⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Галымжан Молданазар: Я спал во дворах и парках

Оксана ВАСИЛЕНКО

Его называют самым прогрессивным отечественным музыкантом и считают чуть ли не пророком в современной казахской музыке. Говорят, что он сутками сидит в своей студии и его не интересует ничего, кроме собственных мелодий и стихов. Я же увидела Галымжана совсем другим: он давал интервью во время прогулки со своими сыновьями, и его глаза светились неподдельным счастьем от слов четырехлетнего Шерхана и трехлетнего Мергена: “Папа, купи машинку!”, “Папа, мне надо на горшок!”

- Наверное, от музыки вас могут отвлечь только ваши мальчишки?
- Действительно, мои дети - самое дорогое, что у меня есть, и единственное, чем я могу похвастаться в личной жизни. Из-за работы я не видел их почти месяц, и сейчас я счастлив. А моя музыка - это мой наркотик, и о ней я могу говорить всегда.
- Тогда давайте о музыке. Почему случилось так, что на родине вы стали популярны лишь после того, как о вас заговорили в России?
- У нас всегда так было, и не знаю, когда это закончится: наши люди сами не способны различать и анализировать, что хорошо, а что плохо. Обязательно кто-то из-за рубежа должен им подсказать. Когда-то нынешний идол Димаш КУДАЙБЕРГЕНОВ ходил у нас в Казахстане по свадьбам, пел свои академические песни и никому не был нужен. А как китайцам понравился - вдруг и казахам тоже понравился! Я тоже почти десять лет существовал, работал в той же самой стилистике, делал ту же самую музыку, но никому не нужен был, пока люди из России не стали мной интересоваться. В конце 2013 года я выиграл первое место сразу на нескольких музыкальных сайтах, и у меня стали брать интервью российские и украинские журналисты. И только после этого на меня обратили внимание наши журналисты и наши зрители.
- Лично я впервые услышала имя Галымжан Молданазар от Диаса АБЛАЕВА, а потом мне о вас рассказывал Али ОКАПОВ. Позже они записали с вами совместную песню. Льстит, что вас ценят музыканты с такими прославленными фамилиями?
- Когда меня хвалят, я стараюсь особо не обращать на это внимания. До популярности у меня было много друзей, которые очень быстро поднимались и так же быстро падали. А когда упали, то потеряли себя и не смогли подняться. И из-за этого я сейчас пытаюсь остаться самим собой, точнее, остаться в себе.
- Что вы имеете в виду?
- Я далек от всех на нашей эстраде и от всего, чем они занимаются, не хожу на тусовки, где собираются наши артисты. Не знаю почему, но мне это все не нравится.
- Чтобы держаться на нашей эстраде, в нашем шоу-бизнесе, надо быть в чьей-то команде, общаться с нужными людьми, а вы говорите обратное. Так уверены в своих силах?
- Не считаю, что я один - уже почти три года я вместе со своими музыкантами, и у нас есть группа. Этого для меня достаточно.
- Это ваша группа MOLDANAZAR?
- Да. Мне повезло, что у меня такие классные пацаны, я всегда с ними. И у меня есть такой друг, как Малик ЗЕНГЕР (модный режиссер и сценарист, который в 2012 году окончил нью-йоркскую киноакадемию. - Прим. авт.) Это моя небольшая компания. А время мне интереснее проводить не на тусовках наших звезд, а общаясь с настоящими музыкантами и слушая их хорошую живую музыку в баре.
- В каком баре?
- У нас в Алматы их много - баров, где играют настоящую музыку. К сожалению, сейчас такая ситуация в стране, что именно в барах находятся все наши хорошие музыканты и группы. Их называют альтернативными, их никто не замечает, они не интересны нашим СМИ, но именно они достойны того, чтобы их слушали. И я сейчас задумываюсь над тем, чтобы снять о них документальный фильм. Поверьте, они очень крутые - выступают на различных фестивалях в Европе, занимают там призовые места среди музыкантов со всего мира. А наши зрители о них не знают. Может, минус их в том, что они поют только на английском языке? Если бы они пели на казахском, думаю, были бы первыми артистами в нашей стране.
- Однажды и вы прямо из алматинского бара попали в Нью-Йорк, где выступали совместно со всемирно известным квартетом BREAK OF REALITY. Как это было?
- Это было после выхода моего первого клипа “Акпен бірге”, который наделал много шума не только в России, но и в Европе. Но в то время у меня еще не было своей группы, я просто собрал друзей, и мы играли в маленьких барах и кафешках. В одно из таких заведений и приехал американский консул, которому кто-то посоветовал меня послушать. После моего концерта он подошел ко мне для переговоров. Дело в том, что в Алматы с большим концертом ждали известный американский квартет BREAK OF REALITY, и им нужен был кто-то из местных для привлечения внимания. У нас была всего одна репетиция, и мы вышли на выступление, а после я получил от них письмо, где они просили разрешение играть мою песню “Акпен бірге”. И этот прославленный квартет исполняет ее до сих пор по всему миру. А потом они пригласили меня выступать в большом концерте в Америку, и я был очень рад. Тогда же я получил еще одно интерес­ное приглашение - на престижный европейский фестиваль, где собирались со всего мира молодые, но уже очень популярные музыканты. Выбрал я все-таки выступление с BREAK OF REALITY и пробыл в Нью-Йорке почти месяц.
- Насколько я знаю, вам по-прежнему поступают предложения о выступлениях за рубежом. Но вы почему-то отказываетесь...
- С Парижем и Лондоном всегда проблема в том плане, что они хотят, чтобы я выступал один либо со своей группой, но в небольшом, усеченном составе. А я хочу, чтобы выезжала вся моя группа в составе семи человек и мы давали свой полноценный концерт. Меня часто приглашают казахи, которые живут в Европе и Америке, но когда они начинают считать, сколько это выходит по деньгам - всем визы, проживание, то никак не получается. Но думаю, что в следующем году у меня обязательно получится участвовать в разных рок-фестивалях за рубежом - хочу набраться опыта и послушать популярные во всем мире группы.
- Это правда, что когда-то Галымжан Молданазар жил прямо на улице как бомж?
- Когда я только приехал в Алматы и поступил в Академию искусств имени Жургенова, жил в общежитии. А когда меня отчислили, то сразу выгнали из общежития, и пришлось жить на улице почти все лето. Но мне не было тяжело: на улице тепло, я молодой, со своими мечтами и целями. Спал на скамейках во дворах и парках, но скрывал это, конечно, от родителей. Ведь если бы отец узнал, что я ушел из академии, то сразу же велел бы мне вернуться обратно в Кызылорду.
- И когда все это закончилось?
- Когда один мой друг, художник Дамир ТЛЕУБАЕВ, узнал об этом. Он вместе со своими товарищами, художниками и архитекторами, снимал квартиру, и они позвали меня к себе.
- Почему вы ушли из академии?
- Я понял, что актерский факультет - это не мое. Но сначала я поступил туда только потому, что меня не взяли на вокал, куда берут с начальным музыкальным образованием, а его у меня не было.
- Откуда у вас, не знающего даже музыкальной грамоты, такое чутье в музыке?
- Ничего особенного в этом нет. Моя музыка - это то, что изобрели европейцы и американцы еще в семидесятых-восьмидесятых годах. Сейчас эта музыка в мировом тренде, она возвращается из прошлого. Я сам не знал этого, но получилось, что угадал. Просто мне нравится этот стиль, а еще я смешиваю разные стили, беру отовсюду то, что нравится, и получается что-то новое, что-то свое. Что же касается знаний в области музыкальной грамоты, то они нужны лишь для того, чтобы музыканты могли общаться между собой, а так как я абсолютно все в своих произведениях делаю один, то мне это и не надо.
- На какой музыке вы росли?
- Я вырос в небольшом далеком ауле, мой отец - военный, а мама растила шестерых детей. Но папа, кажется, может играть хоть на чем - на домбре, на гитаре. Два моих брата тоже играют на инструментах, а все три сестры - поэтессы, всегда писали стихи. В детстве моим кумиром был Мейрамбек БЕСПАЕВ - когда я его слушаю, то мне кажется, что это не он поет, а его душа. Позже, уже в десятом классе, я записывал на аудио­кассеты прямо с радио разные западные песни, увлекся роком, группами DEPECHE MODE и COLDPLAY.
- Вы выросли в ауле, любите народную музыку Мейрамбека Беспаева, тогда почему говорите, что не выступаете на тоях ни за какие деньги?
- Наши тои не имеют ничего общего с народными традициями. Тот же узату проводят в ресторане, хотя девушку по казахским обычаям должны провожать оттуда, где она выросла, из ее семьи. А у нас сейчас все наигранно, гостям на самом деле пофиг все происходящее, никто тамаду не слушает, уходят все вечно недовольные. Поэтому с детства не люблю этот той-шмой, где много людей и лицемерие сплошное!
- Каждый ваш клип - это отдельный фильм. А мой любимый “Өзің ғана” - настолько пронзительная история любви, что смотреть без слез просто невозможно. Снимая этот клип в алматинском доме престарелых, не боялись, что молодежь не поймет?
- Мы действительно очень серьезно относимся к нашим клипам. Я могу тратить время, деньги - все тщательно снимать, но если мне покажется, что работа в итоге получилась не очень убедительная, то вообще не буду выпускать этот клип в свет. У меня так было уже два раза. Мне важно, чтобы это были не просто картинки и я в кадре, а что-то полезное для людей. Что же касается любимого многими клипа “Өзің ғана”, то в первую очередь это заслуга режиссера Малика Зенгера. Идея возникла, когда он услышал проигрыш, где играет аккордеон. Он сразу сказал: “Я хочу снимать!” Через неделю Малик уже предложил мне сценарий, и меня совсем не смутило, что мы будем снимать настоящих постояльцев Дома ветеранов. Единственный мой клип, снимать который я сильно боялся, это последнее видео “Modern Толқын”, потому что я не люблю яркие цвета, сложный стиль в одежде - брюки клеш, парики.
- Зато любите ностальгировать по советским временам: дискотеки тех времен, обстановка квартир и одежда людей, как тогда, а еще крупным планом одеколон “Шипр”, бюстик Ленина и многое другое...
- Тогда я был ребенком, и та жизнь казалась мне очень хорошей. И мне приятно, что старшее поколение смотрит мои клипы и видит в них что-то свое, а молодежь их понимает, потому что там музыка, которую они любят и ценят. Хотя не все поняли мою музыку из последнего клипа “Modern Толқын”…
- Почему?
- Обычно я пою грустные песни - глубокие, тяжелые, а тут вдруг веселая песня и я совсем другой!
- А почему вы обычно страдаете?
- Такой я человек, наверное. Не умею радоваться. Завидую тем людям, кто может смеяться от души, громко. И хотя я очень счастливый человек - занимаюсь любимым делом, у меня двое прекрасных детей, есть друзья, но выражать свою радость я не умею. Даже когда мне бывает очень смешно, гашу свой смех. Из-за этого я себя иногда ненавижу!..

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото с интернет-ресурсов, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 17 октября

Золотые слова

«- Обезьяна взяла в руки палку - и превратилась в человека. Человек взял в руки селфи-палку - и стремительно превращается в обезьяну.»

Семён НОВОПРУДСКИЙ, российский публицист:
Вопрос на засыпку

Почему, на ваш взгляд, люди дарят подарки врачам и учителям?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева