⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Узбеки - нам не пример

Пётр Своик

Почему в Казахстане почти полмиллиона малых предприятий, а также более миллиона индивидуальных предпринимателей не могут обогатить себя и страну

Малый бизнес в Узбекистане освобожден от налогов на пять лет, зато крупному бизнесу президент Шавкат МИРЗИЁЕВ поднял налоги в среднем в пять раз - под таким едва ли не сенсационным заголовком пришли в Казахстан вести из братской республики. Здесь нам в самый раз бы поцокать языком: дескать, его пример - другим наука, вот бы и Казахстану подхватить такую инициативу!

Но, я вам скажу, Узбекистан нам не пример. Это раньше за встречами “Кайрата” и “Пахтакора” и за их местами в общесоюзной турнирной таблице и партийное руководство, и рядовые труженики обеих республик следили с особым вниманием. А теперь что Узбекистан, что, например, Куба - это что-то родное, но такое далекое, далекое…
Соседняя республика живет своей, еще только чуть открывающейся внешнему миру жизнью, экономические системы у нас не только структурно, но и идеологически разные, проводить любые параллели или сравнения сложно.
К тому же практически все те сенсационные послабления малому бизнесу, только что дарованные президентом Узбекистана, у нас давно уже опробованы, рассортированы и укоренены в фискальной практике, в частности в новом Налоговом кодексе.
Так, освобождение от налогов касается тех, кто в малых населенных пунктах (менее пяти тысяч жителей) организовал парикмахерские, пошив одежды или обуви, открыл баню. А узбекские фермеры будут теперь получать льготные микрокредиты для строительства теплиц, приобретения семян, оросительных устройств. Ну и так далее, тогда как у нас аналогичные программы существуют давно и в более широком наборе. Короче, здесь нас не удивишь.
Поразительно другое: почему при всех действительно реальных, длительных и настойчивых усилиях многих правительств развивать малый бизнес вообще и сельское предпринимательство в частности ощутимого прогресса в этом деле не наблюдается? Ощутимого с точки зрения отдачи в обе стороны: и бюджету для улучшения содержания пенсионеров, школ и больниц (заодно с полицейскими), и массе предпринимателей, поднимающих свое и окружающих благосостояние.
Расклад такой: в Казахстане сейчас почти две тысячи предприятий, относящихся к разряду крупных, чуть более двадцати тысяч средних и более четырехсот тысяч малых (из них действующих примерно 250 тысяч), а также более миллиона ста тысяч индивидуальных предпринимателей (ИП), но как-то мы существования столь громадной предпринимательской массы не ощущаем. И это тем более удивительно, что не только малые предприятия, но и любое ИП по хорошо отработанному Налоговому кодексу вправе нанимать наемных работников, а потому если все рабочие крупных, средних и малых предприятий, все госслужащие и работники бюджетных учреждений разойдутся по своим местам, то оставшиеся, включая стариков и младенцев, должны непрестанно трудиться в каком-то из миллиона с лишним ИП, и то рабочих рук в Казахстане остро бы не хватало. Почему же замечательная статистика о массовом предпринимательстве, да еще при реально стимулирующем такой вид деятельности Налоговом кодексе остается бумажной?
Если бы правительство всерьез попыталось поискать ответ на этот вопрос, оно обнаружило бы много поучительного и… крайне опасного для себя. Потому что суть - в крайнем и фактически искусственно устроенном… безденежье во всей несырьевой экономике.
Вот иллюстрация: судя по статистике ЕНПФ, за весь 2017 год поступило взносов на 754,4 млрд. тенге, то есть все легальные работники в Казахстане, включая и несметное число индивидуальных предпринимателей, за год официально заработали 7544 млрд. тенге, и это составило ровно 14,5% от ВВП (51,97 трлн. тенге) того же 2017 года. А смысл ВВП, между прочим, это суммарная стоимость всех произведенных или, что то же самое, потребленных товаров и услуг, и, следовательно, четырнадцать с половиной процентов - это доля в общенациональном потреблении всех легальных наемных работников в нашей стране.
Так на какие такие успехи в развитии предпринимательства можно рассчитывать, когда чуть ли не на все население Казахстана, за вычетом биржевых рантье и крупных работодателей, приходится лишь одна седьмая часть национального потребления?!
Впрочем, выкладки на основании отчетности ЕНПФ косвенные. Обратимся к официальной статистике. Она дает такой расклад ВВП 2017 года по доходам: оплата труда - 29,7%, чистые налоги (то есть бюджет) - 7,3%, валовая прибыль (читай прибыль корпораций) - 63%.
Получается, что комитет по статистике каким-то ему одному ведомым способом ко всем официальным зарплатам в Казахстане досчитал еще не ­учтенные заработки, фактически удвоив долю оплаты труда в ВВП. Но даже и так 29,7% - это издевательски мало! Так же, как объективно мала и доля налогов.
Ладно, допустим, все бюджетные поступления тоже идут исключительно на пользу нашим гражданам, но и при этом доля населения в потреб­лении - это одна треть, а доля корпораций - две трети. И вот на такое соотношение, получается, работает наше правительство. Что печально.
А в таком разрезе главное в узбекском налоговом маневре, имеющем отношение и к нашей ситуации, - это пятикратное повышение налогов с добывающих предприятий. Слабо нашему правительству?

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 16 по 22 августа

Золотые слова

«- Если уже делаете тут какую-то показуху, сделайте бордюр, но зачем в траву класть асфальт. Это что, культура? Вот за это чиновников и ненавидит порой народ - за ваши безалаберность и безобразие.»

Александр ЛУКАШЕНКО, президент Белоруссии:
Вопрос на засыпку

В какой валюте вы держите свои накопления?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева