⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Дело особенной важности

Оксана АКУЛОВА

Известный предприниматель Эмин АСКЕРОВ считает, что нам нужно развивать именно социальное предпринимательство. Благодаря ему обычные казахстанцы смогут помочь окружающим и решить часть тех проблем, на которые у государства не всегда хватает ресурсов. Его проект - один из таких примеров.

С Эмином мы встретились на его рабочем месте - в социальной мастерской GreenTal. В Астане, где она располагается, в этот день стоит мороз, поэтому и режим работы сегодня облегченный - не все на своих местах. Мужчина проводит меня по цехам: столярный, швейный, сварочный. Здороваемся с сотрудниками. Эмин тут же включается в работу - расспрашивает, советует. На ходу успевает показать мне работы тех ребят, которые еще пару месяцев назад не думали, что смогут сделать что-то подобное. Открывает очередную дверь.
- Здесь сидят дизайнеры, они могут сделать любую сувенирную продукцию, - рассказывает Эмин. - У нас есть и IT-специалисты, которые с нуля создают сайты, и росписью стен мы занимаемся, и вязальный цех у нас имеется. Мы делаем то, на что есть спрос. При этом мой принцип такой: все вещи должны быть качественными и современными - я не хочу, чтобы их покупали только из жалости. Не буду ходить и просить: “Пожалуйста, поддержите нашу мастерскую - у нас же работают люди из социально незащищенных слоев населения”. Я категорически против этого. И мне нравится, когда к нам обращаются люди, которые не знают, что наша мастерская - социальное предприятие. Уже потом, когда мы привозим заказ, они узнают об этом.

Все люди, которые здесь работают, особенные. Причем во многих смыслах. Да и место, в котором располагается мастерская, не самое тривиальное - психоневрологический диспансер Астаны. Аскерову предоставили помещение. Он должен был бесплатно обучать, а потом трудоустраивать астанчан с ментальными нарушениями. Но это лишь одна из категорий людей, которые сюда попадают. Здесь принимают всех, кто относится к так называемым социально незащищенным слоям населения: людей с ограниченными возможностями, матерей-одиночек, малообеспеченных, тех, кто недавно освободился из мест лишения свободы. И этим мастерская, через которую уже прошли 250-270 человек, уникальна.
- Если честно, мы не ведем статистики. Она не так важна. Главное - научить и трудоустроить человека, - говорит Эмин. - Но, к сожалению, у большинства людей, которые к нам попадают, иждивенческий настрой. Их направляет к нам центр занятости или им нужно получить справку о том, что попытались получить профессию. Они не хотят работать. Еще не научатся толком ничего делать, а уже спрашивают: “Сколько я буду получать?” Только и слышишь - дай. Непросто работать и с людьми с ограниченными возможностями, особенно с инвалидами детства. Их растят в тепличных условиях, и они привыкают к такому образу жизни. Причем чем старше человек, тем сложнее. А вот у людей с ментальными нарушениями совершенно другое отношение к труду: они все хотят работать, готовы делать это хоть бесплатно (но на деле они, конечно, получают зарплату). Поэтому я люблю этих ребят. А ведь они самая уязвимая категория населения. Их вообще нигде не берут на работу. Но мы юридически смогли все оформить так, чтобы официально их трудоустроить.

Сам Эмин тоже особенный - под стать тем, с кем работает. Получил прекрасное образование. Три года работал в Назарбаев Университете, где шикарные условия, хорошая зарплата, положение. Но ему стало скучно. Как говорит он сам, “я достиг апогея в своем развитии”. Он бросил все и решил заняться социальным предпринимательством.
- Да, это бизнес, но он содержит стержень добра, - продолжает Эмин. - А мне всегда хотелось помогать людям. Я и до этого много лет был волонтером, ездил по детским домам, поддерживал тех, кто попал в тяжелую жизненную ситуацию, но понимал, что даю им рыбу, а не удочку. Я рискнул и ушел с работы. Близкие меня не понимали, только жена поддержала, хотя тогда у нас как раз родился сын и первый год был очень сложным в финансовом плане - иногда денег не хватало даже на памперсы. Первый проект - мастерская по плетению из ивовых веток, в которой должны были работать люди с ограниченными возможностями, себя не оправдал. Я ушел в минус на пять с половиной миллионов тенге. Через год понял, что проблема во мне и нужно учиться. Прошел много тренингов, на которых мою “флешку” основательно прочистили. Тогда я и создал эту мастерскую.
- И она приносит доход?
- Сейчас - конечно. Я ведь тоже должен зарабатывать и на что-то жить с семьей. Первый год вообще дохода не было, а сейчас я и себе зарплату прописал. Но дело, конечно, не в этом. Я вижу, что это моя миссия. Это больше, чем деньги. А еще в какой-то момент понял: что я могу один? Помочь сотне-другой человек? Но если я обучу еще 50 ребят социальному предпринимательству, а они создадут свои проекты, вот это будет эффект. Тем более что весной я хочу открыть проект в регионах - там безработица еще больше. Поэтому мы и создали первую постоянно действующую школу социального предпринимательства, которая начала работать в феврале. Понимаете, я влюблен в свою работу, и моя цель - помочь другим людям. Легче всего уволить всех, кто работает в мастерской, и нанять профессиональных столяров или дизайнеров. Но тогда химии не будет в душе. Уйдет это самое главное чувство...

Оксана АКУЛОВА, фото автора, Астана

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева