⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Свой вклад

Ксения ЕВДОКИМЕНКО

Фамилия Зенков - знаковая для Алматы. Но наши современники, носящие эту фамилию, немногое могут рассказать о своих предках.

В телефонном справочнике Алматы несколько человек с такой фамилией. Большинство из них просто осведомлены о своем отдаленном родстве и сами хотели бы побольше узнать о легендарном человеке, точнее, о двух. Ведь есть Павел Матвеевич ЗЕНКОВ - архитектор и первый глава города Верного и его сын Андрей Павлович ЗЕНКОВ, автор кафедрального собора и других зданий, памятников архитектуры. По этой линии потомков нет, поскольку у Андрея не было детей. А вот приехавшему двоюродному брату Павла Василию ЗЕНКОВУ мы обязаны тем, что фамилия эта до сих пор живет в городе яблок.
Родословную знаменитых алматинцев мы восстанавливаем с Сергеем Александровичем ЗЕНКОВЫМ, бывшим кадровым военным, ныне пенсионером. Это его прадед с двоюродным братом переселились из Тобольской области в Казахстан в начале XIX века. Василий служил в станице Усть-Бухтарма, имевшей статус форта.
- Там родился мой дед Илья, он получил хорошее образование в Петербурге, так же как и Андрей Зенков. До революции состоял на царской службе инженером по прокладке линий связи Семипалатинского округа. Царская служба оплачивалась хорошо, к тому же дед вел крепкое животноводческое хозяйство, чтобы прокормить девятерых детей. Немудрено, что после революции Илью Зенкова раскулачили и сослали в Сибирь. Больше о нем ничего не известно. Из девяти детей выжили двое: мой отец, самый младший из всех, и его сестра Капитолина, которая и воспитывала его вместо рано умершей матери. И Капа, и отец ничего никому не рассказывали о своих предках. Да я и сам никогда не задумывался о том, что фамилия у нас такая же, как у знаменитого архитектора. Помню, в 1974 году, когда я уже учился в школе, к отцу приехал какой-то знакомый, дедок старенький, и с удивлением спросил: “Так вы ничего не знаете?” Отец только шикал на нас, когда мы пытались задавать какие-то вопросы про свои корни. Да и не мог он многое помнить, ведь в раннем детстве остался фактически на руках одиннадцатилетней сестры.
Сергей Александрович вспоминает попытки найти родственников и предполагает, что, возможно, где-то еще живы его дядя и тетя, но точно сказать невозможно.

- Мой отец в четырнадцать лет начал свою трудовую биографию подмастерьем плотника на комбинате Риддера. А потом уже выучился на горного инженера. Работал он и во время войны, и после, затем его начали продвигать по партийной линии. В итоге отец был и депутатом, и заместителем министра промышленности строительных материалов Каз­ССР. Лично общался с Брежневым, а Кунаева мы дома угощали чаем, я этот случай прекрасно помню. Так что понятно, ему совсем не-обязательно было вспоминать о предках, состоявших на службе у царя, говорить о том, что он имеет какое-то отношение к тем самым Зенковым. Естественно, и дома у нас не было никаких вещей, оставшихся от прежней эпохи. Даже фотографий. Есть фотокарточки папы и мамы, а вот дальше о родственниках мы знаем только очень отрывочные сведения. Сколько ни приступал я к папе с расспросами, он лишь сердился и говорил, что это не моего ума дело, что не стоит лезть в семейную историю.
Сергей окончил Казанское военное училище и всю жизнь прослужил кадровым военным, работал на военных кафедрах казахстанских вузов.
- Не люблю Горбачева, он в одночасье уничтожил всю военную мощь государства…Начались сокращения военных, вот я и вышел на пенсию, - говорит Сергей Александрович.
- А не хотелось сделать такой же серьезный вклад в историю страны, как ваши предки, чтобы продолжить славную историю фамилии?
- Свой вклад я сделал. Я работал куратором Министерства обороны и Госкомитета по ЧС. В то время под руководством Министерства экономики и торговли образовался примерно десяток организаций для реализации военной техники. На моих глазах происходил бардак - техника продавалась за бесценок и уходила в третьи страны. Мы пытались с этим бороться. Вакханалию с продажей техники за копейки я остановил. Предложил если и соз­дать организацию, то государственную. Написал пояснительную, и по ней лишили всех частников лицензии заниматься реализацией техники за пределы страны. То, что я пресек разбазаривание государственного имущества, считаю своим вкладом.
У Сергея Александровича есть дочь и сын. Дочь уехала учиться на дипломата в Москву, работала за границей, вышла замуж, сейчас растит ребенка и живет в России. Сын занят своим бизнесом. Сергей Александрович уезжал жить в Россию на несколько лет, пока помогал дочери строить под Моск­вой дом и налаживать хозяйство, а потом вернулся в Алматы, говорит, что здесь все друзья, здесь есть с кем поговорить, это его родной город.

Наша справка

Немного истории
Павел Матвеевич ЗЕНКОВ со своей семьей прибыл в поселение Верное 12 сентября 1867 года по приглашению военного губернатора Колпаковского. Через два года вместе с инженером Криштановским разработал первоначальную прямоугольную планировку города Верного. С 1871 года исполнял обязанности семиреченского областного архитектора, построил церковь Казанской Богоматери и дом лесовода Эдуарда Баума. В 1877 году был избран городским собранием на должность первого городского головы и одиннадцать лет исполнял эту обязанность. После землетрясения 1887 года работал на вновь организованной Верненской метеостанции.
Андрей Павлович Зенков пошел по стопам отца. Он учился в Николаевском инженерном училище, а затем в Николаевской военно-инженерной академии в Санкт-Петербурге. Затем в Омске исполнял обязанности военного инженера, занимался гражданским строительством. В июле 1898-го он прибыл в Верный и был назначен заведующим чертежной мастерской Инженерной дистанции - проекты гражданского строительства, мосты, надзор за проведением строительных работ... Среди его построек, имеющих статус памятников истории и культуры, бывший дом купца Гаврилова (ул. Желтоксан, 167), бывший дом купца Шахворостова (пр. Назарбаева, 99), бывший дом офицерского собрания (ул. Зенкова, 24), бывшее городское начальное реальное училище имени А. Колпаковского (ул. Гоголя, 37).
По поводу одного из шедевров дореволюционного деревянного зодчества - Туркестанского кафедрального собора в городском (Пушкинском) парке (ныне Вознесенский кафедральный собор) - у краеведов есть расхождения. Многие склоняются к тому, что в большей степени собор спроектирован архитекторами К. Борисоглебским и
С. Тропаревским. Андрей Зенков же руководил строительными работами, внося по ходу строительства немало важных изменений. В то же время биограф Зенкова Виталий Бакуревич утверждает, что документы, найденные им в Государственном республиканском архиве, позволяют сделать вывод, что автором проекта является именно Андрей Зенков. Доказательства этому он приводит в своей книге “Неизвестный Зенков”, изданной в 2007 году на скромные средства пенсионера.
Судьба не баловала Андрея: его племянника, казачьего офицера Ивана Бакуревича, воспитывавшегося в семье Андрея Зенкова, красные изрубили шашками. После смерти жены Евдокии Зенков полюбил дочь своего приятеля Анну. Женился на ней и с молодой женой уехал во Фрунзе, где разрабатывал генплан и проекты нескольких крупных административных зданий. Через несколько лет Андрея Зенкова вновь пригласили работать в Алма-Ату, и он вернулся.
Когда в 1936 году Зенков умер, его хоронила семья Бакуревичей. Единственный венок сделали из фикуса. Покойного инженера положили в некрашеный гроб. На нем были голубая в полоску косоворотка, хлопчатобумажные штаны, выданные Красным Крестом, на ногах не было никакой
обуви.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
c 19 по 25 июля

Золотые слова

«- Многие из вас прекрасно знают принцип Парето, когда 80 процентов всей работы в организации выполняют 20 процентов сотрудников. Думаю, что это соотношение в какой-то мере справедливо и для государственной службы. »

Алик ШПЕКБАЕВ, председатель Агентства РК по делам госслужбы и противодействию коррупции:
Сказано в Facebook.
Вопрос на засыпку

Что может привлечь иностранных туристов к нам в страну?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева