⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Булат Аюханов: Я старенький мальчик, который пытается защититься

Оксана ВАСИЛЕНКО

     Легенде казахстанского балета Булату АЮХАНОВУ сегодня исполнилось 80 лет. Он уже не крутит свое фирменное фуэте на сцене, но по-прежнему руководит всеми постановками в Государственном академическом театре танца Республики Казахстан, который создал 50 лет назад. Накануне своего юбилея Булат Газизович с удовольствием рассказывает не только о балете, но и о жизни. И при этом ему не изменяют его фирменная улыбка и чувство юмора. 

- Вы, как всегда, шутите. Это продлевает вашу жизнь и позволяет быть молодым и современным в творчестве?
- У меня чувство юмора чрезвычайно насыщенное. Для многих небезобидное, но всегда в точку. Бывает, вечером наговорю кому-нибудь чего-нибудь, а утром извиняюсь. Например, ляпнул недавно одному артисту: “У вас не два полушария, а два полужопия!” Конечно, обиделся он на меня очень, но когда я извинился и объяснил, что сказал это не со зла, то он смеялся. И это происходит очень часто. Так у меня появляется своя команда единомышленников - тех, кто меня хорошо понимает.
- Просто удивляюсь, как в вас всегда гармонично сочетаются вся красота балета и такое некрасивое слово на букву “ж”?
- А что такого? Слово на букву “ж”, как и сама часть тела, они же очень важные в нашей жизни. У казахов есть даже пословицы, в которых встречается это слово и понятие. И потом, мне все всю жизнь говорят, что из моих уст такие слова звучат как музыка. (Смеется.)
- С годами ваш фирменный смех и ваши глаза вообще не меняются…
- Это от того, что всегда ощущаю себя на 25 лет! Я не заметил, что мне 80 лет, потому что я всегда был занят. Кроме своей основной деятельности я писал статьи, книги, снимался. Я человек-заводила, носитель большой энергии по сути и терпеть не могу людей медлительных, нерешительных. Даже не мог никогда предположить, что меня подведет здоровье. В 2011 году я отдыхал в одном нашем санатории и неудачно сел на камни, промазал, и услышал звон и хруст своих костей. После этого перенес две операции, в ходе одной задели нерв, и вот пошли мои болячки. Теперь приходится ограничивать движения, а это для меня невыносимо, ведь я не люблю праздных людей.
- Помню, много лет назад вы говорили, что вам некогда спать, некогда есть. Может быть, теперь настало то время, когда надо немного отдохнуть?
- Не могу я отдыхать. Даже если я дома и мне нечем заняться, то иду на кухню и готовлю плов.
- А для кого вы готовите? Вам-то, наверное, нельзя такое калорийное блюдо.
- Готовлю часто сразу на 50 человек - на весь свой коллектив. А что касается меня, то вы правы: где это видано, чтобы шедевры создавались на сытый желудок? И потом, мне всю жизнь просто некогда было есть: сначала урок, потом репетиция, потом постановочный спектакль или киносъемки. А вставать к балетному станку или лезть в кадр на сытый желудок - опозоришься, так как все услышат процессы, происходящие в твоем организме. Поэтому искусство требует жертв. А для меня искусство и работа - всегда главное.
- Не жалеете о своих жертвах?
- Но я же больше ничего не умею, кроме искусства!.. Но при этом иногда даже позволял себе несколько пельмешек домашних, кусочек казы или карты. Могу съесть тарелку супа с двумя тоненькими, маленькими кусочками хлеба, и все - я уже сытый. Хотя мои помощницы по дому думают, что я экономлю на еде, на хлебе. Но для меня еда существует лишь для того, чтобы утолить голод, а не наслаждаться ею. Просто моя совесть служения красоте очень обострена. Я не мог позволить себе выглядеть неподобающе, ведь я всегда был очень смазливый. Помню, как не мог пройти ни одну витрину магазина, чтобы не взглянуть на свое отражение в ней. Мне важно было видеть самому, какой же я привлекательный, какой хороший, ведь слушать похвалу со стороны было некогда - я вечно был занят работой.
- Тем не менее вам удалось создать семью, что является редкостью в вашей профессии…
- Никогда не собирался строить семью и все-таки успел. О жене рассказывать не буду, а о детях могу сказать, что они очень красивые, я сильно люблю их, они моя награда. Подробно о них говорить не хочу, как человек суеверный. Вы же знаете, что у казахов не принято рассказывать, сколько в хозяйстве баранов, сколько в семье детей. Но с вами немного поделюсь: сейчас у меня уже шесть внуков и один правнук. Слава богу, мои дети имеют по нескольку дипломов. Дочь окончила консерваторию на отлично, еще школу милиции, КИМЭП, у сына - военный вуз, юридический, какая-то академия в Москве.

- Об артистах балета всегда много сплетничают, а о вас говорят лишь то, что вы однолюб. Как-то не интересно для такой яркой личности…
- Наверное, я был бы многоженцем, если бы был свободен от неприятия женской логики. И вообще, по большому счету, мне не нужна женщина рядом по жизни, я могу без нее обойтись: готовлю сам, играю сам, сочиняю сам, танцую сам, но главное - я не умею делить свое время с кем-то еще. Мне это не интересно. Вообще, я никогда не был способен на любовь, но не жалею, так как это неблагодарное занятие.
- Почему?
- Потому что вся моя любовь - на сцене. Ромео и Джульетта - вот это любовь! А в жизни я не верю в любовь, потому что бабье слишком цинично. И расплата за любовь - это вопросы о том, на кого записана квартира, почему одна, а не две машины, почему нет бриллиантов. Эти разговоры я терпеть не могу! Я не признаю неправду, врать не умею.
- Значит, в прекрасные отношения между мужчиной и женщиной вы не верите?
- Это все условно и непостоянно. Это игра. Поэтому я терпеть не могу тех, кого называют мужиками и бабами. Мужики необязательные, а бабы предатели.
- А вы разве не мужик?
- Я человек из космоса. Хотел бы верить в Бога, но не знаю в какого: мне и Христос нравится, и Аллах нравится. Думаю, что есть один на всех Создатель. Недавно видел петуха: весь белый, а хвост разноцветный, как у павлина. Это же чудо. Кто-то же это придумал! Или всегда любуюсь анютиными глазками - вот как такая красота получилась? И кто умеет всем этим любоваться, в том есть тоже что-то от космоса. И, наверное, в каждого вложено что-то космическое. Я убежден, что нет людей бездарных, есть только ленивые и неленивые. Видите, как меня моя профессия проглотила?!
- Ни о чем не жалеете?
- Нет.
- И даже о том, что не последовали когда-то за своим студенческим другом Рудольфом НУРИЕВЫМ на Запад, где ваша жизнь могла бы сложиться еще ярче?
- Мы жили в одной комнате на улице Зодчего Росси, когда я учился в Ленинграде. Нас сдружил татарский язык - мама-то у меня татарка. Он был суперталантливый человек, мы понимали друг друга с полуслова, занимались ночи напролет в балетных классах, ездили за вдохновением в Царскосельский лицей, но его угнетали нищета и чувство ущербности. От этого он уехал, меня же не обуревали такие чувства. И вот я здесь.
- Кстати, вы никогда не комментировали тему ваших нетрадиционных отношений с Нуриевым. Хотя об этом говорили…
- Бывало, кто-то поцелуется со мной по-дружески после концерта и уже слышу: у него с Аюхановым отношения. Поэтому я вообще прекратил целоваться и обниматься. Нет, меня не смущают эти разговоры, но я не хочу давать пищу импотентам и неудачникам, людям бедным духовно. Именно их интересуют такие темы. Это же стыд и срам. Говорить о человеке что-то можно лишь тогда, когда ты застал его за каким-то занятием. А меня кто-то заставал за отношениями с мужчинами, с Нуриевым, например? Да, меня можно назвать необычным, непосредственным - с этим я согласен. Я такой старенький мальчик, который сквернословит, потому что пытается защититься, закрывается от тех, кто может наплевать в душу.
- А в чем феномен Булата Аюханова?
- В честности и порядочности. Для меня, например, не действует правило телефонного звонка. Кто-то приходит к министру и говорит: “Посодействуй, чтобы Аюханов взял мою дочь к себе в труппу”. И я знаю, что министр ответит: “Это невозможно. Аюханов все решает сам”.
- Как вам это удается?
- Понятия не имею. Может, у кого-то не тянет интеллект, а у меня тянет. Я знаю, что, прикрываясь маркой балета, можно делать капитал. А у меня что на столе - то для угощения. И общаюсь с теми, кто интересен, а не кто полезен. Мне мама говорила всегда: “Не с теми ты пил, не тех угощал”. А я ей в ответ: “Может быть!” Понимаете, это дорога карьеристов, и она не моя.
- Вы воспитали достойного преемника?
- Воспитал даже лучше себя. Это мои дети - сын и дочь. Они практичные и интеллигентные, умеют бороться за правду. И я от этого счастлив.

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева