⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Даулет Абдыгапаров: Я был телохранителем, но мечтал о кино!

Оксана ВАСИЛЕНКО

Так случилось, что самый фактурный актер нашего кино Даулет Абдыгапаров в последние годы работает исключительно за рубежом. Вот и сейчас он снимается в России в одном из самых ожидаемых сериалов 2017 года “Золотая Орда”. А в эти праздничные дни Даулет приехал в Казахстан, можно сказать, на каникулы и с удовольствием проводит время с семьей на родной земле.

- Почти четыре года я так живу - все время в разъездах. Меня наши режиссеры даже и не ищут уже, знают, что меня здесь нет.
- И где именно вы снимались все эти четыре года?
- Началось все со съемок в Малайзии в голливудском фильме “Марко Поло”. Потом был американский проект в Японии. В городе Осаке располагается одна из четырех студий компании Universal Pictures. Вместе с артистами театра кабуки я работал там в постановках шоу на Хеллоуин. Посмотреть эти представления съезжаются зрители со всего мира. Нас в постановке участвовало десять человек - семеро россиян, двое украинцев и я. Было очень интересно: мы говорили на русском языке, а рядом находились японцы, которые читали текст на японском.
- А сейчас вы работаете в основном в России?
- Да. С начала 2016 года были съемки на Кольском полуострове в сериале “Адаптация” режиссера Федора Стукова. Я играл там нен­ца, сына шамана. Потом был полный метр - историческая картина “Коловрат. Восхождение”. Еще я снялся в короткометражке “Мужчина тоже человек” и с этим интерес­ным фильмом уже поучаствовал в кинофестивале короткометражек, который проходил в Калининграде. Потом был сериал “Ольга”. А с августа я начал сниматься в роли Тулая, сот­ника хана Берке, в сериале “Золотая Орда”, который будут показывать на Первом канале...
- Это просто сказка какая-то: водитель большегрузных машин стал очень востребованным актером!
- Это не сказка. Я бы сказал, что это судьба, труд и удача, а главное - это желание. Желание и мечта всей моей жизни. Когда я учился в проф­техучилище на автокрановщика в Джамбуле три года посещал театр-студию “Рампа”. И мы играли спектакли в своем маленьком театральном дворце. У меня в роду никогда не было артистов, но я помню, как в детстве, лет в пять-шесть, смотрел много разных фильмов, сказок, и мне всегда хотелось оказаться на месте этих актеров, хотелось играть их роли. И в школе я всегда участвовал в сценках, в театра­лизованных представлениях.
- Ну и почему же не стали сразу учиться на артиста?
- Это целая история. После восьмого класса мы с мамой из нашего села Амангельды Джамбулского района Джамбулской области приехали в Джамбул и пошли подавать документы в культпросветучилище. Помню себя скромным советским парнишкой из аула, совсем не таким, как нынешние дети. И вот мама строго сказала мне ждать на улице, а сама зашла в училище. А когда она вернулась, то сказала мне, что у них нет факультета, где учат на артистов. Нам посоветовали ехать в Алматы поступать в консерваторию, сказали, что именно там тогда было актерское отделение. Но туда брали учиться после десятого класса. Так я оказался в профтехучилище и выучился на водителя большегрузных машин. Потом были работа по специальности, женитьба, рождение детей, развал Союза и очень тяжелая жизнь. О своей мечте мне пришлось на время забыть.
- И что было дальше?
- Дальше я работал в военизированной автобазе водителем Кам­АЗа и решил поступать в автодорожный институт. А потом мой брат Улугбек, который жил в Алматы, предложил переехать сюда - он подыскал мне хорошую работу в службе охраны одной фирмы. И буквально через неделю президент этой фирмы предложил мне стать его личным телохранителем. Зарплата была очень хорошая, и я смог перевезти в Алматы семью.
- А когда вы вновь вспомнили о своей мечте?
- Однажды мы гуляли с семьей в парке развлечений. Там в этот момент проходили съемки какого-то фильма, я просто подошел посмотреть в числе других зевак. И вдруг режиссер предложила мне сняться в эпизоде: она сказала, что надо грубо вытащить из толпы волшебника-старика и что мне заплатят за это 500 тенге. Это был мой первый опыт и мой первый гонорар в кино! (Смеется.) Потом я узнал, что режиссера зовут Ася Сулеева и снимали фильм-сказку “Волшебный спонсор”. Я внимательно смотрел эту сказку и ждал свою сцену, а меня вырезали! Я расстроился! (Смеется.)
- Руки после этого случая не опустились?
- Как видите - нет. Работая тело­хранителем, я мечтал о кино. Просто ходил по всем кабинетам на киностудии “Казахфильм” и предлагал себя, участвовал абсолютно во всех кастингах. Так, в 2003 году я попал в фильм “Кочевники”… А что касается того, когда меня вырезают из фильмов, то я даже не обращаю на такие вещи особого внимания и тем более никогда не обижаюсь. Это часть моей работы - вырезают, значит, так нужно. В кино вообще всегда так - то густо, то пусто. Конечно, бывает, что “пусто” затягивается надолго. И вот тогда говоришь себе: “Стоять! Никакой депрессии!”, начинаешь переключаться на домашние дела, помогать супруге.
- Я знакома с вашей женой Асель и знаю, что она является не только вашей поддержкой, но и вашим двигателем. Вам очень повезло!
- В том, что я все-таки стал актером, ее большая заслуга. Даже родители в начале моего актерства говорили, что это несерьезная работа, что увлекаться этим не стоило бы, потому что надо кормить семью. А Асель хотя и далека от творческой работы, но всегда поддерживала меня. Она давала муд­рые советы: раз мне это нравится, раз я хочу этим заниматься, то надо пробовать вновь и вновь, иначе потом можно пожалеть. А еще, когда бывают трудности в работе и я даю слабину, она всегда говорит: “Не опускай руки, не получилось сейчас, получится потом!” И в Моск­ве у меня все сложилось только благодаря ее поддержке.
- И как это было?
- В 2007 году мы с творческой группой фильма “Кто вы, господин Ка?” на несколько дней поехали в Москву на съемки. И там у меня вдруг появилось желание и возникла идея работать в Москве. Я приехал и сказал супруге: “А что если мне попробовать? Вы тут сможете без меня?” И Асель ответила: “Езжай! У нас все будет нормально”. Я собрал чемодан и уехал. Кстати, я предложил поехать в Москву еще нескольким своим друзьям-актерам, но они отказались, сославшись именно на то, что не могут бросить семьи. Я же заранее нашел в Интернете агентство и уехал сразу аж на шесть месяцев.
- Что вот так просто - сразу нашли агентство и работу?
- Ну, не совсем просто: везде отправлял свое портфолио и получал много отказов, но потом мне начали звонить разные агентства и что-то потихоньку предлагать. Потом Линда Нигматулина посодействовала, и я сыграл одну эпизодическую роль в том фильме, где играла она. Постепенно я обрастал там знакомствами в мире кино, и работа пошла. Сначала у меня была совсем небольшая ставка - где-то пятнадцать-двадцать тысяч рублей за съемочный день. Теперь же мой агент, предлагая меня, сразу озвучивает нормальную ставку.
- Можно узнать какую?
- Нет. Вдруг ограбят! (Смеется.)
- В какой-то момент, еще до вашей работы за рубежом, вы все-таки получили диплом актера…
- Да. Режиссер Талгат Теменов, у которого я снимался в “Кочевниках”, в 2008 году пригласил меня на работу в Казахский ТЮЗ. Но играть на сцене можно было, только имея актерское образование. Я узнал, что учиться на актера заочно можно в Бишкекском театральном институте, куда я и поступил, параллельно работая на сцене ТЮЗа.
- Ваш старший сын Рамазан пошел по вашим стопам, вы­учился на актера. И как складывается его карьера?
- Я не хотел и не хочу, чтобы он был актером - конкуренция очень большая, живем мы не в Турции и не в Америке, значит, платить у нас актерам никогда хорошо не будут. А он, ничего не говоря нам, пошел и поступил на грант на актерское отделение в Алматинское эстрадно-цирковое училище. И когда он его окончил, я хотел устроить сына на работу в театр, отправлял на разные кастинги, но увидел, что у него уже пропало желание, и почувствовал, что он не потянет. Тогда я посоветовал ему пойти в армию. И сейчас он служит в Астане в Президентском полку. Думаю, будет лучше, если он построит карьеру военного.
- А у младших детей есть актерские задатки?
- Дочь Жансая выучилась на кондитера и сейчас работает в торговле. Она никогда не хотела быть актрисой. Средний сын Байкал по воле случая уже снимается в фильмах и сериалах - они с супругой приходили на “Казахфильм” по совсем другим делам, и там его случайно увидели и пригласили на пробы. Но тоже не факт, что он будет профессиональным артистом. И только младший мой сын Омар весь в меня - и внешне, и по складу характера, и проявляет большие творческие способности. Может, когда-нибудь увидим его в большом, серьезном голливудском кино (смеется).
- Действительно, плох тот актер, который не мечтает о Голливуде. Вы же наверняка мечтаете?
- Совершенно верно. Сейчас у меня уже есть там один агент - тот самый, что отправил меня на работу в Японию. Думаю, если я туда приеду, то у меня все получится, но пока есть одно “но”. Это финансы. Они нужны на то первое время, пока ты приедешь, обустроишься, наймешь агентов и найдешь хорошую работу в качестве актера. Я бы не хотел подрабатывать там где-то на СТО, а хотел бы быть сразу именно актером... И классно же - заработать там денег и приехать под старость в Казахстан, построить хороший дом за городом, взять удочку и пойти рыбачить!

Оксана ВАСИЛЕНКО, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева