⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Ловкость рук и никакой фальши

Надежда ПЛЯСКИНА

Известный скрипач Марат БИСЕНГАЛИЕВ (на снимке) считает, что у нынешнего поколения молодых музыкантов нет голода к успеху, и это сказывается на уровне их мастерства. Об этом и многом другом он говорил юным скрипачам на своих мастер-классах, которые прошли в Алматы 2 и 3 ноября. Мы побывали на одной из встреч и пообщались с маэстро. 

На два дня сцена концертного зала музея народных инструментов превратилась в учебный класс, где участники получили уникальную возможность повысить свой профессиональный уровень.
- Ну, кто смелый? - улыбаясь, обратился Марат к ребятам.
На сцену поднялась Алия ЖАНАЛИЕВА из Астаны и начала настраивать скрипку. Когда этот процесс был завершен, маэстро произнес:
- Когда я играл свой первый концерт, то тоже, как ты, вышел на сцену и стал настраиваться. Когда я закончил, то зал начал аплодировать. С тех пор я усвоил, что нужно выходить уже с настроенным инструментом или делать это очень быстро и красиво. Потому что на публику это действует удручающе. Профессионал вполне может сыграть и на расстроенном инструменте.
В подтверждение своих слов Марат расстроил свою скрипку и сыграл на ней просто фантастически.
Вняв советам, девушка начала играть, но уже после первых аккордов маэстро снова прервал ее.
- Ты слишком зажата, и руки не слушаются тебя. Расслабься и представь, что ты играешь у себя в комнате. Ребята, надо думать о музыке, а не о том, куда какой палец поставить.
Прослушав Алию, известный скрипач улыбнулся и попросил показать смычок.
- Как ты играешь им? - удивился мастер. - Волос на смычке весь черный. Ты, видимо, держишься за него постоянно. Этого делать нельзя ни в коем случае. Для меня трагедия, если кто-то потрогал волос на моей скрипке, потому что после этого приходится менять все. Жировой отпечаток остается, и это сказывается на игре.
Подобрать смычок к инструменту намного сложнее, чем выбрать скрипку. Многие солисты ищут смычки на протяжении всей жизни и имеют их несколько десятков. Найти универсальный смычок, которым было бы одинаково удобно играть музыку Моцарта, Баха, Брамса или Крейслера, очень непросто.
Впрочем, проблемы со смычками и скрипками были практически у всех участников. Плюс маэстро отметил, что ребятам нужно больше внимания уделять координации рук. Но самое главное, на чем заострил внимание музыкант, это то, что юные дарования не вкладывают душу в исполнение.
- Кто-то из ребят вас заинтересовал? - поинтересовалась я у Марата.
- Девочка, которая играла последней. Кажется, Айдана ШИЛЬДЕБАЕВА из Алматы. В ней чувствуются талант и перспектива.
- А остальные?
- Хорошие ребята, но этого мало, чтобы стать известными. К сожалению, талантливых скрипачей сейчас меньше, чем в 80-е годы, на которые пришелся пик развития музыкального искусства в Казах­стане. Конечно, не все потеряно, но ситуация неутешительная. Общий уровень мастерства музыкантов очень снизился. Почему у меня так мало в оркестре людей? Я просто не могу найти настоящих талантов.
- Вы часто даете мастер-классы за рубежом, а вот на родине это редкое явление. Или я ошибаюсь?
- Не ошибаетесь. Не зовут меня на мастер-классы на родине. Я понимаю педагогов, потому что им сложно давать своего ученика и потом получать критику. К тому же мастер может ведь и навредить ребенку. Например, есть такой знаменитый скрипач и педагог, фамилию не буду называть, который, когда видит, что у ребенка есть техника, но нет таланта, просто говорит: “Зачем вы играете на скрипке?! Не мучайте ни себя, ни людей”. Он резко обрубает любую надежду. Я с ним согласен частично, потому что порой смотришь на некоторых уже состоявшихся музыкантов, как они заставляют себя играть, потому что нужно деньги зарабатывать, и тоже хочется сказать: “Зачем вы мучаетесь?”. А с другой стороны, у каждого должен быть шанс. Для меня самое главное - не навредить, поэтому на мастер-классах я стараюсь не критиковать молодых исполнителей, а даю конкретные советы, как исправить те или другие недочеты.
- Где наиболее вас впечатлили ученики?
- В Колумбии. Там на мои мастер-классы собирались полные залы. Уровень у них не очень, но желание узнать что-то новое, пообщаться с мастером - очень большое. Понравилось мне и в Японии. Там из меня практически выжимали все соки.
- Среди скрипачей мало парней. Даже сегодня на мастер-классе был только один юноша. Почему?
- Просто нашим искусством много денег не заработаешь, а мужчина должен кормить семью.
- Как вы думаете, придет время, когда снова появится мода на классическую музыку?
- Когда у нас будет экономическая стабильность, чтобы люди не думали о хлебе насущном, а думали о душе. Голодные люди не могут наслаждаться искусством.
- Я слышала, вы коллекционируете инструменты. Большая у вас экспозиция?
- Есть у меня такое хобби, но большую часть купленных инструментов я раздаю талантливым музыкантам, так что коллекция то пополняется, то опустошается.
- Самое необычное место, где вам приходилось играть?
- Помню, в Якутске меня повели в какие-то катакомбы, где я дал концерт. На юге Новой Зеландии играл в пещере среди сталактитов. Там был очень интересный звук.
- Влияет ли форма рук на игру?
- Конечно. Все думают, что у скрипача должны быть тонкие, длинные пальцы, но на самом деле скрипичные руки - это такие сардельки.
- Ваши пальцы застрахованы?
- Как-то один банк хотел застраховать мои руки, но потом что-то не сложилось. А вообще, на Западе у меня есть страховка о недееспособности всего организма. Ведь в теле все взаимосвязано, и проблемы с руками могут возникнуть из-за проблем с позвоночником или головой, поэтому страховать надо все. Когда у меня был контракт с записывающей фирмой, то там было прописано, что я не могу заниматься горными лыжами, дайвингом. В обшем, мне приходится беречь свои руки и во многом себе отказывать.
- А что можете позволить себе?
- Играть в гольф, выезжать на природу, а еще я стригу свой газон возле дома.
- Какую музыку вы слушаете?
- Мне нравится все, что трогает сердце и душу.
- 12 ноября вы будете играть с симфоническим оркестром Алматы в одном из крупнейших концертных залов Нью-Йорка - Карнеги-холле. Расскажите об этом.
- Попасть в этот зал мечта любого музыканта, и я рад, что везу наших ребят туда. Я выступал там дважды, но с американским оркестром. В этот раз везу наших музыкантов и надеюсь, что мы произведем фурор. В Карнеги-холле состоится мировая премьера сюит “Абай” и “Шакарим”, которые написал британский композитор Карл ДЖЕНКИНС. Он специально посетил Казахстан, для того чтобы погрузиться в музыкальную среду кочевников и изучить народные музыкальные инструменты казахов. Так что выступление обещает быть очень интересным.

Надежда ПЛЯСКИНА, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева