⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Цели общие - интересы разные

Игорь ХЕН

На минувшей неделе в Бишкеке, Астане и Минске состоялся ряд довольно важных мероприятий на высшем уровне в рамках Организации договора о коллективной безопасности и создаваемого Евразийского экономического союза. И если встреча под флагом ОДКБ в столице Киргизии носила неформальный характер - хотя ее участники и обсуждали, по официальным данным, довольно актуальную для геополитики, но прежде всего для стран Центрально-Азиатского региона проблему обеспечения стабильности после вывода сил НАТО с территории Афганистана в будущем году, то саммиты в Астане и Минске прошли “в галстуках”. На них приняты принципиальные решения об участии в ЕЭС Киргизии и Украины, хотя и, образно говоря, в разных весовых категориях.

Со щитом или на щите?

Эксперты и аналитики постепенно сходятся во мнении, что ранее нещадно критикуемая из-за своей аморфности и неэффективности ОДКБ наконец-то сможет реально показать себя в деле - стать щитом от угроз, исходящих со стороны Афганистана. Однако при ближайшем рассмотрении становится очевидным, что добиться желаемого результата эта военно-политическая организация будет способна только при стечении ряда факторов и условий, наипервейшим из которых является достижение согласия стран региона и их лидеров - Узбекистана - Ислама КАРИМОВА, Таджикистана - Эмомали РАХМОНА и Киргизии - Алмазбека АТАМБАЕВА - перед лицом общей опасности.
Ташкент, Душанбе и Бишкек никак не могут договориться по широкому спектру вопросов, в первую очередь в гидроэнергетической сфере, и в ближайшее время ситуация вряд ли разрешится. Противоречия переросли едва ли не в хроническую форму, а все потуги переговорного процесса зашли в тупик. Это стало одной из причин - пусть и не единственной - того, что Узбекистан приостановил свое членство в ОДКБ.

На состоявшемся на днях в Алматы неформальном совещании экспертов Казахстана, РФ и Узбекистана политологи двух последних стран Александр КНЯЗЕВ (на снимке) и Рафик САЙФУЛЛИН выступили с идеей формирования параллельной ОДКБ структуры с геополитической осью Москва - Астана - Ташкент. По замыслу специалистов, новая организация должна эффективно дополнять работу ОДКБ и снять болевые проблемы во взаимоотношениях центральноазиатских государств, последовательно координируя работу всех стран региона. При этом, по замыслу авторов идеи, Москва и Астана должны в тандеме отрабатывать вопросы взаимодействия с Душанбе и Бишкеком. Говорить, насколько предложенный механизм окажется жизнеспособным, - все равно что гадать на кофейной гуще. Хотя член РАН Александр Князев считает, что на прошедшей в Бишкеке встрече разговор состоялся именно в формате “Казахстан и Россия - с одной стороны и Таджикистан и Киргизия - с другой”, причем президент Нурсултан НАЗАРБАЕВ выступал на ней в роли арбитра.
- Перед лицом угроз с юга у Казахстана и России есть определенные сомнения в таких союзниках, как Киргизия и Таджикистан, - прокомментировал “Времени” Александр Князев. - Думаю, что ключевым вопросом встречи стало обсуждение предоставления Душанбе и Бишкеку ряда экономических преференций и военной помощи со стороны Москвы для стабилизации ситуации в Киргизии и Таджикистане и на границах постсоветских стран с Афганистаном.
Относительно военной помощи вопрос прак­тически решенный - иного варианта в создающихся условиях попросту нет. Однако при этом у Москвы есть два непременных условия для обеих указанных республик. В первую очередь это требование убрать из киргизского Манаса американскую военную базу. Президент и парламент вроде бы согласились с такой постановкой вопроса, но правительство Киргизии тормозит процесс. Вообще, я не удивлюсь, если повторится история 2009-2010 годов - тогдашний киргизский лидер Курманбек БАКИЕВ, напомню, после достигнутых договоренностей с Кремлем о ликвидации этой военной базы вдруг резко изменил свое решение. Если договоренности по базе не будут выполнены и в этот раз, то России, боюсь, не остается ничего другого, как просить Казахстан укреплять границы в рамках нынешнего Таможенного союза без Киргизии. При этом наметившийся было прием Бишкека в это экономическое объединение окажется под большим вопросом.
Наряду с этим, насколько мне известно, глава РФ Владимир ПУТИН жестко поставил перед Эмомали Рахмоном вопрос по поводу ратификации двустороннего договора о дислокации в Таджикистане российской военной базы № 201. Договор был подписан в октябре прошлого года, однако таджикские парламентарии его до сих пор обсуждают, видимо, пытаясь выбить ряд дополнительных преференций в экономической сфере. В частности, таджики хотят получать из РФ по льготным тарифам ГСМ, как, впрочем, и Киргизия. Россия согласна осуществлять такие поставки, но при этом настаивает, чтобы топливо не реэкспортировалось в Афганистан. Однако таджикская сторона стоит на том, что она вправе самостоятельно распоряжаться этими нефтепродуктами. В общем, разговор явно непростой и, скорее всего, будет иметь продолжение, - заключил Князев.

Кто на новенького?

Если Киргизия уже подала заявку на участие в Таможенном союзе, то Украина выразила заинтересованность в получении там статуса наблюдателя. И хотя подобной ячейки в рамках ТС не существует, в отношении Киева сделано исключение, которое в Астане было одобрено принципиально, а через несколько дней в Минске в рамках встречи глав правительств стран СНГ оформлено официально. Примечательно, что в планах президента Украины Виктора ЯНУКОВИЧА просить для своей страны статус наблюдателя и в рамках Евразийского союза.
Достаточно сенсационное появление украинского лидера на встрече в Астане позволяет говорить, что интеграция этой страны с Европейским союзом весьма и весьма проблематична.
Казахстанский политолог Досым САТПАЕВ (на снимке) считает, что Украина в данный момент выторговывает для себя лучшее место под солнцем.
- Расширение ТС имеет много подводных камней, - отметил он в интервью газете “Время”. - Россия пытается ускорить этот процесс, в первую очередь делая акцент на Украине. Для Москвы важно сформировать вокруг себя новое региональное объединение с участием самых крупных постсоветских стран и укрепить свои позиции на двух фронтах: военно-политическом - через ОДКБ, и экономическом - через Таможенный союз. Речь идет не только о противодействии Западу, но и о подготовке к жесткой геополитической конкуренции с Китаем.
Ключевой инструмент торга Москвы с Киевом - его участие в будущем Евразийском союзе в обмен на существенное снижение цены на российский газ и другие экономические преференции. Президент Янукович находится в сложном положении. С одной стороны, украинская политическая элита не оставляет надежд в будущем войти в ЕС. С другой стороны, основная часть украинской экономики и большое количество трудовых мигрантов ориентированы на постсоветское пространство, в частности на Россию. Не стоит забывать и о внутрирегиональной ситуации в Украине: запад страны больше ориентирован на ЕС, а восток - на более тесное сотрудничество с Россией. Данный фактор также ограничивает поле для маневров.
С учетом вышеуказанных обстоятельств, - продолжил Сатпаев, - сегодня официальный Киев готов к сотрудничеству с ТС по формуле “три+один”, при которой Украина оставляет за собой больше свободы в отношениях с другими участниками этого интеграционного проекта. Это, безусловно, попытка усидеть на двух стульях. Хотя ЕС уже намекнул Киеву, что Украина должна четко определиться, на какой стул она все-таки сядет. При этом все понимают, что в случае прихода к власти после Януковича прозападных украинских политиков они могут легко разорвать все прежние соглашения. Аналогичная ситуация и с Киргизией. Хотя возникает такое ощущение, что Бишкек сам тянет время, с одной стороны, заявляя о своем желании стать участником ТС, с другой - наверняка рассчитывая на то, что вступление Казахстана в ВТО после России и так откроет рынок для киргизского реэкспорта китайских товаров и киргизских трудовых мигрантов.
В свою очередь, казахстанская сторона, исходя из печального опыта ЕС, недавно представила финансово-экономические параметры, при которых, по мнению Астаны, новые страны могут войти в Единое экономическое пространство: годовой дефицит бюджета потенциального партнера не должен превышать 3% от ВВП, а госдолг быть не выше 50% этого продукта. Вряд ли Украина и тем более Киргизия подходят под эти параметры. То есть существует риск того, что участники ТС в лице новых членов приобретут аналог Греции и Кипра, которым постоянно надо будет помогать. Тем более что Россия и Казахстан через кредитование уже сейчас оказывают финансовую поддержку Белоруссии.
В целом, полагаю, переговоры в Казахстане опять показали разное понимание интеграционных процессов в Москве, Минске и Астане. Для России это больше политический проект. Казахстан основной акцент делает на экономику. А Белоруссия хочет сохранить больше преференций при покупке российских энергоносителей и пытается использовать ТС как противовес западному давлению.
Невозможно создать равноправный союз между сильными и слабыми игроками. Участники должны иметь более или менее равные экономические параметры и общие политические ценности. И с точки зрения нейтрализации потенциальных угроз одним из приоритетов для Казахстана является более тесное взаимодействие не только с Россией и Белоруссией, но и со странами Центральной Азии, в которых большое количество нерешенных проблем. Если не принимать своевременных адекватных мер, это может нанести удар по нашей национальной безо­пасности, - подытожил Досым Сатпаев.

Игорь ХЕН, Алматы

03.06.2013

Загрузка...
Астропрогноз
на 25 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева