⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Марина ХАБАРОВА, приёмная мама: Каждый может найти в детском доме своего ребёнка...

Оксана АКУЛОВА

Она это знает точно. Сама через все прошла. Не думала. Не планировала. Но, как говорят, звезды сошлись. 26-летняя Марина, красавица и умница, мама двух прекрасных дочерей трех и пяти лет, частенько проезжала мимо дома ребенка в Астане. 
Для большинства это просто маршрут, а вот для нее... Всякий раз сердце начинало стучать: надо узнать, что нужно детям, помочь. За несколько дней до нового, 2016 года она с мужем привезла сюда подарки. Хорошие. 
И Марину пригласили на утренник.

- Ехала и думала: “Держи себя в руках. Это просто концерт”, - улыбается она. - Нашей Веронике тогда было три с половиной года. Она вышла. Я взглянула на нее. Знаете, девочка так была на меня похожа. Нам и сейчас все время об этом говорят. А тогда... Внутри возникло какое-то необъяснимое чувство: это мой ребенок, но почему-то он находится здесь. И сердце - сразу в пятки, а глаза на мокром месте. Я не выбирала, не разглядывала деток, просто узнала своего ребенка. И тут Вероника (на снимке с мамой) подбежала ко мне, несмотря на то что рядом сидело много других женщин, уселась ко мне на колени, положила голову на мою грудь и уснула. Вообще без слов. Молча. Единственное, о чем я думала в тот момент, как же все это преподнести мужу. Для себя я уже все решила. А когда уходила, сказала Веронике, что обязательно вернусь, и успела ее сфотографировать.
Эту фотографию Марина показала супругу.
- Да, это наша девочка, - сказал он. - Подожди немного, пусть эмоции спадут. Если не передумаешь, я тебя во всем поддержу.
Для Марины стало мучением то время, которое ушло на оформление документов и другие формальности. Сначала ей сказали, что ребенка ей вообще не отдадут: мол, желающих много - очередь. Потом намекнули, что собрать документы не так-то просто. Но ее уже было не остановить. И все (до сих пор она удивляется) шло как по маслу: через неделю в ее папке лежали все нужные справки и разрешения.
Но дело даже не в этом: так хотелось, чтобы Вероника всегда была рядом, а видеться с ней можно было лишь изредка. После одной из таких встреч девочка зашла в группу в доме ребенка, села на кровать и сказала:
- Вы знаете, теперь у меня есть мама.
И расплакалась. Через два месяца после первой встречи Хабаровы забирали свою третью, но не младшую по возрасту, среднюю дочь домой. Марина сказала мужу:
- Встречай нас так, как забирал меня с детьми из роддома.
И он приехал с шарами, букетами и тортами для всех нянечек. Их дочери Дарина и Вика были в детском саду. Муж сначала привез домой жену и Веронику, а потом поехал за девочками. Когда они ее увидели...

- Знаете, это было удивительно, - замолкает на пару секунд Марина. - Они просто обнялись и вот так втроем молча простояли несколько минут. Было такое ощущение, будто они и раньше знали друг друга, расстались на какое-то время, а теперь вновь встретились.
Конечно, не все и не всегда было так радужно. Разное вспоминается. И период адаптации - его проходит каждая семья, в которой появляется приемный ребенок. Первые недели, когда Вероника не могла наесться и прятала кусок чищеной морковки или хлеба под подушку, выдавливала все из тюбиков - кремы, шампуни, выпрыскивала на себя духи до последней капли, в магазине набивала сладостями полные карманы, кричала в машине, когда видела, что навстречу едет автобус, боялась лифта. Все для нее было новым и страшным. Было. Теперь уже нет. Прошло. Помогло то, что рядом были не только родители, но и девочки - почти сверстницы. Я даже не спрашиваю, как сейчас. И так все понятно: третья дочка, член семьи, любимая и родная. За эти три года изменила не только их жизнь.
- Я профессионально занимаюсь фото­графией и, когда в нашей семье появилась Вероника, подумала, что можно делать фотографии (не протокольные, как обычно, а живые и эмоциональные) для базы детей-сирот, - вспоминает Марина. - Тогда я поняла, насколько это закрытая система, которая не хочет меняться. Меня не пускали в детские дома, чего-то боялись, контролировали. Тогда я поняла, что Вероника досталась нам каким-то чудом. А ведь я приходила лишь для того, чтобы помочь этим детям. Ребята постарше знали, зачем нужны эти фотографии. Надеялись. А вдруг? А вот мальчишки 14-15 лет... В их глазах была обреченность. Они понимали, что их никто не возьмет. Говорили: ну, если вам это нужно...
Сначала Марина выкладывала фотографии на своей страничке в соцсетях. Пошла волна. Люди со всех уголков Казахстана звонили. Наводили справки, ехали в детские дома. Она знает, по крайней мере, пять семей, которые нашли своего ребенка благодаря тем самым фотографиям. Потом ей запретили их публиковать (законно, в общем-то, мол, это нарушение прав ребенка). Сейчас у нее целая папка снимков мальчишек и девчонок, которые ждут своих родителей. Они часть общей фотобазы детей-сирот Казахстана.
- После того как стала фотографировать детей, я изменилась, конечно. Какие-то вещи сейчас воспринимать сложнее, ведь ты приходишь, видишь эти глаза, полные надежды, но не знаешь, чем помочь, - произносит наша героиня. - Я всегда повторяю: если у тебя есть лишняя тарелка супа и частичка любви в душе, которую ты готов подарить другому человеку, значит, ты можешь стать приемным родителем. Это не подвиг и не геройство. Ребенок так быстро адаптируется в семье, что ты думаешь: а как мы жили раньше без него?

Оксана АКУЛОВА, фото из архива Марины Хабаровой, Астана

Темы: Лица Времени
Загрузка...
Астропрогноз
с 18 по 24 октября

Золотые слова

«- Мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют. »

Владимир ПУТИН, президент РФ:
Сказано о потенциальных агрессорах, решивших нанес­ти по России ядерный удар.
Вопрос на засыпку

Где вы храните свои пароли и PIN-коды от платежных карт?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева