⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Архивный детектив

Стас КИСЕЛЁВ

Что-то не то происходит в архивах костанайских судов. Там пропадают документы из дел, которые могут быть пересмотрены, а вынесенные по ним приговоры и решения - изменены. Костанайский корреспондент “Времени” практически одновременно узнал о двух подобных историях…

История на миллиард

Абай КУШАНОВ (на снимке) - фигурант громкого дела о мошенничестве в ТемiрБанке. Оно прогремело в 2010 году, когда выяснилось, что менеджеры банка вместе с риелторами и оценщиками незаконно выдали кредиты на сумму более миллиарда тенге.
Кушанов владел оценочной компанией “БТИ Тулпар”, чьи отчеты об оценке недвижимости использовались банком при вынесении решений о выдаче кредитов. Между тем было установлено, что подписи за Кушанова ставили сотрудники его предприятия, а сам он делами предприятия не занимался, потому что жил и работал в Астане, оставив на хозяйстве в Костанае своего брата.
Тем не менее суд счел, что Кушанов выступил пособником мошенников, составив липовые акты оценки недвижимости, под которую выдавались баснословные залоговые кредиты. Приговором ему было определено наказание - пять лет лишения свободы условно и солидарное возмещение ущерба в 1,1 млрд. тенге.
- Несколько лет подряд я пытался оспорить два приговора, которые мне были вынесены в 2010 году, так как считаю себя невиновным, - говорит Кушанов. - Однако дело не двигалось с мертвой точки. В марте 2015 года надежда забрезжила - тогда генпрокурор подал протест в Верховный суд отменить приговор и прекратить мое уголовное дело в связи с недоказанностью участия в преступных действиях. Но неожиданно накануне рассмотрения этот протест был отозван. Не знаю почему. Могу лишь предположить, что если бы меня оправдали, то рухнуло бы все дело о банковском мошенничестве…
У Кушанова целая папка документов и воз аргументов, но вряд ли стоит приводить их в этой статье. Пусть лучше с этим разбираются профессиональные юристы. Меня в его истории заинтересовало одно удивительное обстоятельство, которое, судя по всему, может считаться грубым нарушением прав моего собеседника.
- Неожиданно для себя я обнаружил пропажу из архивного дела, хранящегося в суде № 2 г. Костаная, документов, на которых было основано мое обвинение, - утверждает Абай Кушанов. - Речь идет о… трехстах листах документов! Все это отчеты “БТИ Тулпар”, вошедшие в список вещдоков, которые суд постановил хранить в материалах дела.
Невероятно, но факт: в приговорах название и содержание документов указаны, но самих отчетов действительно нет. Кушанов это обнаружил, добившись разрешения ознакомиться с архивными материалами.
- Мне вынесли коробки с бумагами, и я увидел, что в деле, рассмотренном 30 июня 2010 года, есть только титульные листы отчетов, - рассказывает мой собеседник. - А в деле от 30 декабря 2010 года - лишь протокол о выемке у меня четырех отчетов. Самих этих важнейших документов нет, их будто корова языком слизала!
Кушанов отправил в суд письменный запрос о том, как это могло случиться, после чего у него состоялась знаковая встреча с исполняющим обязанности председателя суда №2 г. Костаная Саветбеком МУХАМБЕТОВЫМ.
- Он завел меня в один из пустых залов заседаний и провел разговор один на один, - рассказывает Кушанов. - Спросил, зачем мне нужны эти документы, и я ответил: чтобы оспорить приговор. Он спрашивает: “А что, банк взыскал с вас ущерб?” Я отвечаю: “У меня отобрали практически все имущество, но полная сумма долга не погашена”. Он опять интересуется, чего я вообще хочу. Оправдаться хочу, говорю. “Но у вас же наверняка есть эти отчеты, вот их и используйте”, - говорит мне Мухамбетов. А я отвечаю: “Мне нужны те, что хранятся в материалах дела. У меня иные копии в Верховном суде просто не примут”. И он тогда сказал: “Ну хорошо, вы их получите”.
А спустя несколько дней Кушанов получил ответ, из которого следует, что эти самые вещдоки, которые должны были храниться в делах, судом переданы… банку, пострадавшему от мошенников. Между прочим, банку, который уже ушел с рынка, и спрос с него теперь никакой.
- Предположим, на каких-то основаниях что-то из дела было вынуто и кому-то отдано, - рассуждает Кушанов. - Но не могли же сотрудники суда передать банку документы, которые тому не принадлежали! Вторые экземпляры отчетов, изъятые в моей компании, в любом случае не могли никому отдать и должны были сохранить в деле. Но их нет!
А на нет, получается, и суда нет. Так что Кушанову сейчас еще труднее, чем раньше, искать справедливости и добиваться отмены приговора.
Между тем на днях из ответа, присланного моему собеседнику Минюстом, стало известно: в 2009 году, когда шло следствие по делу о мошенничестве в ТемiрБанке, Центр судебной экспертизы и эксперт ТУЛЕБАЕВ… не обладали лицензиями для осуществления деятельности по оценке имущества. Однако же именно эти экспертные заключения ЦСЭ, опровергавшие отчеты “БТИ Тулпар”, были положены в основу приговора и стали доказательствами преступления, совершенного Кушановым.
Что и говорить, чудны дела твои, Фемида!

Квартирный вопрос

Костанаец Михаил КОЛДЫРЕВ (на снимке) тоже страдает от архив­ного беспорядка, но уже в другом суде - костанайском городском.
У Колдырева разногласия с родственниками, с которыми он не может честь по чести решить проблему наследства. В суде, считает Михаил, их квартирный вопрос был рассмотрен с использованием подложных документов: трех фальшивых заявлений (от него, одной из племянниц и младшего брата) об отказе от участия в судебных разбирательствах и признании иска об отказе от доли в наследстве в пользу старшей племянницы и ее мужа.
- Никаких документов ни я, ни мои родственники не составляли и никуда не отправляли, - утверждает Михаил. - Однако суд принял эти подделки и подшил к делу. Оно было рассмотрено в 2014 году, а мы об этом знать не знали. А все потому, что в Костанае меня просто не было - я проходил службу в погранвойсках на юге Казах­стана. Когда три года спустя все вскрылось (брата моего и племянницу выселили, ей пришлось снимать жилье), мне пришлось перевестись в Костанай, чтобы вплотную заняться этим делом и начать процедуру оспаривания незаконных судебных решений.
Однако досудебное расследование по заявлению Колдырева зашло в тупик: выяснив, что на одном из заявлений, якобы подписанном племянницей Михаила, стоит поддельная подпись, экспертиза столкнулась с тем, что оригиналы двух других заявлений, поданных от имени Колдырева и его брата, в материалах судебного дела отсутствуют. Вместо них там нашлись ксерокопии документов, однако эксперты потребовали для работы первоисточники, и расследование зашло в тупик...
- В протоколах и материалах аудиофиксации процесса четко указано, что суду представлены оригиналы наших заявлений, - говорит Михаил. - Как же они могли потом пропасть из дела, ведь к нему в архиве имеет доступ ограниченный круг лиц?! В суде на эти вопросы мне ничего не отвечают. Предполагаю: когда я инициировал проверку, документы кто-то заменил, чтобы увести от ответственности квартирных мошенников и всех, кто им помогал…
Интересно, что на громкие заявления Колдырева костанайская Фемида отреагировала, словно в игре “испорченный телефон”. Из облсуда ему пришел ответ за подписью и.о. председателя судебной коллегии по гражданским делам Сергея НУРОВА, в котором содержится совет рассмотреть жалобу на действия должностных лиц костанайского горсуда… в рамках гражданско-процессуального законодательства.
- Как же так? - недоумевает мой собеседник. - Почему на исчезновение из материалов гражданского дела существенных заявлений о рассмотрении дела без ключевых участников процесса, которое имеет все признаки уголовщины, я должен жаловаться в гражданский суд? Мне такая логика совершенно непонятна. Мало того, я считаю ее как минимум незаконной…

Вместо P.S. Один эпизод с потерей документов еще как-то можно назвать случайностью, но два - уже тенденция, однако. А если вдруг еще обнаружатся подобные случаи, то впору задуматься о преднамеренных действиях. Чем закончится архивный детектив, мы обязательно расскажем нашим читателям.

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Костанай


Загрузка...
Астропрогноз
на 14 ноября

Золотые слова

«- Я бы посоветовал Ильясу Алмасхановичу не слишком афишировать, что госслужащие тупее, чем бизнес. »

Владимир БОЖКО, вице-спикер мажилиса:
Сказано в адрес и.о. директора департамента Минсельхоза Ильяса ДОСХОЖАЕВА.
Вопрос на засыпку

Хотели бы вы перевести своего ребенка на дистанционное школьное обучение?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева