⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Роман с глиной

Ксения ЕВДОКИМЕНКО

Три года назад Сергей и Лариса КАТУНЦЕВЫ собрали вещи, детей, овчарку и переехали жить в Талгар. А спустя немного времени еще раз круто изменили жизнь и вросли корнями в то, что оказалось для них главным - в местную глину. 

В свое время преподаватели говорили Сергею, что надо хорошо учиться, чтобы не оказаться художником с Арбата. А теперь он счастлив, что раз в месяц стоит именно здесь со своими удивительными кринками и горшками, выполненными в старинной русской технике черного лощения. Так же счастлив, как и его жена Лариса, у которой парадное платье припасено как раз для ярмарки ремесленников. Выписала она стилизованный сарафан из России и очень гордится тем фурором, который произвел наряд.
Все остальное время они мирно живут в небольшом доме, где всегда хватает дел.
Лариса готовит глину для мужа. Заказывать, как многие мастера, готовую и привозить из России очень накладно. И хотя коллеги жаловались, что невозможно найти хороший материал под ногами, Сергей обнаружил осыпающийся склон с жирной красноватой гончарной глиной. Место мастер держит в секрете и регулярно наведывается туда с рюкзаком.
Добытую глину Лариса две недели вымачивает, потом тщательно перемешивает строительным миксером, цедит через мельчайшее сито, чтобы песчинки и камушки не повредили руки мастера во время работы и не испортили внешний вид совершенных горшочков. Потом подготовленная масса выкладывается на специальные поддоны и сохнет. И опять важно поймать момент: пересохшую глину пускают на повторную переработку, а от слишком влажной толку не будет. А вот если момент не упущен, то глиняный ком можно как следует помять, пошлепать и начать завораживающую работу.
Возле низкой табуретки гончарный круг, за ним большое зеркало, чтобы можно было видеть то, что получается, со всех сторон. Освещение, как в операционной, и Лариса любит тут же, в мастерской, примоститься и наблюдать самый волнующий момент, как под руками Сергея бесформенный кусок сначала становится цилиндром, много раз смачивается водой, вытягивается, меняется, утончается, приобретает изящные формы и, наконец, характерные толстые губы. Его равняют руками, специальными деревяшками и… банковской карточкой.
- Это секрет настоящих мастеров, - не моргнув глазом выдает байку Сергей. - Еще мой учитель говорил, что чем больше денег на карточке у мастера, тем лучше она выравнивает работу.

Готовый кувшин подсекается ниткой, аккуратно снимается с круга и отправляется сохнуть в полумрак кладовки. Как только полки заполнятся, мастер разожжет печь и, используя древнюю технологию, обожжет всю продукцию.
- Самый волнующий момент - это когда ты открываешь остывшую печь, - говорит Лариса. - Он не рискует это делать, волнуется каждый раз. А я быстро прикасаюсь к каждому горшку, кружке и проверяю, звенит или нет. Если звон есть, значит, работа без дефектов и трещин. Это старый способ проверять керамику.
Горшки у Сергея получаются породистые, черные, важные в своем совершенстве. Но предназначены они не для дизайна жилья, а для работы на кухне. В них и еда вкуснее, если запекать, и молоко хранится дольше. Наверное, есть и еще какой-то секрет тепла и любви, которыми лучится эта удивительная пара.
- Тогда, три года назад, из города уезжать мне было не страшно, - говорит Лариса, - переживала лишь, как приспособлюсь к быту на земле. А детям здесь сразу понравилось. Они долго пытались сказать, чем отличаются их новые одноклассники, а потом выдали: добрее. Здесь, правда, совсем другие люди…
Правда, три года назад о гончарной мастерской в семье не помышляли. Сергей занимался компьютерами и ездил на работу в город. А потом грянул экономический кризис, сложилось сразу несколько неудачных обстоятельств, и глава семьи остался без работы. Естественно, впал в депрессию, стало скакать давление, и в итоге мужчина в расцвете сил оказался на больничной койке и был закормлен лекарствами до такой степени, что практически не реагировал на окружающий мир.
- Я не думала, на что мы будем жить, думала, как мне его вытащить из этого состояния! Забрала домой, и Сергей начал постепенно отходить. Как-то зашел разговор про керамику и неоконченное художественное образование. Я понимала, что ему нужно дело, которое поможет выйти из тупика. Началось все с сувениров. Потом с его родителями мы нашли настоящий гончарный круг, он вычитал в Интернете про забытую древнюю технологию обжига и начал экспериментировать, - рассказывает Лариса.

Прошлой весной закрутился гончарный круг, а этим летом палата ремесел и коллеги уже назвали Сергея мастером месяца. Жизнь оказалась простой и удивительно счастливой. Любые ранки на руках заживают моментально от волшебной глины, жена с восхищением следит за работой. На жизнь хватает. Земля дает материал для работы. Сделанное собственными руками не пылится на полках, а становится любимой утварью на кухне. А на всякие мистические разговоры Сергей попросту не ведется:
- Был ли в роду гончар? Конечно, был, как у каждого из нас. А вот учителя у меня не было. Всю информацию я нашел в Интернете, много экспериментировал и решил для себя, что хочу делать такую посуду, которой люди могут пользоваться, а не только любоваться. А вот детей к делу приставить не пытаюсь. Пусть сами решают, кем они хотят быть. Меня-то вон как по жизни помотало... Захотят - продолжат мое дело, будут работать в нашей мастерской “Катунь”, не захотят - значит, так на роду написано.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 21 октября

Золотые слова

«- ...Прокуратуры стало везде много. Как наш генеральный прокурор говорит, мы, как проворная келин, то там, то здесь. »

Думан КОЖАХМЕТОВ, старший помощник генерального прокурора:
Сказано на сайте exclusive.kz
Вопрос на засыпку

Как вы устраивались на работу?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров