⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Адиль КАУКЕНОВ, политолог: Для Китая Центральная Азия - стратегический тыл

Игорь ХЕН

Новость о том, что Казахстан намерен подписать с Китаем соглашение о безвизовых групповых туристических поездках, вызвала в нашем обществе всплеск новых дискуссий о “китайских вызовах” - экономической экспансии, обезвоживании трансграничных рек и даже военной угрозе. Известный отечественный китаевед, старший аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций Адиль КАУКЕНОВ (на снимке) поделился своим мнением относительно того, насколько опасен и опасен ли соседний “дракон”.

- Адиль, почему казахстанцы все-таки так необычайно бурно, эмоционально, а зачастую даже болезненно реагируют, когда речь заходит о Китае? Причем где бы ни обсуждалась эта тема - хоть на конференциях, хоть на кухне...
- Повышенный интерес казахстанской общественности к китайской тематике, в общем-то, закономерен. Китай является гео­политическим, экономическим и демографическим гигантом, поэтому очевидно, что соседство с ним может оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на развитие нашей страны. Другое дело, что в связи со слабым развитием отечественной китаистики, когда специалистов-синологов можно пересчитать по пальцам одной руки, создается вакуум достоверной, научно обоснованной информации. А так как природа не терпит пустоты, этот вакуум заполняется общими размышлениями, мифами, домыслами. А это, увы, не есть хорошо.
Вместе с тем почти во всех слоях нашего общества есть запрос на объективную информацию о Китае, его влиянии на регион Центральной Азии в целом и Казахстан в частности, причем в различных сферах: безопасности, экономики, миграции, медицины и фармацевтики, образования и других.
И поскольку пока эти запросы удовлетворяются крайне слабо, оценки по многим животрепещущим вопросам будут расходиться диаметрально. И все это, судя по всему, будет продолжаться еще долго, так как пока в Казахстане никто не созрел для инвестирования в долгосрочное изучение Китая и его влияния на регион.
- А как вам недавнее заявление представителей Мининдустрии и новых технологий по поводу готовящегося изменения визового режима с Китаем?..
- Для начала внесем ясность. Насколько я понял из слов заместителя министра иностранных дел Кайрата САРЫБАЯ, сказанных на брифинге в минувший понедельник в Астане, изменения визового режима между Казахстаном и Китаем не будет. Так что мы опять возвращаемся к категории домыслов…
В целом это была достаточно удивительная инициатива чиновников от туризма, так как крайне негативная реакция в обществе была легко предсказуема с учетом миграционных процессов и в силу разности демографического потенциала между нашими странами. К тому же казахстанцам прекрасно известна практика, когда туристическими визами успешно пользуются предприниматели. Понятно, что бизнесмен, активно ведущий торговые операции без соответствующего разрешения, но с туристической визой, туристом не считается, тем более с учетом обстановки на и без того проблемных с точки зрения цивилизованной торговли рынках Алматы. Соответственно, это порождает недоверие к возможностям контролирующих органов ставить заслон перед незаконными экономическими мигрантами.
Вообще, данная инициатива об упрощении визового режима законопослушным туристам, по большому счету, не нужна. Зачем ее вообще нужно было выдвигать, остается непонятным.
- Другой вопрос, по которому не прекращаются обсуждения, - проблема трансграничных рек. Снижение количества воды в реках, берущих начало в Китае и протекающих затем по территории Казахстана, как говорится, налицо. При этом КНР никак не хочет учитывать интересы нашей страны.
- Использование трансграничных рек - крайне болезненный и щепетильный вопрос, который волнует всех. Для развития Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) Китаю нужна вода, но Казахстану падение уровня воды в Иртыше грозит экологической и социальной катастрофой в ряде регионов. Конечно, работает казахстанско-китайская комиссия по трансграничным рекам, этот вопрос выносится на уровень глав государств, но так как это жизненно важный вопрос для обеих стран, то решить его пока не удается.
Здесь важно, чтобы казахстанская общественность продолжала будировать этот вопрос. Необходимо искать выход всем заинтересованным сторонам, в том числе и России, потому как риски слишком велики. К тому же вопрос касается не только забора воды Китаем, но и ее качества. Возможно, давно назрело создание профильного общественного объединения, интернет-сообществ и других рычагов и механизмов для общественного контроля того, как решается вопрос трансграничных рек.
- Может ли в решении проблемы использования трансграничных рек иметь место какая-либо компенсация со стороны Китая, если взаимовыгодно поделить воду мы не можем?
- Ни о какой компенсации не может идти речи! В первую очередь потому, что обмеление рек так или иначе ведет к экологической катастрофе, и оценивать ее масштабы в денежном или товарном эквиваленте неприемлемо ни при каких условиях. Необходимо искать варианты взаимоприемлемых решений по широкому кругу направлений сотрудничества.
- Бытует мнение, что пограничный с нашим регионом СУАР Китая является для Пекина плацдармом для “броска” в Центральную Азию...
- Китай рассматривает сотрудничество с Центральной Азией через две призмы. Во-первых, сквозь призму геополитической конкуренции - чтобы не допустить варианта развития событий, когда регион будет подконтролен другой державе или настроен агрессивно по отношению к Китаю. А во-вторых, через призму будущего Синьцзяна, который в немалой степени развивается за счет торговли с Центрально-Азиатским регионом, порядка 75 процентов товарооборота СУАР приходится именно на наши страны.
Причем неуклонное развитие Синьцзяна очень важно для Китая и в плане внутренней безопасности. Пекин добивается стабильного спокойствия в СУАР, в котором с печальной периодичностью происходят вспышки насилия. К примеру, в этом году СМИ сообщали о 35 погибших в ходе беспорядков 26 июня в городе Лукцунь округа Турфан. И экономический фактор рассматривается как один из важнейших в стабилизации ситуации в СУАР. Добившись этого, поборов сепаратистские настроения, китайские власти смогут привлечь в этот район экономически активное население из внутренних регионов страны. СУАР является дотационным регионом, серьезно отстающим от приморских, восточных провинций Китая. Эта диспропорция тормозит в целом развитие страны, и преодолеть ее крайне важно для китайского руководства.
А разговоры о некой военной угрозе носят непродуктивный и сугубо гипотетически поверхностный характер. Для Китая Центральная Азия - стратегический тыл, поэтому ему невыгодны очаги дестабилизации у границ его не самых спокойных регионов.
Если же продолжать военную терминологию, то “фронт” у Китая находится на восточном и юго-восточном направлениях. Это проблема Тайваня, которая периодически накаляется, вплоть до маневров ВМС Китая и США, проблема спорных островов с Японией и Вьетнамом, проблема напряженности на Корейском полуострове, спорные территории с Индией.
Но и в решении этих конфликтов Китай не заинтересован в применении военной силы. И это нужно отчетливо понимать. Любой военный конфликт мгновенно перечеркнет все экономические достижения Китая. Поднебесную недаром называют “мировой фабрикой”, и потому она нуждается в открытых для себя мировых рынках.

Игорь ХЕН, Алматы

14.08.2013

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева