⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Вернуть веру

Милана ГУЗЕЕВА

В Семее, когда мама приводит своего ребенка в центр для детей с аутизмом на диагностику, ей дают листок с ручкой и просят: “Нарисуйте вашу семью!”

Психолог центра Гульнара ГАПАРГАЛИЕВА с трудом удерживает толстенную пачку бумаги. Сколько листков, столько судеб. Непростых, изломанных, горьких…
- Вот посмотрите. Здесь папа - доминант, мама - королева, - показывает психолог. - А я ищу ребенка и обнаруживаю, что между мамой и ребенком стоят кирпичи! Я спрашиваю: почему кирпичи? А она: “Люблю своего мужа, но я устала от этого ребенка…” Потом она и вовсе решилась на откровение, от которого мороз идет по коже: “Мы живем на девятом этаже. Один раз открыла окна. Я думала: прыгнет и прыгнет. Но когда вернулась из кухни и увидела, что ребенка нет, во мне все оборвалось! А он сидел за шкафом и играл…”
В этот момент Гульнара поняла, что женщина остро нуждается в психологической помощи.
- Внешне посмотришь - красивая, ухоженная. Это мы - рабочие лошадки. У нас ни маникюра, ни педикюра. Она же сидит дома, может собой заниматься. А внутри - пустота… Поэтому основная наша миссия - дать родителям надежду.
В таких случаях Гульнара говорит: да, ваш ребенок в спектре аутизма. Нет зрительного контакта. Малыш не смотрит в глаза. У него нет речи. Он ни с кем не играет, избегает любого общения, предпочитая уединение. У него собственный мир, в который он не пускает даже родителей. Но есть другая сторона личности ребенка, не задетая аутизмом. Это таланты, часто неординарные способности.
- Когда работаешь с ребенком, выясняется, что он прекрасно рисует или молниеносно разгадывает самую сложную головоломку. Развивая творческую часть личности ребенка, легче вытягивать его из спектра аутизма. Конечная наша цель - адаптация и социализация ребенка и его родителей, - говорит Гульнара.
Для социализации ребенка с аутизмом нужно, чтобы он пошел в обычную школу. Но если дети не заговорят, останутся дома. Поэтому вся работа психолога центра нацелена на запуск речи. Детей с аутизмом часто принимают за глухонемых. Они не реагируют на внешние раздражители, не отвечают на вопросы. Как добиться того, чтобы ребенок в четыре года, а то и в пять-шесть лет впервые сказал слово “мама”?
- Нужно играть! - говорит Гульнара. - Квакать, как лягушка. Показывать длинный хобот, как у слона. Пищать этой огромной резиновой клубникой. Все это вызывает речь у ребенка. К нам приходят мамочки 90-х годов рождения, когда уже не было ни пионерской, ни комсомольской организаций. Они практически не читали книг. Спрашиваешь: какую сказку ты на ночь читаешь? какую колыбельную поешь? Покажи, в какую игру вы вместе играете. В ответ - ступор. Мы говорим, потому что можем вытолкнуть звук. А у детей с аутизмом речевое дыхание отсутствует. Чтобы его развить, мы выдуваем мыльные пузыри, надуваем воздушные шарики, сдуваем с ладони воображаемые снежинки…
Каждый ребенок индивидуален. У кого-то речь запускается за один курс интенсива (21 день), у кого-то - через два-три месяца, а кто-то молчит и после года напряженной работы.
- Есть мальчик Яромир. Один курс закончили. Родители с ним уехали на Алтай. Там горы, солнце, ветер, песок! Это сенсорная интеграция. Мама его пишет: “У нас речь пошла!” А ребенок-то сидел в квартире…
Гульнара сокрушается: наши мамы очень любят слово “нельзя”! Нельзя пачкать обувь! Падать нельзя! Коленки бить нельзя! Ну-ка, встань с песочницы!
- Спрашиваю у одной мамочки: почему Артемка сам не кушает? Когда мальчик начнет есть ложкой, у него включится речь. Почему не приучаете его к горшку? Ребенку четыре года, а он ходит в памперсах. А мама взвилась: “Вы что?! У меня квартира-студия. А он ест как свинья! Поэтому у себя дома я его кормлю, а у бабушек что он хочет, то и делает”. Это не потому, что маме действительно евроремонт дороже ребенка. Просто она в стрессе. Она говорит ужасные вещи, но на самом деле своего ребеночка никому не отдаст. Когда проходит куча тренингов, встреч, мамочка меняется. Недавно я узнала, что эта мама хочет поставить в своей квартире воздушный бассейн. Это же чудо! - светится Гульнара.
Психолог уверена - все время находиться рядом с ребенком с аутизмом опасно для психического здоровья матери.
- Вот где крыша может поехать! - уверена она. - Десоциализация идет у ребенка - все время с мамой. И десоциализация идет у мамы - все время с ребенком. Этого нельзя допускать. Когда мама, замученная и задерганная, приходит к нам, я говорю: “Ты кто по специальности? Иди пиши резюме и ищи работу”. В восемь часов утра она ребенка приводит, в 17.00 уводит. Все это время мы занимаемся с ребенком, мама видит конечный результат. И действительно через некоторое время женщины находят работу, меняют вещи, цвет волос. Меняется осанка. Более того, после курса интенсива мамы беременеют. Потому что у женщины появляется время для себя, она задумывается о будущем, понимает, что может позволить себе родить второго ребенка...
Центр, где родителям детей с аутизмом дают надежду, появился в Семее три года назад благодаря Арай АЛИМЖАНОВОЙ. У нее четверо детей. Второму сыну Ильясу 10 лет. Он болен аутизмом. Всего два месяца назад Арай родила дочку Амину.

- Недавно наш центр посетила руководитель городского отдела образования Наталия ФЕСЕНКО. Говорит: “Как у вас здесь хорошо! И кукла такая удивительная, прямо как живой ребенок!” А это моя Аминочка. Вместе ходим на работу! - улыбается Арай.
Она знает по себе, с какими испытаниями сталкиваются родители детей с аутизмом.
- Ильясу было три года, когда я забила тревогу. В Семее ему поставили диагноз задержка психоречевого развития. Но с самого начала я подозревала, что все намного сложнее. Сыну уже было четыре года, а он не говорил. Мы обошли всех местных специалистов, они твердили в один голос: “Он неусидчивый! С ним невозможно работать!” А в частном центре в Алматы сразу сказали: у вашего сына аутизм. Через две недели ему сделали запуск речи. Тут есть такая загвоздка: чтобы диагноз был официально подтвержден, нужно положить ребенка на обследование в психдиспансер на месяц. Но это недопустимо для ребенка с аутизмом. За это время он окончательно уйдет в свой мир! Потом его не вытащить! Вот поэтому детей с аутизмом в Семее по статистике всего двое. А только в нашем центре занимаются 35 таких ребятишек.
Арай создала центр для адаптации особенных детей, когда ее сын уже пошел в первый класс. Сейчас Ильяс перешел в третий. Мальчик учится в обычной школе, но в особом классе для детей с задержкой психоречевого развития. Этот класс Арай открыла на выигранный грант. Сейчас благодаря финансовой помощи земляка, ныне студента Калифорнийского университета Азата СЕМБАЕВА, в этой же школе открылся специальный класс для детей-аутистов, где начнут учиться с сентября три воспитанника центра Арай Алимжановой.
- Мы и работаем для того, чтобы наши особенные дети без страха сели за парту. Да, с Ильясом до сих пор нелегко. С первой встречи чужих людей он может просто не “увидеть”. Зато возьмет в руки ваш смарт­фон и выдаст все его характеристики. В школе на него жалуются. Он может встать во время урока и выдать рекламу или еще что-то, что запомнил. Но Ильяс не оторван от нашего мира. И этого мы хотим для других детей, таких же, как он.

Милана ГУЗЕЕВА, фото автора, Семей

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева