⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Мы нашли в болоте Веру...

Каждый год скромный сварщик дядя Саша на свои кровные снаряжает экспедицию в Новгородскую область к местам сражений Великой Отечественной войны да еще берет с собой подростков. Другие поисковики удивляются: зачем в сложном походе эти новобранцы, которых приходится на себе через болота таскать? Азегов уверенно говорит: “Я не только поисковик, но и педагог”.

Клуб “Саланг”, где Александр Азегов почти тридцать лет руководитель, всегда фигурирует в отчетах чиновников о военно-патриотическом воспитании молодежи. Но бюджетных денег здесь никогда не видели. Дети занимаются бесплатно - общая физическая подготовка, походы по выходным, лекции. И руководитель работает тоже бесплатно!
Еще при советской власти по заданию горкома партии бывшие афганцы создали в Петропавловске двенадцать филиалов клуба. После развала Союза выжил только один, азеговский. Спортзал для тренировок и музей “Саланга” находятся на предприятии, где Азегов работает сварщиком.
Александр Анатольевич показывает две пухлые папки. В них личные дела каждого воспитанника “Саланга”. Строгий учет и дисцип­лина почти как в армии. Но называют своего руководителя ребята не по уставу - дядя Саша.
Самых подготовленных Азегов берет с собой в Новгородскую область на вахту памяти - так поисковики называют свои раскопки. В этот раз, двадцать четвертый для Александра Азегова, получилось сложнее всего. В группе из семи человек - четверо новичков, три девушки. “Они очень хотели, усердно тренировались, не мог не взять”, - объясняет дядя Саша.
Но как раз в этом году самый высокий результат на его памяти.
Обычно удается поднять останки семи-восьми бойцов. Два года назад подняли пятнадцать и считали это достижением. На сей раз - двадцать четыре!
- Мы четыре дня ничего не могли найти! Вообще ни-че-го! - рассказывает Азегов. - Никак не могли нащупать, понять, как они лежат… Каждый день туда и обратно - десять километров по болоту пешком до места раскопок. Один парень оступился, тонул, пришлось спасать, сушить. Девчонок на себе перетаскивали, где особенно глубоко. И вдруг нашли первого, а дальше копали без остановки. На одного бойца как минимум два часа уходит. Но об усталости не думаешь. Это не котелок или кружку найти. Это люди, которые гибли здесь целыми полками.
Ремень подняли, тяжелый, солдатский, но застегнут так, что даже нашим девчонкам мал оказался. Я подумал: боже мой, что там за ребенок-то? Начали искать дальше, нашли складишок, украшенный цветочками. А еще ложку, на ней нацарапано имя: “Вера”. Девушка, миниатюрная совсем. Я думаю, она связисткой была, вряд ли медсестра. Такая крохотная здоровых мужиков с поля не вытащила бы…
Больше про связистку Веру ничего не известно. В Новгородскую область на вахту памяти съезжаются десятки поисковых отрядов. Все вместе они подняли в этом году 632 бойца. Но удалось узнать имена лишь восьми. Группа Азегова тоже нашла медальон, но он оказался пустым. Заполнять их было плохой приметой: мол, тогда точно погибнешь. А после сорок второго их вовсе отменили, чтобы противник не мог собрать информацию. В общем, узнать имя погибшего бойца - редкая удача.
- Значит, нужно искать больше, чтобы найти больше! - на вопрос о целесообразности этих работ восклицает Азегов. И достает три тома энциклопедии, которую движение “Поиск” издало к очередному юбилею. В ней тридцать тысяч фамилий. И это уже не безымянные бойцы. По самым скромным подсчетам, в земле лежат еще порядка четырехсот тысяч человек, столько же подняли за эти десятилетия. В трех книгах много ярких закладок. Так Азегов помечает бойцов из Казахстана:
- Это наша история. Я когда был маленький, слушал рассказы из уст очевидцев. А нынешняя молодежь что? Нельзя, чтобы забылось… Мы когда по болотам обратно шли, после того как нашли Веру, я своим ребятам говорю: помните, как в фильме “А зори здесь тихие”? А они его не видели! И книгу не читали! И вообще, мало что знают… Но после таких поездок знают гораздо больше. Значит, не зря беру с собой…
Взять с собой получается, конечно, не всех, кто хочет, ведь ездить приходится за свой счет. Чтобы остальные тоже увидели результаты поисков, дядя Саша тридцать лет собирает свой музей:
- Я показываю ребятам каски, как решето. Стеклянные фляжки, они неудобные, тяжелые, в бою даже опасные, но такие у многих советских солдат были, металла не хватало! Ложки, сделанные из подручного материала. Чтобы они понимали, как трудно было нашим бойцам. Везу это все за три с половиной тысячи километров, тяжеленные штуки. В девяностые мои друзья смеялись надо мной. Мы ездим через Москву, все вещами там затариваются на перепродажу, а я не покупаю, у меня и так полные руки - пулеметы да буржуйки. Зато теперь они все ездят на дорогих машинах и мне завидуют. Должно быть у человека дело для души, не только для денег.
Оружие, обмундирование, предметы быта советских и немецких бойцов... Как-то на эту коллекцию глаз положили даже генералы из Минобороны, просили перевезти в Астану и даже предлагали самому Азегову перебраться в столицу. Но скромный сварщик дядя Саша остался со своими трофеями в Петропавловске и по ним все эти годы рассказывает местной молодежи историю сороковых.

Ульяна АШИМОВА, фото автора, Петропавловск

Темы: Лица Времени
Загрузка...
Комментарии 1
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
robopak1988
19 мая 2016, 09:38
Что сказать, молодец, великое дело делает, память поколений сохраняет, глубокий поклон таким людям.
Ссылка
Астропрогноз
с 19 по 25 октября

Золотые слова

«- ...Прокуратуры стало везде много. Как наш генеральный прокурор говорит, мы, как проворная келин, то там, то здесь. »

Думан КОЖАХМЕТОВ, старший помощник генерального прокурора:
Сказано на сайте exclusive.kz
Вопрос на засыпку

Как вы устраивались на работу?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров