⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Данияр АШИМБАЕВ, политолог: В стране реформаторский зуд, но никто особо не чешется

Игорь ХЕН

Агентство по делам госслужбы планирует в этом месяце провести через сито экзаменов вторую группу чиновников для зачисления их в элитный корпус “А”. Однако, несмотря на вроде бы изначально здравую идею, ее практическая реализация привела к тому, что все больше и больше людей сомневаются в эффективности введенной системы ранжирования госслужащих. Политолог Данияр АШИМБАЕВ (на снимке) делится своим мнением о реформе госслужбы, ставшей для общества головной болью.

- Данияр, доколе мы будем придумывать реформы, а потом искать лазейки, чтобы обойти возникшие для кого-то препоны?
- Ситуация действительно сложилась несколько нелепая. В настоящее время продолжаются назначения, переназначения и увольнения в связи с большим количеством открывшихся вакансий: реформа привела к тому, что среднее звено госаппарата оказалось сильно прореженным. Самая обсуждаемая тема лета - переназначения провалившихся на экзаменах чиновников на политические должности. Мы можем видеть, как начальники управлений занимают места акимов, и наоборот. Квалифицированных и опытных кадров и без того не хватало, а тут дефицит усилился. Поэтому у орговиков, видимо, нет другого выхода, как обходить закон окружными путями. И от этого никуда не денешься, потому что на этом уровне - председатели комитетов, акимы районов -  работа очень специфичная, и представители обновленной элиты не всегда справляются с ней.
- Начался, грубо говоря, хаос?
- Да, набор, а точнее - отбор, в корпус “А” стал причиной того, что в более или менее ранжированной и упорядоченной чиновничьей среде заварилась каша. Кучу чиновников надо уволить, переназначить и найти им замену, но адекватная замена есть не всегда. И тут вдруг становится понятно, что реформа не дает ожидаемого эффекта. А ведь можно было поступить проще и умнее: реализовать пилотный проект, обкатать модель в одной области или в каком-то министерстве, проанализировать полученные результаты.
Многие на местах не знают норм законов, потому что им некогда - нужно думать о посевной, уборочной, проблемах ЖКХ, привлечении инвестиций. И в этом смысле критика адмреформы напоминает критику ЕНТ. Обе системы подразумевают, что важнее не практический опыт, а начетничество, не знание специфики и смекалка, а зубрежка.
Но аппарат легко подстроился и под эту ситуацию - теперь руководство переводит реального специалиста в заместители, а над ним ставит формального руководителя, чтобы сохранить управляемость. Реформа, таким образом, оказалась выхолощенной.
Мы бросаемся из крайности в крайность. Раньше некоторые чиновники назначались акимами сельских округов, не проходя конкурсного сита, и, условно говоря, проработав там пару недель, становились политическими госслужащими и уходили на крупные должности. Это показатель того, что какая бы бюрократическая стена ни возникала, ее легко можно обойти.
- Что же прикажете делать? Как можно и нужно исправить ситуацию?
- У нас привыкли считать, что, приняв тот или иной закон, мы решим ту или иную проблему. Это, конечно, не так. Я считаю, что за вторым этапом реформы можно не следить, так как смысла в этом нет. А сейчас еще идут и выборы сельских акимов, что тоже является своего рода реформой. То есть одна реформа не закончена, а уже начата другая, и тоже не факт, что успешная. Представьте: на выборах акима района победил человек из корпуса “А” - чужак, без опыта и знания местной специфики. К чему это может привести, можно только догадываться.
Одним словом, реформаторский зуд привел к десинхронизации реформ.
И какие бы нововведения в сфере госслужбы ни предлагались, пока одно остается неизменным: социальная ситуация в стране не улучшается. Более того - налицо угроза обострения конфликтов: помимо старых болевых точек, включая вопросы занятости, нерегулируемой миграции, нехватки квалифицированных кадров, начинает маячить угроза роста безработицы, а на этом фоне недалеко и до псевдорелигиозного экстремизма.
Судите сами. Ввод в промышленную эксплуатацию нефтеносного месторождения Кашаган будет означать высвобождение сервисных работников, занятых в строительстве инфраструктуры. Между тем население Жанаозена за два года выросло еще на 40 процентов, и для всех работы не хватит в принципе. Из-за международных санкций в отношении Ирана у нас возникают проблемы в нефтяной и металлургической отраслях: мы лишены крупного потребителя ресурсов. И без того неблагоприятная конъюнктура на мировых рынках серьезно бьет по нашей стране, закрываются производства.
Несмотря на декабрьские события в Жанаозене в 2011 году, так и не были разработаны ни работающий механизм погашения подобных конфликтов, ни система распределения ответственности. На этом фоне мы наблюдаем еще и конфликты в сфере пенсионного реформирования, оптимизации социальных выплат.
У государства - как опять выяснилось - нет нормальных механизмов по разъяснению проводимой им политики. Тогда стоит ли удивляться тому - и в нынешнем году это особенно четко видно, - что со стороны простых граждан включается режим нулевой терпимости ко всем этим государственно-общественным реформам?..


Беседовал Игорь ХЕН, фото Владимира заикина, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

07.08.2013

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева