⇧ Наверх

Еркеш Шакеев: Живём, как под водой…

Оксана ВАСИЛЕНКО

Поэт и композитор Еркеш ШАКЕЕВ возвратился из Лондона, где записывал свои новые музыкальные произведения, вошедшие в альбом под названием Remember me. В записи принимали участие около ста британских музыкантов из лондонского симфонического оркестра Metropolitan Orchestra и известный хор London Voices. Еркеш говорит, что все это происходит благодаря поддержке друзей и является продолжением земной жизни погибшего сына Сафара. 

- Как вы себя чувствуете?
- Это сложный вопрос, и мне трудно на него отвечать… Прошло еще мало времени. Для нашей семьи той прежней жизни как таковой не существует. Просто живем, просто дни тянутся. Очень долго тянутся… Это даже представить и рассказать невозможно, насколько нам сейчас сложно. Помните, как в моих стихах в песне “Твои шаги”: “И брожу ночами, словно под водой…” Вот и живем, как под водой. Внешний мир, земная жизнь, честно говоря, почти не интересуют нас, мы занимаемся собой, своей жизненной философией, своей семьей.
- Ваши поездки в Лондон для записи новой музыки - это дань памяти Сафару?
- Музыкальный проект, на запись которого я ездил в Лондон в сентябре, это именно его продюсерский проект. Сафар был автором идеи, он же и наметил конкретные шаги по продвижению моей новой музыки. А начали мы с ним еще весной прошлого года, в марте. Однажды после записи моего альбома с пианистом Джоном Ленеханом мы сидели с Сафаром за столом, и он сказал мне: “Папа, а почему ты не запишешь альбом с виолончелью?” Он посчитал, что для некоторых моих мелодий нужна именно виолончель, потому что это очень эмоциональный инструмент. Также Сафар говорил, что это будет такое звучание, которое может подойти и для кино. После этого разговора я списался с Джоном, и он познакомил меня с известным британским виолончелистом Александром Бэйли, который в данный момент руководит оркестром виолончелистов в Германии. Мы начали готовиться: я показывал мелодии Сафару, он рекомендовал мне те мелодии, над которыми нужно было работать в первую очередь, и после этого я отправлял их на аранжировку. Мы вместе прослушивали готовые аранжировки, намечали следующие шаги. Так мы работали несколько месяцев и в сентябре планировали поехать вместе в Лондон на запись…
- Работа сейчас вас спасает?
- Работа позволяет проявлять бойцовский характер - это непросто в такой момент взять и уехать по делам. Тем более в сентябре, почти сразу после сорока дней, да и сейчас, в январе, прошло не так много времени. Вообще, работа, конечно, отвлекает от тех событий, которые с нами произошли. Но как отвлекает? Немножко лишь переключает на себя внимание, ведь в реальной жизни это почти невозможно забыть даже на секунду. Недавно я разговаривал со своим другом (мы дружим с 17 лет), который тоже в один день потерял сына и жену, он сказал мне: “По-настоящему понять тебя может только тот человек, который все это пережил”. И это правда. После нашей трагедии я пережил такие чувства, о которых раньше никогда не подозревал. Понимаете, это такое состояние, когда тебе кажется, что кислота разъедает твои глаза, твое тело, разъедает твое сердце и душу. И работа не отвлекает от этого, а на короткое время затуманивает сознание, приглушает эту страшную боль, и ты должен делать то, что должен, и надо идти вперед…
- Та музыка, которую вы пишете вот уже несколько лет, что она из себя представляет?
- Это музыка, которую мне нашептала Вселенная и воплотили в нотах талантливые аранжировщики, которую исполнили и будут исполнять музыканты по призванию. Я перерабатываю то, что всю жизнь писал, что-то дополняю в процессе или пишу новое. Каждый день и каждую ночь я упорно работаю. Хочу, чтобы люди слушали такую музыку и расцветали. Надеюсь, это будет настоящее культурное наследие, которое я смогу оставить после себя. Без перерыва я работаю над этой музыкой больше трех лет, и мы уже записали 55 композиций - это пять часов чистой музыки. В этом жанре будут записаны еще 10-15 произведений, может, больше, кто знает, а потом я начну создавать музыку для детей, которую уже пишу. Всего у меня будет сто композиций в неоклассическом стиле. Также я планирую создание аранжировок и запись уже написанных джазовых мелодий.
- Где можно услышать ваши произведения?
- Какие-то композиции Сафар уже выкладывал в Фейсбуке. Далее мы будем поэтапно все выставлять. Первый свой альбом Remember me я выпущу и размещу в этом году - это альбом, записанный с London Metropolitan Orchestra и London Voices, а виолончельный концерт, спродюсированный Сафаром, выйдет в самом конце этого года или в начале следующего.
- А живое исполнение планируется?
- Второго сентября в Алматы во Дворце Республики мы планируем провести день памяти Сафара. Если все получится, то привезем английский оркестр, и в программе концерта Remember me все желающие смогут услышать вещи, над которыми работал Сафар вместе со мною. А еще в 2018 году я планирую концерт с моими произведениями в Лондоне.
- А когда появятся новые эстрадные хиты Еркеша Шакеева?
- Одновременно делать и то и другое невозможно. Потому что это разное мышление, разные чувства, разная глубина. То, что я сделал для “А-студио” и для Батыра, это завершенный этап. Это одно большое законченное произведение и освоенный пласт жизни. Надо идти дальше шаг за шагом. Сейчас я пишу поп-музыку, но это произведения не на русском языке: уже написал одну песню с Гарри Осборном, очень известным английским поэтом, который писал, например, для Элтона Джона и Рода Стюарта. Мы познакомились еще в 2000 году, а работать начали только сейчас, спустя долгих 16 лет. И еще начал сотрудничество с Крисом Портером, это тоже английский поэт, с ним мы написали уже две песни. Недавно он посмотрел фильм о Сафаре “Встретимся на небесах” и его дипломную работу Thank you for flying. Под впечатлением от этих фильмов он написал стихо­творение Because of you и посвятил его моему сыну. Той же ночью я написал мелодию, так родилась новая песня.
- В честь Сафара называют детей, совершенно незнакомые люди посвящают ему стихи, песни. Это невероятно…
- Это потому, что он сам был невероятным и удивительным. Это было видно сразу, с того момента, как он появился на свет. В семье мы часто вспоминаем историю, как он - еще совсем малыш - бегал по двору за другом со слезами и кричал: “Валентин, завяжи шнурки!” Он не переносил никакого беспорядка, у него все должно было быть по местам, он был пахарем всегда и абсолютно точным во всем по жизни, рано научился читать (в два с половиной года), сам хотел заниматься спортом и при этом был невероятно добрым, очень любил и уважал всех людей. Он вобрал в себя все самое лучшее, что было в наших с супругой семьях. Нам очень повезло, что в нашу семью попал такой человек, это подарок Всевышнего.
- Вы никогда не рассказываете о других своих детях: Меруерт, Сафи и Мукагали. Почему?
- А зачем это надо? Мы не хотим вообще говорить о своих детях. Мы и о Сафаре почти никогда ничего не рассказывали в прессе. И не рассказали бы, если бы не эта трагедия. Вы же видели, что не у всех людей нормальная реакция даже на смерть нашего сына.
- Честно сказать, я была очень удивлена, что вы реагируете на негатив из соцсетей…
- В целом я живу в своем отдельном мире и почти ни на что не реагирую. Но вот эта ситуация, когда один… не могу назвать его человеком, задал несколько циничных и бестактных вопросов в такой тяжеленной ситуации (один пользователь социальной сети Фейсбук. - О.В.)… И я сильно среагировал, потому что он задел меня за живое, он мне как будто нож в сердце вонзил, и не один раз, и публично... Когда ты истекаешь кровью, а тебе еще пытаются последнюю каплю этой крови выдавить, ты обязательно среагируешь - поду­маешь не о Боге, а о том, как не сдаваться на растерзание бездушному подонку, который тебя добивает в угоду своим низменным инстинктам. Мозг и нервная система спасаются от разрушения по своей природе. Выживание - это инстинкт самосохранения, это реакция обыч­ного человека, получившего тяжелый удар судьбы… Вообще, то негативное, что творится сейчас в людях, - это отражение того, что происходит в мире, и наоборот. И когда ты начинаешь терять самых близких и любимых людей, понимаешь, что многие вещи изменить в жизни вообще нельзя, но можно изменить себя и свое отношение к происходящему. Поэтому в первую очередь надо сосредоточиться на себе, на своих детях, на семье и близких твоему сердцу людях, искать и ценить добро и любовь на этой маленькой планете под названием Земля. Надо заниматься привнесением света в свой внутренний мир: чем больше света будет в тебе, тем больше будет его в окружающем тебя мире. Вот что я понял да и знал многие годы, но теперь трудно осознать, как жить с таким пониманием в той ситуации, с которой мы столкнулись. Надо продолжать искать дорогу к Небу, надо творить, любить и снова на­учиться жить…

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Комментарии 1
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Graf
19 февраля 2017, 22:42
Еркеш Кокенович, я глубоко уважаю Вас и Ваше творчество, с интересом прочитал интервью. Хочу посоветовать - "жизнь продолжается", что не означает стереть память о сыне. Мы все его будем помнить, но Вы, прежде всего, должны думать о себе и своей семье. Поднимите голову, маэстро!
Ссылка
Астропрогноз
на 28 февраля

Золотые слова

«- Мне досадно, когда говорят, что “Томирис была казашкой”, “Чингисхан был казахом”. У нас нет больше тем для разговора? Как мы с развернутой назад головой будем шагать вперед?»

Нурсултан Назарбаев, президент РК:
Вопрос на засыпку

Нужно ли снижать административные штрафы?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров