⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

ФИИР струит зефир

Пётр Своик

При таком выборе объектов индустриализацию не закончить даже к 2050 году

Очередной День индустриализации вновь порадовал нас пафосом высокого собрания с прямым подключением регионов и дистанционным запуском новых производств. Вместе с тем у казахстанцев накапливается усталый скептицизм, подогреваемый то ли слухами, то ли сведениями, как мало объектов действительно начинают работать после разрезания ленточек и как невелика их отдача. 

Программа форсированного индустриально-инновационного развития была запущена в 2009 году - сразу по урокам разразившегося тогда мирового кризиса. Сейчас заканчивается предпоследний год второй пятилетки ФИИР - пора бы ощутить итоги. А они как-то не очень ощущаются. Ни в жизни, ни даже в официальной статотчетности: по структуре экспорта и импорта, по увеличению числа рабочих мест и по сокращению количества самозанятых - все больше топчемся на месте.
И вообще, процесс индустриализации в исполнении нынешнего правительства как-то подвешен в бесконечности: если мы с вами захотим понять, по какому принципу подобраны запущенные именно в этом году объекты, и узнать, сколько еще производств стыкосварочных труб, золотоизвлекательных фабрик и заводов металлоконструкций, мощностей по переработке молока, гранита и гипса осталось построить, чтобы закрыть все потребности по этим направлениям, узнавать будет негде.
Поэтому давайте оттолкнемся от того главного, что отличает этот день от аналогичных праздников прошлых лет. А главное - повышенная требовательность и критический настрой президента. Причем постараемся заглянуть глубже не только в слова, но и в подтекст сказанного.
Начнем, конечно, с ультимативного требования главы государства по поводу возврата денег с офшорных счетов. И не только олигархов, но и системообразующих компаний, включая государственные. Так вот проблема не в том, сколько десятков миллиардов долларов хранится в данный момент на зарубежных счетах системообразующих казахстанских компаний, а в самом наличии таких счетов. Это как бы “высунутые” из страны компании: деятельность они осуществляют в Казахстане, а вот продают добытое здесь и вообще общаются с внешним миром за пределами суверенных границ, вне налогового и иного учета.
Чтобы было понятнее: затраты по строке платежного баланса Казах­стана “импорт” - это действительно вся та валюта, которую приходится тратить на закуп производимого за границей. А вот строка “экспорт” отнюдь не отражает полную продажную стоимость всего вывезенного. Это лишь то, что экспортеры посчитали нужным вернуть в страну пребывания для покрытия своих местных затрат. А величина этих затрат определяется не столько рынком, сколько государственной монетарной и экономической политикой. Девальвировал Национальный банк казахстанскую валюту - получите, дорогие экспортеры, возможность сэкономить на себестоимости производства за счет всей внутренней экономики и населения. Вернуло правительство НДС - вот вам еще один подарок на столько-то миллиардов долларов за счет бюджета.
А одновременно в Астане открывается Региональный финансовый центр, где будет действовать английское право, судьи будут спикать на языке Шекспира и сидеть в париках. А где объемы для этого РФЦА? Собственных финансов Казахстан не производит - опирается на иностранные инвестиции и кредиты. Товарных бирж по нефти, черным, цветным и благородным металлам, урану и зерну в стране не имеется, фондового рынка тоже практически нет…
Вот если бы правительство по требованию президента действительно внесло законопроект, не просто запрещающий офшоры, а требующий оформления сделок на территории Казахстана и в наших банках, тогда и валюты в стране существенно прибавилось бы.
А вторую фундаментальную претензию к правительству сформулирую, пожалуй, от себя. Это такая малость, как неадекватность реалиям. Эти реалии таковы, что вся финансовая устойчивость в стране и вообще основная экономическая деятельность поддерживаются не столько рынком, сколько государственными усилиями. Ситуация, когда бы предприниматель, не связываясь с чиновниками и находясь вне тех или иных государственных программ, пошел бы в банк, взял кредит, построил производство и сам разрезал ленточку, фантастическая.
Пора бы понять, что свободный рынок - такой, как он выстроен у нас: то есть дающий свободу вывозить природные богатства и деньги и ввозить многое из того, что и сами могли бы делать, уже состоялся. Все, что такой рынок мог дать Казахстану, он уже дал, а то, что можно забрать у нас, мощно забирает. И столь же мощно лоббирует такое свое продолжение.
Реальная индустриализация в такой внешний интерес категорически не вписывается, поэтому попытки ее осуществления в рамках того же вывозного мышления через те же кадры, институты и механизмы бесперспективны. Лучшей иллюстрацией этой бесперспективности как раз и является не связанный логикой межотраслевых и межрегиональных балансов пестрый набор “индустриальных” объектов. Вот в чем свободный рынок действительно проявляет себя, так это в планировании выделения государственных средств на разного рода прорывные стройки: наряду с действительно необходимыми инфраструктурными проектами там присутствует и разрозненный лоббистский набор, только распыляющий ресурсы.
Здесь уместно было бы сказать как надо, но нынешнему правительству этого не объяснишь.

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 18 по 24 октября

Золотые слова

«- Если 4 сентября тенге продавался по 365 (имеется в виду тенге за доллар. - Ред.), то 12 сентября уже по 380. Возникает вопрос: кто воспользовался ситуацией и скупил всю валюту? Очевидно, что это не население. »

Аманжан ЖАМАЛОВ, депутат мажилиса:
Сказано на пленарном заседании палаты.
Вопрос на засыпку

Где вы храните свои пароли и PIN-коды от платежных карт?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева