⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Кто танцует даму?

Михаил КОЗАЧКОВ

Почему цифровизация здравоохранения Казахстана привела к появлению монополиста на рынке медицинских информационных технологий?

Очередной, трудно даже сказать какой по счету, скандал разгорается вокруг Министерства здравоохранения. Более десяти компаний, работающих в сфере медицинских информационных систем, заявили о неравных условиях на рынке. По словам IT-бизнесменов, ТОО “Центр информационных технологий “Даму” находится в привилегированном положении, при этом с другими поставщиками услуг разрывают соглашения при первой возможности. Так что же на самом деле происходит на этом рынке? В этом вопросе пытался разобраться корреспондент “Времени”. 

Из открытого письма группы казахстанских разработчиков и интеграторов медицинских информационных систем Елжану БИРТАНОВУ
…Таким образом, на рынке сложилась ситуация, которая привела к неизбежному возникновению следующих последствий и рисков как для системы здравоохранения, так и для нацио­нальных интересов Республики Казахстан.
1. Создание условий для возникновения и процветания коррупционных схем в электронном здравоохранении (один “избранный” поставщик на регион(ы), выбор решения без конкурсов и тендеров, информационная поддержка государственными органами продуктов отдельной частной компании).
2. Потеря целесообразности и смысла дальнейшей разработки и внедрения платформы, на которую государство тратит около 18 миллионов долларов ввиду разрушения основ концепции развития электронного здравоохранения РК.
3. Противодействие программе “Цифровой Казахстан” и развитию IT-отрасли путем выдавливания с рынка большого количества IT-компаний, обесценивания уже вложенных инвестиций в казахстанские разработки и программное обеспечение, подрыв доверия иностранных инвесторов, вкладывающих средства в казахстанские IT-компании.
4. Возникновение зависимости работоспособности всей системы здравоохранения (практически всех регионов на данный момент) от работоспособности программного продукта одной частной компании.
5. Сосредоточение критически важной информации о населении (персональная информация, информация о заболеваниях) в руках одной частной компании (глобальная угроза на национальном уровне).

Впервые о необходимости цифровизации услуг медицинских учреждений в профильном министерстве заговорили лет этак 15 назад. В Минздраве, как известно, часто меняются первые руководители, поэтому в учебниках истории вряд ли напишут, кому из министров первому пришла в голову идея сделать все, как в развитых странах. Как происходит лечение казахстанцев сейчас? Новый человек еще не успел родиться, а на него уже заводят карточку - специально обученные люди клеем и степлером скрепляют страницы А4, куда вносят данные о беременности мамы, потом о прошедших родах, прививках, первых болячках и так далее. В итоге уже к школе карточка распухает, теряется, а без нее государственные медучреждения отказываются выписывать справки и рецепты.
Для того и придумали цифровизацию, чтобы все данные о жизни пациента находились в единой базе. В идеальном варианте
обычный гражданин должен прийти в абсолютно любой медицинский центр, имея на руках лишь удостоверение личности. Специальное устройство считывает информацию со штрихкода на документе, и тут же в компьютере появляются все сведения - чем болел, где лечился, на какие препараты есть аллергия. Кроме того, цифровизация должна ускорить процедуру госпитализации, получения необходимых препаратов и вакцин и убрать пресловутый человеческий фактор, когда одни получают бесплатные услуги и лекарства, а другим они недоступны. Наконец, цифровизация обязательно поможет бороться со вспышками смертельно опасных заболеваний - система способна гораздо быстрее зафиксировать резкое увеличение числа больных или летальных исходов, чем ответственный сотрудник в министерстве или региональном управлении. Тогда и ответные шаги можно предпринять оперативнее.
А для того чтобы такая база работала, необходимо специальное программное обеспечение, установленное в каждой клинике. К слову, без подобных программ просто невозможен запуск системы единого медицинского страхования. И что самое важное - программное обеспечение еще не установлено даже в клиниках Астаны. Что уж говорить о провинции! А ведь деньги с зарплат казахстанцев уже вовсю поступают в Фонд обязательного медстрахования, хотя система еще не работает.
Конечно, можно покритиковать Министерство здравоохранения: куда же вы смотрели, господа чиновники в белых халатах? Но в кабинетах Минздрава начали готовиться к цифровизации давно - больше 10 лет назад. Именно тогда стартовала работа по созданию единой информационной системы здравоохранения Казахстана. Причем для решения сложных задач были выделены государственные деньги, а также привлечены займы Всемирного банка.

Среди тех, кто начал разрабатывать такую необходимую для всех казахстанцев систему, оказались специально созданные при Минздраве организации - РГП на ПХВ “Республиканский центр развития здравоохранения” и РГП на ПХВ “Республиканский центр электронного здравоохранения”. Последнюю структуру возглавляла уроженка Караганды Наталья КИЛЬ. В своих интервью она рассказывала о невероятных перспективах, которые откроются перед гражданами Казахстана, когда работа по цифровизации медуслуг будет завершена. Одна из таких статей была опубликована еще в 2009 году на сайте profit.kz - материал настолько громкий, что заслуживает отдельного цитирования.
- Самый глобальный проект, которым мы в данный момент занимаемся, - это создание единой информационной системы здравоохранения, - говорила Наталья Киль 9 лет назад. - Это очень амбициозный проект, потому что на сегодняшний день ни в одной стране мира не существует подобной системы на государственном уровне. Есть попытки, аналогичные работы ведутся во многих странах. В США, Великобритании, например, такие проекты еще не завершены. Пока эти системы ограничиваются лишь штатом, графством, областью. В России также несколько субъектов федерации разработали и внед­рили у себя единую информационную систему. Но на уровне всей страны подобные проекты пока в мире еще нигде не реализованы. В нашей республике решение о реализации данного проекта было принято в 2005 году. На сегодняшний день практически 90 процентов функционала системы разработано, проводится пилотная эксплуатация в Астане. На следующий год планируется уже тиражирование по республике.
Как тебе такое, Илон Маск? Еще в 2009-м - каких-то 9 лет назад - уже было разработано 90 процентов всего функционала, началась пилотная эксплуатация в столице, а с 2010 года система должна была заработать по всей стране!
Но…
По неизвестным причинам система так и не заработала в 2010 году. И в 2011-м тоже, как и в 2012-м. Стоит напомнить, что нет этой системы и сейчас - даже в Астане обещают только к осени подключить все медучреждения. В сельских больницах компьютеры планируют установить к 2021 году. Так что же случилось с планами Натальи Киль от 2009 года?
Как оказалось, в 2014-м пилотный проект, на 90 процентов разработанный пятью годами ранее, был свернут. Несмотря на многолетнее финансирование, госпредприятия так и не сумели создать программ­ное обеспечение, которое установили бы во всех медучреждениях для улучшения жизни пациентов и врачей. А в Минздраве было принято соломоново решение: раз нет собственных программ, то пусть в каждом регионе их закупают местные власти. Ведь цифровизацию медуслуг никто не отменял. Не случайно глава государства регулярно напоминает об этом своим подчиненным. И теперь каждый начальник управления здравоохранения областного масштаба сам решает, чей софт ему устанавливать в гос­учреждениях. Одни берут адаптированную российскую версию, другие предпочитают западные образцы, третьи доверяют местным разработчикам. Худо-бедно, но деньги осваиваются, и автоматизация хоть и медленно, но шагает по стране. Правда, нет гарантии, что программы разных производителей смогут быть интегрированы в единую базу, по которой будет работать система обязательного медстрахования. Но это уже не проблема начальников управлений здравоохранения - им важно, чтобы компьютеры и начинка были закуплены, деньги освоены, акты выполненных работ подписаны.
А что же случилось с Натальей Киль, в свое время на 90 процентов разработавшей функционал? После неудачи в госструктурах она перебралась в частный сектор, став генеральным директором.... ТОО “Центр информационных технологий “Даму”! Вместе с ней ушла в частную фирму и группа сотрудников. Эта компания много лет трудится на IT-рынке Казахстана, в том числе и на благо Министерства здравоохранения. И по случайному совпадению “Даму” весьма активно продвигает собственные разработки программного обеспечения в рамках цифровизации… медицинских услуг! И именно “Даму” другие IT-бизнесмены сейчас обвиняют в своих бедах.
И в связи с этим возникает резонный вопрос: а что за программ­ное обеспечение сейчас продает “Даму” управлениям здравоохранения в разных регионах? Не тот ли функционал, что был разработан на 90 процентов за государственный счет, даже проходил испытание в столице, но так и не появился в больницах Казахстана? Правоохранительным органам проверить этот момент будет несложно. И самое главное: кто же стоит за Натальей Киль, в прошлом сотрудником Министерства здравоохранения, а ныне самым успешным бизнесменом на рынке цифровизации медицинских услуг?

Михаил КОЗАЧКОВ, фото с сайтов U lagat-m.kz и Bishopmccann.com, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 22 по 28 ноября

Золотые слова

«- Эта важная во всех отношениях деятельность не должна превратиться в “академический туризм” за государственный счет. Необходимо не только кропотливо собирать архивные данные, но и активно конвертировать их в цифровой формат, делая доступными для всех заинтересованных экспертов и широкой общественности.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Если у вас невысокий доход, готовы ли вы каждые три месяца заморачиваться со сбором справок и документов для получения жилищной помощи?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева