⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Музыка спасает

Оксана АКУЛОВА

Шесть лет назад наших читателей тронула история Чингиса ШАДИЕВА (на снимке), мальчика, которому из-за раковой опухоли удалили оба глаза. Тогда ребенок только привыкал жить в вечной темноте и спасался тем, что слушал музыку и пытался играть на пианино. Как сложилась его жизнь после того, как ему решили помочь наши неравнодушные читатели?

Мама Чингиса Айгуль КАМБАЕВА, с которой мы давно не виделись, все время благодарит и, растерянно улыбаясь, пожимает мне руку. Сбивается, перескакивает с одного на другое, будто боится, что забудет о чем-то очень важном. О ее сыне мы впервые рассказали в сентябре 2008 года. В тот момент их семья переживала страшный период: трехлетний Чингис полностью ослеп. Когда мальчишке было всего полгода, ему поставили диагноз ретинобластома - злокачественная опухоль сетчатой оболочки глаза. Ребенку удалили один глаз. Через два года Чингис стал резко терять зрение - болезнь вернулась. Тогда Айгуль и ее супруг Нургали приняли самое трудное решение в своей жизни, разрешив врачам убрать и второй глаз ради того, чтобы спасти сына. Когда мы в первый раз встретились, мальчик был психологически подавлен, он все еще не мог привыкнуть к тому, что мир вокруг целиком окрасился в траурный черный. Чингиса спасла музыка. Айгуль вспоминала, как сын, после операции ставший нервным и даже агрессивным, подходил к пианино, которое стояло в больничном коридоре, нажимал на клавиши и успокаивался. Только поэтому в их скромном жилище из двух небольших комнаток и появился инструмент. Возле него мальчик проводил больше всего времени, родители же мечтали найти ему педагога. Мы даже не ожидали, что история обычного мальчика, пусть и многое пережившего, вызовет такой отклик. В день, когда вышла газета, в редакции разрывался телефон.
- Вот, - Айгуль достает из пакета пухлый ежедневник. - Я все записываю, каждый тенге. Сами посмотрите.
В клеточках - имена и суммы. Напротив некоторых написано: “Время”. Это значит, что тот, кто когда-то помог, узнал о сынишке Айгуль из нашей газеты. Цифры разные: пять, десять, пятьдесят тысяч тенге. Люди разные: Оля, Айгерим, Алексей. А многих имен Айгуль и не знала: гости, которые появлялись на пороге их дома, как правило, не представлялись. Один из них приехал к Шадиевым прямо из аэропорта. Мужчина купил газету, чтобы скоротать время в ожидании полета, и прочитал о Чингисе. Наверное, судьба малыша его тронула - ведь иначе он не стал бы звонить в редакцию и спрашивать, где живет мальчик. Айгуль до сих пор помнит лицо человека, который протянул ей 50 тысяч тенге - гигантскую сумму для семьи из четырех человек, двое из которых - дети, а глава семейства - тяжелобольной инвалид, страдающий хронической почечной недостаточностью. Потом к ним еще и еще приезжали совершенно посторонние люди - волонтеры, бабушки-пенсионерки, семейные пары, те, кто тоже когда-то сталкивался с онкологией. Мы частенько созванивались с Айгуль. Она рассказывала о том, что Чингиса завалили подарками, он стал другим, более улыбчивым и спокойным. Кажется, тогда Шадиевы поверили, что все еще может наладиться.
- Мы показывали Чингиса преподавателям музыки, - вспоминает мама. - Они говорили, что способности есть, но их, конечно, нужно развивать. Я мечтала, что сын станет музыкантом, начала возить его на занятия. Мы так радовались. Но все очень быстро закончилось: мужу стало совсем плохо, и я на долгие месяцы оказалась привязанной к дому.
О музыке пришлось забыть. Папа Чингиса почти все время проводил в больнице, жена была рядом, ведь самое страшное могло произойти в любой момент. В мае 2009 года мужчина умер. Мальчик до сих пор по нему скучает и ревет в голос, вспоминая отца. Когда становится совсем плохо, снова спасает музыка. Сейчас Чингис учится в третьем классе в интернате для слепых и слабовидящих. Все это время он играет на дом­бре. Для нас мальчик устраивает небольшой концерт. Стесняется, конечно, опускает голову и почти не реагирует на наши компли­менты. Педагоги говорят, что он и вправду очень способный - как у большинства незрячих, у Чингиса идеальный слух. Иногда он садится за пианино, пытаясь повторить то, чему его научили в раннем детстве. Помнит гаммы и некоторые аккорды.
- Ты хочешь научиться хорошо играть и на пианино? - спрашиваю Чингиса.
- Хочу, - слышу короткий ответ.
- Он жизнерадостный мальчик, - не без гордости глядя на взрослеющего сына, произносит Айгуль. - Любит с ребятами играть, обожает гостей и с удовольствием катается на велосипеде. Все этому удивляются, а Чингис ориентируется по слуху.
Женщина никогда не разговаривает с сыном о его слепоте. Она даже не знает, помнит ли он, что когда-то видел. Эта тема в их семье - табу. Рана, которая всегда будет кровоточить.
- А вдруг глаза все-таки можно было сохранить, ведь врачи тоже люди, могут и ошибаться? - глядя на меня, спрашивает Айгуль, и губы ее дрожат. - Мы согласились на это, чтобы спасти сына. Я до сих пор боюсь, что болезнь вернется. Иногда мне снятся кошмары. Просыпаюсь в страхе и вижу, что Чингис спит рядом. Он дышит. Это самое главное.
Сейчас Чингис единственный мужчина в семье. Он строит планы и решает, как они будут жить дальше. Говорит маме, что ей нужно обязательно получить водительские права - ведь когда-нибудь у них появится автомобиль. Предлагает купить участок земли, чтобы построить на нем дом - ведь должен же у них быть свой угол, нельзя вечно коротать время в съемном доме, как сейчас. Мальчику сложно объяснить, что жить приходится на его пенсию по инвалидности, пособие по потере кормильца да те деньги, которые мама получает благодаря надомной работе.
- Люди, которые когда-то оказались неравнодушны к нашей беде, и сейчас нам помогают, - признается женщина. - Дают деньги на протезы для Чингиса, привозят ему подарки, уголь покупают. Без них мы вряд ли смогли бы сводить концы с концами. Я молюсь пять раз в день и каждый раз благодарю их.
…Айгуль и Чингис обнимаются, стоя у окна в длинном коридоре интерната. Сейчас мы уедем, а мальчик останется.
- Здесь хорошо, - убеждает всех - себя, меня, сына Айгуль. - Учителя, уход, порядок.
Мальчик уже привык и давно не плачет. Но иногда, когда на душе кошки скребут, он берет в руки домбру. И снова его спасает Музыка.

Вот этот мальчишка тронул сердца наших читателей шесть лет назад.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева