разве это не интересно?
Ксения

ЕВДОКИМЕНКО, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы


Темы: Лица Времени
Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева