⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Болат ПАЛЫМБЕТОВ: Страшно потерять бизнес, но страшнее потерять свободу

Аскар ДЖАЛДИНОВ

Анонсируя прямую линию с читателями бизнес-обмудсмена РК Болата ПАЛЫМБЕТОВА (на снимке), мы не могли предположить, насколько непросто будет его поймать. Болат Абылкасымович постоянно колесил по регионам, практически не появляясь в своем рабочем кабинете в столице. И всякий раз просил: давайте перенесем встречу.
И вот наконец нашему корреспонденту в Астане удалось задать уполномоченному по правам предпринимателей накопившиеся вопросы, предложенные как редакцией “Времени”, так и читателями нашей газеты. Именно по этой причине мы решили не загонять материал в прокрустово ложе “прямой линии”, предпочтя традиционное интервью.

- Болат Абылкасымович, институт бизнес-обмудсмена в Казахстане создали недавно. Можете уже сейчас похвастать конкретными результатами?
- Этот институт создан два года назад. И кое-что уже сделано. Не буду утомлять рассказом о проделанной работе, можете зайти на сайт www.ombudsmanbiz.kz, там все написано. Мы решаем как системные проблемы бизнеса, так и частные. Если вы до сих пор о нас не знали, значит, ваш бизнес не нуждался в защите. И это здорово!
- Хорошо, тогда зайду с другой стороны. Полномочия-то у вас какие? Когда вы имеете право вмешиваться в проблемы предпринимателей, а когда не имеете?
- Вся деятельность бизнес-омбудсмена четко расписана в 309-й статье Предпринимательского кодекса. Бизнес-омбудсмен не имеет права вмешиваться в споры между предпринимателями. Может вмешаться только в тех случаях, когда госорган незаконно вмешивается в ваш бизнес. В мировой практике бизнес-омбудсмен призван решать системные проблемы. Мы разбираем каждый случай и смотрим на причину проблем. Если это системные сбои, то мы выдаем рекомендации и вместе их решаем.
- Президент недавно подписал закон, дающий предпринимателю целый ряд законодательных преимуществ. Кто готовил законопроект, обсуждался ли он “внизу” - в предпринимательской среде? Вы сами принимали участие в разработке проекта закона?
- Представители бизнес-сообщества участвовали в этом, так сказать, с нулевого цикла. Та же НПП “Атамекен” участвовала в рабочих группах, на заседаниях которых в парламенте этот законопроект рассматривался. Он обсуждался с привлечением всех региональных палат предпринимательства и других бизнес-ассоциаций. Были собраны и рассмотрены предложения со всех регионов Казахстана. Но процесс этот постоянный и продолжается, нужно время на то, чтобы все механизмы, заложенные в этом законе, работали, где-то нужно еще вносить коррективы. Вот сейчас мы переходим на цифровизацию всех процессов для уменьшения человеческого фактора и ускорения процессов принятия решений. В этом плане в правительстве идет масштабная работа, именно для этого назначены новые вице-министры.
- Президент говорил недавно, что пора прекратить прак­тику, когда люди бегают за чиновником. А за вами кто-то бегает, чтобы вы решили чей-то вопрос или не пожаловались прокурору или президенту?
- Нет, никто не бегает (смеется). Я же не последняя инстанция. Стараюсь в силу своих обязанностей помогать людям.
- В регионах одна из самых больших проблем - получение земельного участка для коммерческих целей. Что теперь изменится в этом плане?
- Да, встречаясь с предпринимателями в регионах, я слышал много вопросов о непрозрачности выдачи земельных участков, о недоступности той или иной информации. Согласно внесенным в закон изменениям местные исполнительные органы отныне обязаны размещать информацию о покупателе, местоположении участка и возводимом объекте на своих интернет-ресурсах и в СМИ. Это снимет многие вопросы в сфере земельных отношений. К тому же законодательно закрепляется и обязанность акиматов проводить аукционы. То есть процесс обретет прозрачность. Ведь в регионах люди знают друг друга хорошо, и при публикации такой информации сразу будет понятно, чей родственник получил участок и для чего. Бизнесу нужно только одно - прозрачность.
- Бывают такие случаи, когда аким региона обращается к бизнесмену построить какой-нибудь объект или что-то отремонтировать в счет будущего урожая? То есть пока тот будет выполнять работу, аким только объявит тендер и проведет через пару месяцев. И здесь возможен риск сделать работу бесплатно, ведь тендер может не состояться или выиграет его кто-то другой, а средства на работу потрачены личные, и никто их не возместит. Как быть?
- Да, подобные вещи происходят. Я уже рассматривал такие случаи. Это юридически сложные дела, и обычно предприниматель остается с носом, потому что нет никаких документов, подтверждающих его правоту. Поэтому я всегда и всем советую: не верьте ничьим словам, пусть даже акима! Без договоров ничего делать нельзя. Никто в стране не даст стопроцентной гарантии, что тендер выиграете именно вы, это регулирует закон и конкурентная среда. Нужно уметь отказывать в таких просьбах, иначе рискуете потерять деньги и бизнес.
- Есть ли другие системные сбои сейчас в регионах?
- Есть, в сфере государственно-частного партнерства. К примеру, предприниматель решил открыть детский сад и получать от государства на каждого ребенка субсидию. Сдает документы, готовит объект, нанимает людей, вкладывает усилия и деньги, но комиссия отказывает ему в субсидиях. Почему? Потому что он не нравится заврайоно! А члены комиссии все его (или ее) подчиненные. Вот и все! И тут никак не придерешься - все в рамках закона. Поэтому мы сейчас ставим вопрос о пересмотре составов комиссий, чтобы в каждой такой комиссии сидели представители общественности и бизнеса. Раз уж это государственно-частное партнерство, то и в комиссиях должны быть представители бизнеса и государства.
- Вернемся к принятому закону. Насколько сокращены контрольные и надзорные функ­ции государственных органов?
- Исключается 20 сфер контроля из 114 в связи с дублированием и отсутствием эффективности. Также сокращается 17 654 требования по проверке субъектов предпринимательства из 30 497. Это порядка 50% всех требований по проверкам. При этом только в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения сокращены порядка 85% требований, в сфере пожарной безопас­ности - 72% требований. Из 544 контрольных и надзорных функций госорганов исключены 108 функ­ций с пересмотром и оптимизацией их штатной численности. При рассмотрении каждого из этих пунктов мы увидели, что большинство норм и правил были составлены еще при Советском Союзе, и сейчас эти нормы выглядят прак­тически абсурдными и ненужными. Никто раньше не желал вникать во все эти тонкости. А сейчас их просто нет. Это очень значимо и не может не радовать бизнес-сообщество. Сами понимаете, тема безосновательных проверок всегда была болезненной для предпринимателей. Профилактический контроль избавит их от ненужных проблем и процессов.
- Насколько позволят сократить количество проверок в 2018 году принимаемые меры?
- Количество проверок в 2018 году сократится на 30%, что составит не более 70 тысяч (в 2016 году зарегистрирована 101 тысяча проверок).
- Президент поставил задачу гуманизации уголовного законодательства. А насколько бизнес защищен от силовиков - любителей его кошмарить?
- Глава государства в своих ежегодных посланиях говорит о необходимости снижения давления на бизнес и создания благоприятных условий для его развития. И определенные подвижки есть. За последние два года снизилось на 82% количество уголовных дел по экономическим правонарушениям.
Решился вопрос о том, чтобы не лишать предпринимателей свободы за любой проступок. Теперь за первое преступление, если человек все осознал и выплатил ущерб, сурового наказания не будет. Статья “лжепредпринимательство” декриминализована. Это положительно сказалось на добросовестных контрагентах. Повышен порог - с 2 тысяч до
20 тысяч МРП - для наступления уголовной ответственности индивидуальных предпринимателей за неуплату налогов. Нужно понимать: предпринимателю страшно потерять бизнес, но потерять свободу еще страшнее.
Приведу пример. Есть компания, которая добросовестно работала пять лет, первые четыре года заключала прозрачные контракты, исполняла их четко. Но потом сменился учредитель, и последние две-три сделки были совершены сомнительно. Начинается проверка и выясняется: компанию использовали для обналичивания средств. Поднимают все совершенные сделки за пять лет, начинают выдергивать всех контрагентов и шьют уже целую ОПГ. Хотя сделки совершены легально, с них выплачены налоги и выполнены все обязательства. Почему так происходило? Закон позволял привлечь всех, кто был в связи с этой компанией, что и делалось повсеместно. Был случай, когда умудрились привлечь к ответственности целых 120 юридических лиц, а по сути обычных фермеров! Теперь такого не будет, следователь обязан все перепроверить и найти весьма веские доказательства, прежде чем “возбудиться” на кого-то.

Аскар ДЖАЛДИНОВ, фото автора и Владимира Заикина, Астана

(Окончание - в субботнем номере)

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева