⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Освободители, а не оккупанты!

Антон МОЛДИН

Ветеран Иван ШЕЛЬМЕНКОВ (на снимке) давно привык к кошмарам, которые снятся ему более семидесяти лет. Но душа победителя болит от другого - от того, что его и миллионы павших в Великой Отечественной войне однополчан сегодня многие называют не освободителями, а оккупантами.

- День Победы я помню как сейчас, и это было за несколько дней до 9 Мая, - вспоминает Иван Лаврентьевич. - Нас подняли среди ночи по тревоге, но не потому, что опять нужно было идти в бой, а чтобы сообщить: враг побит!
Это было в Австрии. Через считаные дни советские войска, направившиеся из Вены в Румынию, начали получать вести из Берлина - на Рейхстаге развевается наш флаг!
- Знаете, что советское командование делало в первую очередь в те победные дни? Кормило местное население перловой кашей, картошкой и горячим чаем, - говорит ветеран. - Кругом были разруха, смерть, голод.
Война для Шельменкова началась 1 января 1943 года. До этого, сколько бы юноша ни просился на фронт, военкомат не разрешал - мал еще. Но в 42-м, за год до совершеннолетия, юношу призвали.
- Меня, как и других моих сверст­ников, определили в специальные группы обучения, где в течение пяти месяцев я учился владеть стрелковым оружием, рыть окопы, маскироваться, а также тактике боя, - вспоминает Иван Лаврентьевич.
Сразу после обучения Шельменкова отправили на Украину. Харьков ветеран в том году освобождал дважды. Прошел через всю Украину. Дальше были Ясско-Кишиневская операция, Румыния, Югославия и Венгрия. Побывал молодой командир минометного расчета и в Болгарии.
- И в каждом освобожденном поселке и городе мы видели следы зверств гитлеровцев - на улицах и площадях висели партизаны. В сараях находили сгоревшие останки детей и стариков, - вспоминает ветеран. - Эти кошмары потом мне снились всю жизнь.
Не обошлось в боях и без ранений.
- Первый раз мне осколком гранаты разорвало спину. Потерял сознание, очнулся в полевом гос­питале. Врач обработал мою рану спиртом и зеленкой, обвязал бинтом, а через два дня я уже опять отстреливался, - говорит он. - Такие раны, как у меня, считались незначительными. Конечно, она опять раскрылась, но перевязку мне делали уже на ходу.
Чем быстрее продвигались советские войска на запад, тем ожесточеннее были бои. Бывало, сражения шли сутками. Удавалось разве что сделать несколько глотков воды.
- Полевая кухня, конечно, всегда двигалась вместе с нами. Но часто бывало так: проберешься к ней с котелком во время небольших затиший, а она взорвана врагами, - говорит Шельменков. - На такие случаи командование разрешало заглядывать в вещмешки убитых гитлеровцев. Там были и шоколад, и печенье, и тушенка, но наши брезговали всем этим.
Ветеран имеет орден Великой Отечественной войны І степени и орден Славы ІІІ степени, также награжден двумя десятками медалей.
- Мне невероятно обидно слышать, когда некоторые говорят, что советские солдаты были не освободителями, а оккупантами. О чем вы говорите?! Вас не было в тех селах и городах, которые мы освобождали, вы не видели ямы с трупами ни в чем не повинных мирных жителей, которых расстреляли фашисты. И вас не было, когда выжившие встречали нас с цветами, пытались сунуть нам в руки последний кусок хлеба в знак благодарности за освобождение от гитлеровцев...

Антон МОЛДИН, фото Хайредена РАУШАНОВА, Актобе

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева