⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Недетские игры на политической кухне, или Казахстан в российском пенсионном зеркале

Пётр Своик

Информационное пространство России буквально кипит после выступления президента Владимира ПУТИНА, изложившего теперь уже, надо полагать, окончательный вариант пенсионной реформы. И нас это тоже касается. Причем касается напрямую и сразу обоими боками: и как этапный момент в разрастающемся противостоянии Россия - Запад, определяющем в числе прочего судьбу тенге и всей евразийской интеграции, и как аналог происходящего в нашей пенсионной системе.

До этого целый ряд СМИ и аналитиков муссировали тему неравной, но упорной борьбы российского президента с либерально-компрадорским составом собственного правительства и Центробанка, замыслившим под пенсионной реформой едва ли не госпереворот. Соответственно, подчеркнутое дистанцирование Владимира Путина от предложений насчет повышения пенсионного возраста (мужчин - с 60 до 65 лет, женщин - с 55 до 63 лет) расценивалось почти как гениальный маневр-ловушка по использованию всенародного негодования для окончательной дискредитации прозападного властного крыла. Однако случилось ровно наоборот. Да, президент РФ довольно ощутимо - с восьми до пяти лет - урезал повышение пенсионного возраста для женщин, но сделал это в форме общей безусловной поддержки правительства, как бы сам примкнул к антипутинскому перевороту.
При этом из его обращения в среду к россиянам стоит выделить два тезиса: о том, что в ближайшие 7-10 лет пенсионная система может существовать и в нынешнем виде, и о том, что варианты сохранения и повышения пенсий без увеличения пенсионного возраста, завязанные на использовании нефтяных доходов, категорически исключены. Это лишний раз подчеркивает: президент России играет вдолгую - политический цикл он рассматривает гораздо большей продолжительности, нежели свой четвертый конституционный шестилетний срок. Причем на указанной им 7-10-летней дистанции он, получается, сам не видит провозглашенного им технологического прорыва - такого изменения экономической модели, которое решило бы пенсионную проблему без необходимости сегодняшнего политически проигрышного повышения возраста.
Впрочем, насколько россияне действительно не простят своему президенту солидаризацию с непопулярным правительством и что будет дальше с ними и с нами, понаблюдаем.
А вот что касается собственно пенсионной аналогии, так мы ровно на 20 лет впереди России!
Напомним, еще в 1997-м в Казахстане было изменено пенсионное законодательство, а со следующего после него года началась пенсионная реформа, по которой возраст выхода на пенсию постепенно повысился для мужчин с 60 до 63 лет, для женщин с 55 до 58 лет. То есть уже тогда казахстанские пенсионеры получили сдвижку на три года позже против российских, где до сих пор держатся еще советские сроки выхода на заслуженный отдых: 55 лет для женщин и 60 - для мужчин. Впрочем, это было так давно, что надежно успело забыться-свыкнуться.
Плюс тогда же была параллельно запущена накопительная пенсионная система, на которую российское правительство, не менее нашего прислушивающееся к рекомендациям МВФ и Всемирного банка, так до конца и не рискнуло.
Наконец, не далее как в самом для нас экономически благополучном 2013 году (время рождения Стратегии “Казахстан-2050”) было принято решение окончательно эмансипировать женщину Востока в казахстанском прикиде - уравнять ее по пенсионному возрасту с мужчинами (еще бы, ведь среди наших пенсионеров сплошной матриархат, 70 процентов - женщины!). Равного по накалу с российским сопротивления это, конечно, не вызвало, хотя сроки такого прогрессивного нововведения тогда все же отложили до нынешнего года. И вот теперь с 1 января 2018 года постбальзаковский возраст для наших дам будет сдвигаться на полгода каждый год, пока к 2027 году казах­станки не станут получать пенсию только по наступлении 63 лет.
Что же мы получили от опережающего скачка на два десятилетия?
В этом году минимальная пенсия в Казахстане составляет чуть больше 49 тысяч тенге, средняя - чуть больше 71 тысячи.
В России минимальная пенсия разная по регионам, в среднем же это 8726 рублей, или 46,7 тысячи тенге по текущему курсу. Средняя пенсия тоже разная по регионам, а на круг получается 14 945 рублей, или 80 тысяч тенге. Порядок, как видим, примерно одинаковый, несмотря на более поздние у нас сроки выхода на пенсию. Правда, казахстанцы получают еще и накопительную прибавку, но о ее величине и на какой процент выходящих на пенсию она распространяется, судить трудно - данных недостаточно.
Стоит напомнить и такое обещание российских реформаторов, как доведение среднего размера пенсий через несколько лет до 20 тысяч рублей, причем с учетом вводимой и у них индивидуальной накопительной компоненты. Это порядка 107 тысяч тенге, если наша валюта так и будет хвостиком тянуться вслед за рублем. Скромненько, а потому вполне достижимо и для нас: посоревнуемся в деле содержания пенсионеров в хорошей - поджарой - форме.
Все это мы говорим, так сказать, под горячую руку - непосредственно вслед бурным пенсионным событиям в России, для сравнения промежуточных итогов и попытки угадывания перспектив. А тот факт, что нынешняя пенсионная система Казахстана (как в солидарной, так и в накопительной компоненте) есть набор накапливающихся и не находящих решения проблем, - это тоже информация к размышлению. И к нашему дальнейшему анализу.

Пётр СВОИК,  Коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы.

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева