⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Аты-баты - мы пошли в солдаты!

Милана ГУЗЕЕВА

Как разведчики на военном полигоне в аномально жаркий день журналистов на прочность проверяли

“Вы должны почувствовать то, что чувствуют сами военные!” - зазывал местных журналистов начальник пресс-службы регионального командования (РК) “Восток” казахстанской армии капитан Асет КОБАСОВ, приглашая на общевойсковой полигон, что в 40 км от Семея по Абайской трассе. Это уже потом я поняла, что принять его предложение, не обладая хоть какой-то физической подготовкой и железным здоровьем, было верхом безрассудства. Ведь поначалу все происходящее напоминало очень даже увлекательную экскурсию...

Из окна нашего автобуса мы с коллегами рассматриваем громадный палаточный лагерь, раскинувшийся в бескрайней степи.
По словам сопровождавших нас военных, этот полигон самый большой в Восточном Казахстане. Другие полигоны регионального командования “Восток”, расположенные близ Усть-Каменогорска, Аягоза и Ушарала, годятся лишь для проведения ротных учений в пределах 100-150 человек. А вот здесь, в абайских степях, можно с легкостью развернуть батальон и более 1500-2000 человек. Так вот в эти дни, когда лучшие казахстанские военные соревнуются со своими иностранными братьями по оружию на армейских играх, на полигоне близ Семея проходят учения артиллеристов сразу трех гарнизонов РК “Восток” с участием 2000 военнослужащих-контракт­ников.
Но наш путь лежал не туда, где артиллерия и ракетные войска упражнялись в меткости запуска снарядов, а к разведчикам, где в наше полное распоряжение предоставили два бронетранспортера отечественного производства. В 2015 году в Казахстане была начата лицензионная сборка БТР “Мародер” с усиленной противоминной защитой южноафриканской компании Paramount Group. После доработки броневик получил более благозвучное название “Арлан”. А в декабре 2016-го бронетранспортеры поступили на вооружение казахстанской армии и в последующие три месяца успешно прошли испытания.
Бронированной машине с пуленепробиваемыми стеклами нипочем выстрелы из любого стрелкового оружия. Даже при подрыве машины на мине у экипажа высокий шанс остаться невредимым. Разведчики “Востока”, испытывавшие “Арлан”, отмечают, что броневик отлично адаптирован не только к африканской жаре, но и к 40-градусным морозам. И, что немаловажно, с поразительной легкостью преодолевает двухметровые снежные заносы.
Разведчикам удалось удивить журналистов: нам предложили сесть за руль броневика, аналога которому нет в Вооруженных силах Казахстана. И пока мои коллеги лихо рассекали степь в бронетранс­портерах, оставляя за собой гигантское облако пыли, я мялась в сторонке.
- Ну что же вы! У нас далеко не все военнослужащие водили “Арлан”. Вот я не водил! Неужели упустите такой шанс?! - заводит меня капитан Кобасов.
- Водить не умею, у меня нет прав… Никак не могу преодолеть страх перед нашими дорогами… - отбиваюсь я.
- Так когда же преодолевать свои страхи, если не сейчас?! За рулем БТР под присмотром опытного инструктора! - напирает капитан.
Эх, была не была. И вот я уже вскарабкиваюсь в броневик в кабину водителя. Еще немного - и БТР трогается с места. Я еду! Сама! “Арлан” плавно преодолевает крутые горки - вот на чем надо ездить по семейским разбитым дорогам! И пусть была пара моментов, когда я заставила понервничать моего инструктора и пассажира-теле­оператора, зато теперь могу с гордостью сказать: я водила бронетранспортер!
На эмоциональном подъеме мы переходим к импровизированной учебной площадке, разбитой прямо в степи. Сейчас под палящим солнцем нам предстоит в ускоренном темпе пройти курс молодого бойца.
Всю тяжесть военной службы я остро ощутила в тот момент, когда меня облачили в 12-килограммовый бронежилет и сверху нахлобучили 6-килограммовую железную каску. И это при моем росте 166 см и весе 53 кг…
Выполняю первое задание: в бронежилете и каске с автоматом наперевес (а это еще три с половиной килограмма!) бегу зигзагом к “месту боя”, чтобы занять исходную позицию. Тогда я еще могла улыбаться...
Тем временем уже полдень... Все время, пока инструкторы-разведчики учат нас бросать осколочную гранату, разбирать и собирать автомат и прочим азам науки побеждать, я обдумываю план... бегства. Свинцовая тяжесть во всем теле становится невыносимой. Вода, нагревшаяся в пластиковой бутылке, не спасает от жажды. Никто не запрещает мне снять амуницию и пройти к автобусу. Но я вдруг принимаю мужественное решение идти до конца.
Два часа дня. Степь превращается в адское пекло. Нас ведут к огневой. “Самое время показать вашу меткость!” - слышу голос инструктора, как будто сквозь толщу воды. В глазах темнеет. Тяжело дышать. Сердце колотится где-то в горле. Отстраненно думаю о том, какой будет переполох, если сейчас хлопнусь в обморок. Сжимаю кулаки, приказывая себе: “Держись!”
- Помните: оружие боевое, патроны тоже. Строго соблюдайте меры безопасности, слушайте своего инструктора! - наставляют нас.
Сначала стреляем из легендарного автомата Калашникова. Еще два часа назад мне не составило труда лечь на живот в бронежилете и каске и прицелиться. Сейчас, чтобы сделать то же самое, мне приходится прикладывать титанические усилия.
- При стрельбе открывайте рот - тогда не будет закладывать уши, - советует инструктор.
Делаю, как он говорит, но все равно глохну. Десятки выстрелов мешают сосредоточиться. После щелчка на курок сильный запах пороха, резко отлетает гильза. Отдача такая, что лязгают зубы... Из двух моих выстрелов ни одного попадания по мишени. А как я хотела!..
Стрелять из пневматического пистолета Макарова намного легче. Во-первых, к тому времени с нас уже сняли бронежилет и каску. Во-вторых, стреляли мы не под испепеляющим солнцем, а под навесом.
- В физической подготовке для женщин-военнослужащих более щадящие нормативы, - слышу, как пытается меня приободрить Асет Кобасов, но уже через секунду окунаюсь в реалии: - Но стрелять они должны на равных с мужчинами! Нормативы одинаковые. Кстати, известный факт: женщины стреляют лучше мужчин. Представительницы прекрасного пола прирожденные снайперы!
Но это явно не про меня: снова ни одного попадания. Похоже, инструктор расстроен больше меня:
- Как же так?.. Вы же все правильно делали... Ну ничего, вы впервые стреляли, в следующий раз обязательно попадете.
“Ну нет, - думаю я. - Следующего раза не будет! Больше никто меня сюда не заманит”.
А потом случилось то, в чем мы с коллегами нуждались больше всего - подоспел водовоз с холодной очень вкусной водой.
- Как военнослужащие в дикую жару избегают солнечных и тепловых ударов? - переспрашивает мой наивный, но такой для меня актуальный в ту минуту вопрос начальник штаба, первый заместитель командующего войсками РК “Восток” полковник Талгат ИСМАИЛОВ. - Помимо жидкости, которую употребляют солдаты во время приемов пищи в виде супов, чая, требуется выпивать не менее полутора литров воды. Кроме того, в поле нельзя выходить без головного убора. Никаких засученных рукавов. Под палящим солнцем должно быть как можно меньше оголенных участков кожи.
…В следующие два дня я собирала буквально по кусочкам свое разбитое тело. Если наши военные изо дня в день легко преодолевают нечеловеческие нагрузки, наша страна может спать спокойно!

Милана ГУЗЕЕВА, фото автора и Асета КОБАСОВА, Семей

Темы: Испытано на себе
Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 21 октября

Золотые слова

«- ...Прокуратуры стало везде много. Как наш генеральный прокурор говорит, мы, как проворная келин, то там, то здесь. »

Думан КОЖАХМЕТОВ, старший помощник генерального прокурора:
Сказано на сайте exclusive.kz
Вопрос на засыпку

Как вы устраивались на работу?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров