⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Обещанного - ждать не дождаться

Руслан БАХТИГАРЕЕВ

Так ли неизбежно влияние на Казахстан антироссийских санкций, как его малюют в отечественном Нацбанке?

Председатель Национального банка Казахстана Данияр АКИШЕВ не исключает роста инфляции в стране на фоне антироссийских санкций, о чем он заявил на правительственном заседании 4 сентября: мол, в 2018 году инфляция будет в пределах заданного коридора, а вот в 2019-2020 годах запланированный коридор, скорее всего, придется скорректировать из-за возрастающего давления Запада на Россию и ослабления российского рубля. Неужели наше родное правительство не может принять адекватные контрмеры? Или оно в принципе не способно это сделать?

Министр нацэкономики Тимур СУЛЕЙМЕНОВ (на снимке) на том же заседании кабмина уточнил: уровень инфляции в 2018 году пройдет по верхнему потолку коридора - около 6,6-6,8 процента. И попросил-предупредил в этой связи акиматы: свое­временно... пополнять стабилизационные фонды, усилить работу по бесперебойным поставкам угля и дизельного топлива на рынок, не забывая о мониторинге цен. И все! То есть превентивные меры по предотвращению роста инфляции и влияния антироссийских санкций ни в правительстве, ни в Нацбанке, получается, не рассматривают.
Поражает и другое - как финрегулятор ловко лавирует между собственными цифрами и комментариями.
В октябре прошлого года Данияр Акишев обвинил граждан страны в том, что они провоцируют инфляцию. Так и сказал: “Ожидания населения и предприятий в отношении роста цен становятся причиной инфляции!” То есть инфляция происходит потому, что мы с вами ее ждем… А в мае этого года глава Нацбанка отрапортовал, что инфляцию удалось снизить почти втрое менее чем за два года! А с 2020 года уровень инфляции, по его словам, вообще будет ниже 4 процентов. И тут вдруг новое заявление, которое противоречит майскому. Но мы-то инфляцию не хотим! Тогда почему она снова замаячила на горизонте? Может, потому, что ее желает... глава Нацбанка?

Но вернемся к санкциям. Экономист Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ (на снимке) комментировать инфляционные ожидания главы Нацбанка не захотел. Однако на своей странице в Facebook написал: “Отсылки на Россию, санкции ни при чем. Таможенный тариф с ТС/ЕАЭС почти такой же, что и до ТС/ЕАЭС. У нас больная экономика и больная монетарная политика. Это и есть настоящая причина. Равно как и в России”.
Выводы Худайбергенова подтверждает наглядно курс нацио­нальных валют постсоветских стран по отношению к доллару. Даже тех, которые не входят в Евразийский экономический союз и не зависят от России так, как Казахстан (см. таблицу).

И в Грузии, и в Азербайджане курс в пересчете на тенге примерно такой же, как и у нас.
И тут, как говорится, только два пути. Первый - поднять лапки кверху и с буддийским спокойствием наблюдать, как ползут вверх цены, приговаривая: “Это не только у нас, но и у соседей тоже”. И второй - что-нибудь предпринять!

Эксперт аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Рамазан ДОСОВ (на снимке) считает, что Нацбанк обязан вмешаться в ситуацию:
- Для снижения инфляции и ее закрепления ниже целевого уровня в 4 процента к 2020 году необходима, как мы неоднократно ранее говорили, слаженность фискальной и монетарной политики. И если внешние контакты страны могут выступать факторами тех или иных шоков для ее экономики, поскольку неподвластны внутреннему контролю, то сдерживание инфляционных процессов путем расширения линейки предложений товаров и услуг, оптимизации бюджета может облегчить задачу по обеспечению ценовой стабильности в средне- и долгосрочной перспективе. Сейчас в отсутствие таргета по курсу режим свободно плавающего курсообразования позволяет существенным образом снизить интервенции на валютном рынке, не препятствуя фундаментальным трендам. Вместе с тем для предотвращения резких изменений курса тенге и поддержания стабильности финансовой системы регулятор может и должен проводить интервенции. В целом мы считаем, что курс национальной валюты должен формироваться за счет соответствующего спроса и предложения.

В свою очередь экономист Магбат СПАНОВ (на снимке), напротив, считает, что ни одна мера, которую могут принять Нацбанк и/или правительство в рамках своей компетенции, не способна изменить ситуацию. Поскольку для избежания скачка инфляции и дальнейшего обесценивания нацвалюты нужны более радикальные решения, а они в компетенцию вышеупомянутых органов не входят.
- Магбат Уарысбекович, что необходимо предпринять, чтобы избежать скачка инфляции и избавить казахстанскую экономику от участи нестись под откос вместе с Россией?
- Вы задаете мне вопрос, ответ на который не могут найти не только чиновники, но и лучшие экономисты страны!
Вообще, то, что Акишев де-факто признал существование инфляции, это уже хорошо. По моим подсчетам, сейчас инфляция в стране гораздо выше ожидаемых параметров Нацбанка на 2018 год в 5-7 процентов.
Я думаю, что антироссийские санкции к существующему положению дел в Казахстане имеют опосредованное отношение. Они просто являются очень удобным поводом для властей сказать: “Мы не виноваты, виноваты антироссийские санкции”.
- То есть в росте инфляции виноват Нацбанк?
- Есть, конечно, комплекс мер, которые должен проводить Нацбанк, для того чтобы не допустить роста инфляции. Хотя, замечу, в большей степени в ее прогрессировании виновато правительство, оно ведь определяет экономический курс. И ЕАЭС, и интеграция - это был наш осознанный выбор, то есть ситуация была предсказуема. Следовательно, весь вопрос в том, что правительство и Нацбанк попросту снимают с себя ответственность за происходящее в стране. А для того чтобы страна работала и не возникало вот таких ситуаций, у нас должна быть создана конкурентоспособная экономика.
- Что для этого надо сделать?
- В первую очередь обеспечить верховенство права, а не телефонов. У нас, вы же видите, все инвестиции идут в квазигосударственный сектор. Они как Молох пожирают эти инвестиции, а результата на выходе ноль. Реорганизация министерств, ведомств, предприятий тоже оказывается неэффективной мерой. Взять локомотивы казахстанской экономики. К примеру, компания “КазМунайГаз” - она же в долгах как в шелках! И другие крупные госкомпании в такой же ситуации.
Необходимо выстроить нормальную экономическую политику. Финансовая система - это производная от экономики. Нет конкуренции - нет роста. Основной упор сделан на госинвестиции…
- Можно ли что-то предпринять, чтобы хотя бы снизить зависимость от ситуации в России?
- Есть определенный план мер, его надо реализовывать. Если вкратце, то самое главное - четкое бюджетирование. Страна должна жить по средствам. Доходы и расходы должны адекватно соотноситься друг с другом. Мы должны отказаться от прожектов, это должно стать самым главным правилом. Далее. Необходимо провести ревизию всех финансовых расходов. Тогда найдутся дополнительные деньги, которые можно направить на развитие экономики. Кроме того, те структуры, которые были отданы под управление Нацбанка, необходимо сделать снова самостоятельными и независимыми. Я говорю прежде всего про комитет финансового надзора. Еще одна мера - ускорить строительство предприятий в рамках проекта Великого шелкового пути. У нас заявлялось, что планируется совместно с Китаем создать больше 50 таких предприятий.
И еще одна главная мера: надо, чтобы каждый из руководителей правительства - премьер, вице-премьер, министры - брал на себя контроль и ответственность за реализацию трех проектов. Поясню. Нужно научиться расставлять приоритеты, а не распыляться в разные стороны. За всем все равно не уследишь. У каждого руководителя должно быть три приоритетных проекта, которые они должны довести до стопроцентного выполнения, а не кивать на санкции или нехватку финансовых ресурсов или отсутствие кадров. Вот эти меры, на мой взгляд, являются сейчас самыми главными.
Но для реализации этого плана у нынешнего пластилинового правительства и Нацбанка не хватает политических сил. Они могут говорить что угодно, рисовать красивые цифры, вещать о цифровизации экономики. Но это ничего не даст. Можно расписать весь план действий, но любую здравую идею правительство трансформирует так, что мы получим в конечном итоге обратный результат. И в результате может стать еще хуже.
- А стоит ли отказаться от инфляционного таргетирования или от свободно плавающего курса?
- Это все финансовые меры. А какой в них смысл, если экономика не работает? Сельское хозяйство не обеспечивает продуктовую безопасность, финансовая система - экономическую безопасность. Стране необходимы кардинальные и жесткие экономические реформы. Но эти реформы связаны с инвестициями. Население наше должно научиться вкладывать. Однако население не будет вкладывать свои деньги непонятно во что. У правительства есть резерв. Они сейчас залезли в святая святых - в пенсионный, медицинский и в Фонд соцстрахования. И пока у правительства есть этот резерв, никаких мер они принимать не будут.
- Остается только ждать роста инфляции и падения тенге ниже плинтуса?
- Я ожидаю, что инфляция будет 10 процентов и выше. Курс составит порядка 360 тенге за доллар. Сейчас он, конечно, выше, но, я думаю, Нацбанку придется все же вмешаться и снизить его, осуществляя интервенции.
У нашего правительства и Нацбанка кишка тонка принимать жесткие меры, которые необходимы, хотя и ухудшат социальное положение населения. На нашего премьера были большие надежды у специалистов, населения. Но, к сожалению, он не оправдал этих ожиданий. И глава Нацбанка тоже за эти два года так и не смог наработать авторитет.
Вот, например, Бауыржан БАЙБЕК (аким Алматы. - Р. Б.) за это время смог наработать авторитет. С его методами можно соглашаться или не соглашаться, но он хотя бы пытается что-то изменить, пусть даже и в рамках собственного понимания. А правительство и Нацбанк ничего не пытаются изменить.
Ситуация ухудшается, и опять президенту приходится все делать самому. А это неправильно. Не должен президент все делать сам. Поэтому, я считаю, правительство должно уйти в отставку. Лучше ужасный конец, чем тот ужас без конца, который обеспечивает нам это правительство.

Руслан БАХТИГАРЕЕВ, фото Владимира ЗАИКИНА, Романа ЕГОРОВА и с интернет-ресурсов, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 13 ноября

Золотые слова

«- Я бы посоветовал Ильясу Алмасхановичу не слишком афишировать, что госслужащие тупее, чем бизнес. »

Владимир БОЖКО, вице-спикер мажилиса:
Сказано в адрес и.о. директора департамента Минсельхоза Ильяса ДОСХОЖАЕВА.
Вопрос на засыпку

Хотели бы вы перевести своего ребенка на дистанционное школьное обучение?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева