⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Тенге рубль не бережёт

Пётр Своик

Как сделать нашу национальную валюту “казахстанским долларом”

Девальвация - очень важная тема. О ее важности свидетельствует уже то, что распространение слухов о девальвации подведено теперь под уголовную статью. Но мы слухов распространять не будем - только факты, проверенные временем. 

Вот на графике 1 представлен первый факт: многолетняя связка курсов казахстанской и российской валют.
Как видим, не было такого, чтобы тенге и рубль колебались в разные стороны: всегда куда один - туда и второй. Да, иногда с задержкой, иногда с прыжками и загогулинами, но если рубль укреп­ляется - тенге тоже, если рубль слабеет - курс нашей валюты тоже идет вниз.
За исключением как раз последних месяцев - рубль пугающе теряет стоимость, а тенге хоть бы что - даже демонстративно укреп­ляется. Хотя и этому есть аналог: в августе 1998 года в России случился дефолт, рубль обрушился с семи до шестнадцати за доллар, но тенге только чуть шелохнулся. Зато в ноябре глава государства досрочно выступил с посланием, после которого депутаты взбунтовались, потребовали выборов, а едва их провели - премьер БАЛГИМБАЕВ отпустил тенге в свободное плавание.
Скажем сразу: от слухов о новых досрочных выборах мы пока по­остережемся. Хотя история имеет свойство повторяться - тоже проверенный факт. Пока же посмотрим на график 2 - фактической зависимости курса национальной валюты от стоимости неф­ти.
Здесь тоже железная закономерность: неф­тяные цены топчутся на месте или падают - тенге реагирует понижением стоимости, нефть дорожает - тенге укрепляется. Опять-таки за исключением последних месяцев, когда все немножко наоборот.
Впрочем, стоит нам подождать еще два-три месяца, и все станет яснее и без слухов.
Хотя и сейчас ясно, что из-за падения курса рубля казахстанский бизнес терпит убытки - так заявил на прошлой неделе глава Raimbek Group Раимбек БАТАЛОВ. “Если сегодня будет один курс, а завтра другой, то совершенно понятно, что и цены будут меняться. Для бизнеса это очень плохо. Потому что любое производство требует формирования стоков, сырья. Для нас важен стабильный курс” - это из его выступ­ления на IV Центральноазиатском торговом форуме в Алматы.
И тут опять курсовая развилка: казахстанский Нацбанк недавно объявил о переносе коридора реагирования на курс российского рубля с прежних 4,5-5,5 на 4,5-3,5. Дескать, пусть слабеет и дальше. Сам же Центробанк России фактически то же и подтвердил: в рамках перехода к плавающему валютному курсу он намерен до 2015 года вообще отменить валютный коридор в текущем виде. Совсем отказываться от валютных интервенций ЦБР не собирается, однако планирует проводить их только при резких колебаниях курса с угрозой подрыва финансовой стабильности.
В переводе на язык, понятный для граждан, волнующихся за цены на рынке и курсовую стоимость своих сбережений, зарплат и пенсий, это звучит так: дальше еще непонятнее!
То есть в преддверии ли каких-то политических событий тенге не следует за рублем или, что называется, “просто так”, но какая-то развязка должна последовать. Допустим, расчет на то, что и нефть, и рубль просто перестанут дешеветь, тогда глава Нацбанка Кайрат КЕЛИМБЕТОВ, на лету отбивающий слухи о девальвации, окажется триумфатором.
Однако в ответ на подобные гадания на будущее скажем так: и нефть, и рубль на чем-то, конечно, стабилизируются, но дело гораздо серьезнее. И длительнее.
На самом деле мы с вами вошли, как минимум, в двух-трех-летний цикл, определяющий фактически судьбу и картину формирующегося сейчас многополярного мира. Причем формирующегося в условиях жесткого противостояния, показателем которого и является курс рубля. Случайно или не совсем - но падение стоимости нефти совпало с санкциями, и рубль-то падает явно под их воздействием. То есть санкции работают!
Однако и российским властям слабеющий рубль пока на пользу - бюджету и сырьевому экспорту это помогает, а повышение цен и стоимости жизни россияне готовы сейчас простить Кремлю - за Крым.
Но если дело так и пойдет, за 2015 год рубль может уползти и за 50-60 к доллару - тогда и тенге не удержится, и все станет очень кисло…
Где выход и каковы перспективы?
А тут все дело в том, что санкции эффективны и способны гнать российский рубль все вниз и вниз ровно в той мере, в какой он продолжает оставаться… “русским долларом”. А что это такое, понятно из графика 3, который составлен для нашего родного тенге - тоже “казахстанского доллара”.
Наглядно видно, что наполняемость и безналичными, и наличными деньгами внутренней экономики есть просто отражение внешнего платежного баланса, замыкающим членом которого как раз и являются золотовалютные резервы Нацбанка. То есть наш Национальный банк национальную экономику никак не кредитует, а просто, скупая долларовые излишки или продавая валюту из своих резервов, обратным ходом добавляет или убавляет тенге на внутреннем рынке. Отчего и нал, и безнал ведут себя, как в геополитической лихорадке.
Но в целом поскольку вся такая экспортно-сырьевая модель - равно как и поддержание курса национальной валюты - выстроена на избыточности внешнего платежного баланса, постольку избыточно и монетарное наполнение внутренней экономики. Например, с начала 2001 по начало 2014 года денежная база выросла в 22,9 раза, тогда как обслуживаемый ею ВВП вырос в тенге в 9,9 раза, объем промышленного производства - в 9,1 раза, а сельское хозяйство и вовсе только в 4,6 раза.
То же и по наличным деньгам: наполняемость ими выросла в 14,5 раза, тогда как, например, розничный товарооборот - только в 7 раз, средняя по стране зарплата - в 6,3, а минимальная пенсия - лишь в 4,8 раза.
Вы спросите: где же эти громадные “лишние” деньги? Не волнуйтесь, они не у вас! У кого же тогда? Да у экспортеров сырья, которым никакие кредиты не нужны: все необходимое они получают непосредственно на валютной бирже. Да, от сырьевиков избыточные денежные массы тоже расходятся по стране - по корпоративным, коррупционным и клановым схемам, поэтому цены на казахстанском рынке растут пугающе быстро, хотя основной массе покупателей денег едва хватает на самое необходимое.
Так вот, такую “экономику на вывоз” - российскую или нашу - загнать санкциями в стагнацию и инфляцию достаточно просто. Пары-тройки лет вполне хватит. Другое дело, что эти же санкции, по необходимости, прижимают Россию к отказу от “свободно падающего” рублевого курса и переходу на рубль как основу национального инвестирования и кредитования.
Все по Раимбеку: курсы валют внутренних и международных расчетов не должны прыгать по прихотям рынка или политики.
Случится ли такое, получится ли?
Пока не ясно. Ясно лишь, что это будет не быстро и не просто.
Нам же остается только ждать, предугадывая тот политический (или экономический) момент, когда тенге все равно скакнет к рублю. Хотя, конечно, можно и самим начинать превращать тенге в действительно национальные деньги…

Пётр СВОИК, рисунки Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева