⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Утопия-2025

Пётр Своик

Министерство национальной экономики выдвинуло стратегический план выведения казахстанцев на европейский уровень жизни как раз к переходу на латиницу. Но обещать - не значит жениться.

Похоже, какие-то обстоятельства сильно поджимают правительство: на заседании 28 ноября оно рассмотрело стратегический план развития РК до 2025 года, цель которого так прямо и объявлена: уже к этому сроку добиться такого устойчивого и качественного роста экономики, который приведет к повышению уровня жизни людей, сопоставимого со странами ОЭСР. А страны Организации экономического развития и сотрудничества - это довольно-таки закрытый клуб действительно развитых экономик, тот самый “золотой миллиард”. Причем в членах ОЭСР состоят ровным счетом три с половиной десятка государств, так что мимо них в тридцатку наиболее конкурентоспособных стран никак не прорваться.
И вот, чтобы окончательно поразить грандиозностью замысла всех присутствующих, вместе с мировой и казахстанской общественностью, презентовавший стратплан министр национальной экономики Тимур СУЛЕЙМЕНОВ употребил такой показатель: довести ВВП на душу населения до 46 100 долларов. Почему именно до 46 тысяч, понятно - тогда мы действительно ворвемся в мировую тридцатку. Но сейчас - на минуточку! - у нас несколько меньше - $8,7 тыс. по итогам 2017 года. Правда, к 2022-му прогнозируется неплохой (где-то даже избыточно оптимистичный) рост этого показателя, но всего до 11,7 тысячи долларов. Кем прогнозируется? Тем же Министерством национальной экономики в утвержденном 29 августа прогнозе социально-экономического развития Казахстана на 2018-2022 годы. Выходит, с августа по ноябрь произошло нечто заставившее Миннацэкономики так доработать и продлить план-прогноз, чтобы, не отставая от окончательного перехода на латиницу, прыгнуть в сакраментальный 2025 год по росту ВВП сразу на четыре ступеньки.
Правда, обозначая фантастические 46 тысяч долларов ВВП на каждого казахстанца, министр нац­экономики уточнил: по ППС. То есть не собственно по курсовой стоимости доллара, а по паритету покупательной способности, каковой показатель в нашей официальной статистике вообще-то не используется. Его считают Всемирный банк, МВФ и та самая ОЭСР, и, по их данным, подушевой ВВП по ППС у Казах­стана существенно выше - в районе $26 тысяч в этом году. И это надо понимать так: доллар в Казахстане дороже, чем у себя на родине в пропорции 26 к 8,7, то есть примерно в три раза. Расшифровываем: на обмененный в тенге по текущему курсу доллар мы можем приобрести товаров-услуг примерно в три раза больше, чем в самих США. Чему вряд ли стоит радоваться, ведь в магазин за покупками мы ездим не в Америку. А здесь у нас трехкратно повышенная покупательная способность доллара означает на столько же пониженную покупательную способность тенге. В целом же это низкое качество развития казахстанской экономики, низкая платежеспособность несырьевого бизнеса и непричастного к сырьевому экспорту населения.
В любом случае нынешние 26 тысяч долларов - это не 46 тысяч. К тому же если мы действительно начнем развиваться, то характерная для развивающихся экономик вилка между просто ВВП и ВВП по ППС неизбежно будет сокращаться. Вот почему нам до подушевого валового продукта развитых стран еще пилить и пилить и к 2025 году уж точно никак не управиться.
Вообще-то министру национальной экономики это полагалось бы знать.
Впрочем, в его докладе прозвучало много других чудных ориентиров: к примеру, обеспечить рост доли несырьевого экспорта товаров и услуг с 44,6 до 50% от общего объема вывоза. Тут прямо и не со­образишь, к чему это приложить, поскольку нынешняя товарная структура примерно такова: нефтянка - 77%, черные и цветные металлы - 10%, химия - 4%, зерно и продовольствие - 5%, машины, оборудование и все прочее - 4%. При всех допущениях и натяжках несырьевых товаров набирается процентов на десять, и улучшения такой структуры не предвидится...
Самое же чудное, скажу вам, это безапелляционное утверждение, что экономика действительно будет бойко расти сразу по трем определенным министерством драйверам: повышение производительности труда в существующих отраслях, рост экспортно ориентированных отраслей с фокусом на высокую добавленную стоимость и, наконец, формирование новых высокопроизводительных отраслей.
Возможно ли такое в принципе? В принципе возможно, но благодаря не благим намерениям, а большим, очень большим дополнительным вливаниям. То есть при условии такого переформатирования политической и экономической модели, которое создаст новые источники инвестирования взамен утрачиваемых. А с этим как раз и основная проблема, что откровенно показано в менее фантастическом (чем стратплан) прогнозе Миннацэкономики на 2018-2022 годы. Так, добычу нефти в нем предполагается поднять с 84,5 всего до 88,6 млн. тонн - скромно, но реально. И хотя экспорт весьма оптимистично прогнозируется ростом с $47 до 60 млрд., а импорт - с $33 до 46 млрд., сальдо текущего счета платежного баланса ожидается все годы не на шутку отрицательным - от минус $7,1 млрд. в 2018 году до минус 6,8 млрд. в 2022-м. То есть приход валюты в страну будет хронически отставать от ее расхода. И чем, спрашивается, затыкать брешь, если опять не срываться в девальвацию?
Можно и дальше наращивать внешний долг, но его обслуживание уже сейчас вымывает из страны валюты гораздо больше, чем удается занимать. Остается только один выход - активнее расходовать Национальный фонд. Но специалисты министерства находятся под политическим контролем и не могут так прямо взять и запланировать дальнейшее его опорожнение. В прогнозе, честно указав пугающе высокий уровень трансфертов на нынешний 2017 год (4,4 триллиона тенге при двукратно меньшем - 2,2 трлн. уровне поступлений в него), они уже на подступающий 2018 год заложили резкое сокращение изъятий - всего 2,6 млрд. при 2,1 трлн. поступлений. А к 2020 году прогнозируется выход на баланс расхода-прихода по 2,0 триллиона тенге. Если в долях бюджета, то от нынешней действительно страшной 39-процентной бреши в доходной части, закрываемой трансферами из Нацфонда, прогнозируется ее сокращение “всего” до 18%. К сожалению, на самом деле и это не прогноз, а далекие от реальности хотелки.
Что подтверждается уже сейчас: в проекте бюджета на 2018 год уровень трансфертов заложен не 2,6, а 2,9 трлн. тенге, поступления - не 2,1, а лишь 1,5 трлн.
То есть и здесь дистанция между августовскими мечтаниями Миннац­экономики и ноябрьскими реалиями Минфина развеяла на­дежды правительства хоть как-то подсократить убыль Нацфонда хотя бы в следующем году.
…К слову, министр, читая по бумажке доклад о стратегическом плане, ни разу не споткнулся. Что говорит о его хорошей форме, но никак не о достижимости столь гладко озвученных им целей. Возможно, кому-то по молодости лет далекий 2025 год кажется настолько несбыточно далеким. Но движение по иллюзорному пути сулит нам проблемы не в его конце, а в самом начале. Поэтому хорошо бы еще поработать над менее фантастическим планом.

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Загрузка...
Комментарии 1
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Scorpio
7 декабря 2017, 01:37
Все правильно : обещать - не значит жениться...
Ссылка
Астропрогноз
с 14 по 20 декабря

Золотые слова

«- Вся система работает как? Нарушил... Сразу что? Гильотина опускается, голова отсекается. Иногда рука, иногда что-то...»

Даниал АХМЕТОВ, аким Восточно-Казахстанской области:
Сказано на аппаратном совещании в акимате.
Вопрос на засыпку

Что, на ваш взгляд, препятствует решению жилищных проблем казахстанцев?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров