⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Пощадите органы

Ольга ВОРОНЬКО

В феврале в Павлодаре должны достроить радиологический корпус нового онкодиспансера со стенами толщиной в три метра, покрытыми трехмиллиметровым слоем свинца. Только вот зачем? Современное оборудование, под которое строится корпус, из сметы вычеркнули. При помощи этого оборудования, разрушающего раковую опухоль, не затрагивая здоровые ткани, сейчас лечится весь цивилизованный мир. И только павлодарцев, 20 лет занимающих первое место по заболеваемости онкологией в республике, продолжают облучать на старых установках 1986 года выпуска, повреждающих здоровые органы и вызывающих массу побочных эффектов.

В области, где самые большие в республике промышленные выбросы, на учете по онкологии состоит около 11 тысяч человек. Долгие годы местный онкодиспансер располагался в здании русско-киргизской школы 1916 года постройки, а с 1994 года находится в бывшей облГАИ, возведенной в 1961-м. Палаты перегружены, операционный блок на первом этаже, а реанимационное отделение - на третьем (лифта нет), радиологический корпус и вовсе в пяти километрах от главного.

- Ютимся здесь много лет, - расстраивается директор диспансера Мурат СУЛЕЙМЕНОВ. - Как 40 лет назад я пришел молодым, так уже 40 лет и бьюсь, чтобы построили новое здание.
В 2012 году вопрос со строительством вроде бы сдвинулся с мертвой точки. Была разработана проектно-сметная документация, согласно которой на новые корпуса с оборудованием необходимо было выделить из республиканского бюджета 7,2 миллиарда тенге. Однако в 2013 году в связи с кризисом и мораторием на новое строительство проект заморозили. Наконец в 2016 году экстренную необходимость в нормальном онкодиспансере область отстояла. Доллар к тому времени вырос более чем в два раза. Для того чтобы хватило денег на новые стены, из сметы вычеркнули линейный ускоритель, а также современную кислородную станцию, комплекс чистых помещений для операционно-реанимационного блока и информационную систему. Чтобы было понятно, о чем идет речь, расскажем об ускорителе подробнее.

- 70 процентов онкобольных нуждаются в лучевой терапии, - объясняет заведующая отделением радиологии павлодарского онкодиспансера Виктория СИЧЕНКО (на снимке). - Во всем мире такая тактика. В протоколах ВОЗ даже есть фраза: “Хорошее облучение равняется по своему эффекту хорошей операции”. В прошлом году новых случаев онкологии в области выявлено 2307, двум тысячам пациентам назначена лучевая терапия. Перед облучением врач определяет, где опухоль, размечает, составляет план. Затем физик рассчитывает этот план лечения, потом он еще проверяется. Но как бы мы ни рассчитывали, на кобальтовом аппарате, на котором мы сейчас работаем, существуют определенные стандарты облучения. По ним для надежности мы должны отступить от края опухоли и захватить здоровые ткани, чтобы не оставить ни кусочка новообразования. Да, страдают соседние органы, это ведет к инвалидизации больного, но что делать - так положено, иначе толку от нашего лечения не будет. Опухоль ведь не бывает квадратная или круглая, она бесформенная. На ускорителе же внедрена система 3D-визуализации, которая дает возможность точно задать контуры опухоли и учесть их возможное движение, что защищает от облучения соседние здоровые ткани. Ускоритель синхронизирует свою работу с дыханием пациента. Допустим, облучаем рак молочной железы. Вы вдохнули, грудь поднялась, выдохнули - опустилась, идет смещение на целый сантиметр. Поставьте нам ускоритель, и ни в какой Израиль или Южную Корею на лечение ездить вообще не надо. Это уже не инновация, весь мир на нем работает. Даже Семей - не областной центр - имеет ускоритель. В Усть-Каменогорске их два. К нам приезжают молодые доктора, к примеру, из Караганды или Актау, смотрят на наши аппараты, как на динозавров, и удивляются: как вы рассчитываете лечение?
Кроме того, по словам Виктории Сиченко, ускоритель - это также безопасность для медперсонала и вообще для жителей Казахстана.
- Сейчас наши врачи работают с радиоактивными источниками высокой мощности в особо опасных условиях, мы относимся к категории “А”, - поясняет заведующая отделением. - Когда мы укладываем пациента, занимаемся им, определенную дозу, несмотря на все предохранения, получаем - источник излучает постоянно, даже когда не работает. На ускорителе отсутствуют радиоактивные элементы, нажал на кнопку - он генерирует излучение, выключил - перестает. Кроме того, наш источник надо утилизировать каждые пять лет, потому что снижается его мощность. То есть мы его меняем, отработавший захоранивают на специальных полигонах, страдает окружающая среда. У нас два аппарата, в этом году пришел срок заменить один из них - это 90 миллионов тенге. А ускоритель, можно сказать, вечный.
В 2016 году бывший в то время акимом области Канат БОЗУМБАЕВ принял решение: новый онкодиспансер нужно начинать строить, даже несмотря на то, что из сметы пропал линейный ускоритель. Просто потому, что, как уже говорилось выше, эту стройку пробили с трудом.
- Аким сказал: ну что делать, потом докупим, когда придет время, иначе строительство вообще никогда не начнется, - вспоминает бывший руководитель областного управления здравоохранения Нурлан КАСИМОВ.
Время пришло. Стройка началась в мае 2017 года. К ноябрю 2018-го здесь должны стоять девять зданий на двух гектарах земли, соединенных переходами. Площадь только одного стационара более 12 тысяч квадратных метров. Полгода сюда проводили коммуникации: запроектированы основная и резервная кабельные линии плюс третий источник электроэнергии - дизельная электростанция. Кроме основного центрального теплоснабжения строится котельная на жидком топливе. В феврале строители планировали сдать радиологический корпус, но теперь боятся, что объект станет долгостроем. Дело в том, что по технологии сначала устанавливается линейный ускоритель, а уже потом полностью перекрываются проемы в стене. Добавить оборудование после возведения здания будет уже невозможно.
Цена вопроса полноценного оснащения онкодиспансера - 3,8 млрд. тенге. Примерно столько же нужно потратить, к примеру, на укрепление стен учебного центра, построенного на экибастузских болотах, про который много лет писала наша газета. При строительстве центра чья-то рука вычеркнула из сметы дренажную систему, в результате уже готовые 15 корпусов оказались затопленными и сейчас не пригодны для эксплуатации. Не ждет ли теперь та же судьба радио­логический корпус?

Ольга ВОРОНЬКО, фото автора, Павлодар

Загрузка...
Астропрогноз
с 24 по 30 мая

Золотые слова

«- В основе какого-то грамотного инвестиционного проекта может лежать простое желание получить откат. И одно другому не мешает, что примечательно. »

Данияр АШИМБАЕВ, политолог:
Сказано в интервью порталу ИАЦ.
Вопрос на засыпку

Оправдывает ли себя ЕНТ?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

 
Новости партнеров