⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Марат Бисенгалиев: Мечтаю о клонах

Ксения ЕВДОКИМЕНКО

Два мэтра, два великих музыканта: Бисенгалиев и Дженкинс.

В Астане и Алматы после Карнеги-холла состоялась премьера произведений Карла ДЖЕНКИНСА - самого исполняемого из ныне живущих композиторов. 

По просьбе скрипача Марата БИСЕНГАЛИЕВА Карл для его оркестра написал на основе казахской музыки и с использованием народных инструментов три сюиты, которые стали сенсацией. Дирижировал оркестром сам автор музыки: седой, титулованный, вхожий в семью британской королевы лорд Дженкинс.
- И в бизнесе, и в искусстве, - рассказывает Марат Бисенгалиев, - все движется небольшой кучкой друзей. Нашей с Дженкинсом дружбе уже десять лет, и это беспрецедентно для Карла, чтобы он написал столько произведений на казахские темы. То, что у кого-то будет совершеннейшей эклектикой, у него звучит красиво и органично. Мне кажется, что если бы кто-то из других миров захотел понять, что такое земная музыка, ему стоило бы послушать именно Дженкинса. Это не классика, не джаз - просто Музыка с большой буквы, которая написана для сердца, для души. И меня радует, что в Казахстане люди приняли эту музыку. У нас ведь очень развита инерция традиций. Абай - это святое, а тут приходит чужеземец со своим свежим взглядом и ломает всю привычную концепцию. Я понимаю, что найдутся люди, которые скажут, что в Казахстане масса достойных композиторов и исполнять надо именно их произведения, а не Дженкинса. Да, Жания Аубакирова после концерта в Астане сказала, что такую музыку может написать любой студент ее консерватории. Студент, может быть, и напишет, но не добьется такого резонанса в мире. Дженкинс - это бренд.
- Вас не раздражают все эти сравнения - кого бы лучше играть, кто бы лучше сыграл?
- Я полагаю, и у меня в оркестре сидят музыканты, которые про себя думают - я тоже могу так сыграть, а может, даже и лучше. Когда я играю соло, то слышу, что кто-то в оркестре чуть слышно подыгрывает - чешутся руки. Это вполне нормально и жизненно, и я даю моим музыкантам посолировать на концертах.
- Наверное, музыканты думают, что вам повезло. Какой самый короткий путь к успеху?
- Конечно, выйти замуж! Честно говоря, иногда завидую красивым девчонкам. Потому что мне пришлось всего добиваться самому... Я даже своей дочке Арухан говорю: “Если ты найдешь Майкла Дугласа - у тебя все будет”. Но она тоже добивается всего сама. У нее есть задор, голод к успеху. Я боялся, что этого не будет - ведь принято считать, что природа отдыхает на детях. Но в этом случае скорее я отдыхающее звено.
- Она у вас поет, играет на сцене и вообще проявила себя как очень талантливая личность. Все под вашим руководством?
- С самого начала я не хотел, чтобы она касалась музыки, ограждал даже от этого. Никогда не думал, что она подастся в актерство. Это же еще хуже! Я не знаю, что нужно сделать, чтобы пробиться в этой профессии. К тому же это здесь, в Казахстане легко выживать, поскольку практически нет конкуренции, а в Лондоне, где она сейчас работает, театральный мир очень жесткий. Тем не менее у нее получается. Что касается музыки, я вообще против того, чтобы все время подстегивать ребенка, направлять его, отдавать в специализированные школы. Главное, чтобы человек нашел себя. Поэтому я сторонник того, чтобы давать полную свободу и поддерживать во всех начинаниях. А после восемнадцати лет ребенок должен научиться плавать самостоятельно.
- Вы не даете Арухан денег?
- Нет. Заработать - когда она исполняет партию, специально написанную для нее Дженкинсом, - да, она получает гонорар. А если постоянно помогать финансами, то это сильно расхолаживает. В таком случае вы просто рубите будущее своим детям. Каждый человек должен почувствовать, что он может чего-то добиться сам.
- Жаль, что из-за работы в театре Арухан не смогла приехать на концерт в Алматы...
- Очень жаль, потому что трудно найти замену ее голосу. Я переслушал очень много претендентов, но необходимого целомудренного голоса так и не нашел. Проблемы с этим в Казахстане. Жаль еще и потому, что Арухан очень хотела повидаться с бабушкой. Они говорят на разных языках, но удивительным образом понимают друг друга и чувствуют. У них какая-то особая связь.
- Довольны ли вы залом Дворца Республики, ведь звук пришлось усиливать, чтобы заполнить такое огромное помещение?
- Конечно, он скорее подходит для поп-музыки - это не наша площадка. Но я горжусь тем, что мой оркестр способен собрать такой зал. Алматы очень не хватает собственного Карнеги-холла, большого зала с хорошей акустикой. Кстати, самые известные залы появлялись именно в турбулентные для экономики периоды. Когда тяжело, надо строить храмы искусства.
- Вы очень современно мыслящий человек, а на какой пиар готовы, чтобы привлечь внимание к своему оркестру - играть на крыше высотки, раздеться?
- Думаю, в моем случае последнее вряд ли даст результат. Разве что раздеть оркестр... Музыкантов в коллектив я выбирал, что называется, за занавеской по энергии, азарту звука. И когда увидел их, то был поражен тем, что набрал молодых людей. И это хорошо. Я не имею ничего против маститых профессионалов, но мне легче работать с людьми, из которых я могу что-то вылепить. И в результате я добился того, что оркестр имеет свой почерк.
- Вы сторонник того, чтобы оркестранты не совмещали несколько работ и имели достаточно времени для себя и семьи. А самому удается ли достаточно времени проводить во Франции с женой, сыном и дочкой, с любимой собакой?
- К сожалению, недавно нам пришлось расстаться с собакой, которая на протяжении четырнадцати лет была настоящим членом нашей семьи и даже имела мою фамилию в собачьем паспорте. Я попросил жену больше не заводить собак, потому что очень тяжело пережить такую потерю. Что касается времени на семью... Очень хочется, чтобы у меня был клон, который бы уделял достаточно времени семье, а оригинал бы тем временем ездил по миру. Потому что, честно говоря, не могу больше недели быть на одном месте. У меня начинают руки чесаться, потом ноги и все остальное. Может быть, это какая-то номадская сущность? Дома очень хорошо, но там приходится мыть посуду, отвозить детей в школу, заниматься фермерством - у нас огромная территория, на которой нужно косить траву. Я не выдерживаю долго.
- О чем вы мечтаете?
- О собственных клонах. Этой жизни так мало, и она быстро проходит. Мне жалко моих наработок, которые хочется использовать по-максимуму.
- Что бы вы не доверили клонам, а делали сами?
- Поиграл бы в футбол, как в детстве. Погонял в “Формуле-1” на самом высшем уровне. Поплавал бы на своем судне где-то в Средиземном море с кучей красоток. Чего точно не хотел бы, так это касаться политики и быть олигархом. Они все время находятся в стрессе, теряя акции, теряют сон, и вообще, это не жизнь, на мой взгляд.
- Почему вы никогда не били себя в грудь, не доказывали, что вы тот казах, который многое сделал для имиджа страны?
- Как-то Мухтар ШАХАНОВ назвал меня самым знаменитым шала-казахом. На самом деле я просто космополит и делаю свое дело.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева