⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Роковой укол

Тохнияз КУЧУКОВ

Молодой, полный сил парень приехал в частную клинику за рулём собственной машины, а уехал на... труповозке в морг

В это невозможно поверить: смерть 26-летнего алматинца Алексея ГУБЕНКО (на снимке) наступила не в результате сложнейшей операции или неизлечимой болезни. Его жизнь унесло обычное промывание носа, которое проводят при гайморите! Как выяснилось в ходе следствия, в частной клинике MAG после промывания носа парню поставили один-единственный внутримышечный укол цефтриаксона. Вероятнее всего, без обязательной предварительной пробы на аллергическую реакцию. Заключение эксперта еще не готово, но медицинские специалисты и следователи в качестве основной причины смерти называют анафилактический шок... 

Отечественное здравоохранение сегодня не ругает только ленивый, а Минздрав ходит в лидерах по индексу коррумпированности в стране. Наша газета в начале этого года не раз писала о смерти донора в стенах крупнейшей государственной больницы Алматы после операции по пересадке почки. Глава Министерства здравоохранения Елжан БИРТАНОВ, комментируя этот вопиющий факт в эксклюзивном интервью “Времени”, призвал не делать поспешных выводов и торопиться кого-то обвинять до окончания следствия (см. “Здоровье стоит дорого”, “Время” от 29.3.2017 г.).
По словам г-на Биртанова, врачебные ошибки были, есть и будут. При этом недавно назначенный министр не стал скрывать, что его подчиненные укрывают такие факты: переписывают диагнозы, утаивают различные осложнения, потому что врачей, допустивших ошибку, сразу с работы увольняют! Более того, Елжан Амантаевич признался: он сам, работая врачом-реаниматологом, не раз ошибался - порой трагически.
- Если врач допустил ошибку, его нужно не бить по рукам, а дать возможность сделать работу над ошибками, пройти дополнительное обучение. Разумеется, ошибку надо четко отделять от халатности, за которую следует строго наказывать в соответствии с законом, - заявил главный врач страны нашему корреспонденту.
Вот и в случае с ЧП в частной клинике MAG следствие пытается выяснить, была ли то врачебная ошибка или несчастный случай. 6 марта 2017 года Алексей Губенко почувствовал, что заложило нос. Он по­ехал в пятую городскую клиническую больницу, где оказывают экстренную и плановую помощь лор-врачи и челюстно-лицевые хирурги. Алексея принял врач Нуржан АБИЛДА и сразу же поставил диагноз острый двухсторонний гайморит, острый средний отит справа. Медик предложил пациенту сделать прокол и предупредил о возможных осложнениях, но Губенко отказался от операции. И хотя врач выписал ему назначение, Алексей решил поехать в частную клинику: там ему пообещали вылечить болезнь без всяких проколов.
Вот что рассказал “Времени” Юрий ШЕВЧЕНКО - друг Алексея, который был рядом с ним в последние часы его жизни:
- В этот день мы вместе поехали в пятую больницу. Леше сделали снимок и предложили проколоть, но он отказался. Оттуда мы заехали в частную клинику. Примерно в половине шестого вечера Алексей зашел к терапевту, потом пошел к лор-врачу. Ему сделали промывание, выписали какое-то лекарство. Препарат он купил в их аптеке. Я остался в коридоре, а Лешка зашел в процедурный кабинет. Минут через десять началась паника…
По словам Шевченко, медики стали бегать по разным кабинетам, куда-то звонили - видимо, консультировались. Юрий спросил у женщины в белом халате, что случилось. Она ответила, что после укола пациенту неожиданно стало плохо. Чуть позже приехала бригада “скорой помощи”, следом примчалась следственно-оперативная группа Бостандыкского РУВД.
- Был участковый в форме, несколько сотрудников полиции в штатском, и я понял: случилось непоправимое... - вздыхает Юрий. - Я помог полицейским погрузить тело друга в машину, и мы поехали в морг… А недавно мне звонил следователь Бостандыкского РУВД по имени Ринат, назначил встречу. Говорит, нужно записать мои свидетельские показания. Наверное, уголовное дело на врачей будут возбуждать. Ведь это настоящее ЧП! Как мог молодой, здоровый парень умереть от обычного укола в ягодицу?!
Мама Алексея Алина ГУБЕНКО не сдерживает слез.
- Я знала, что Леша поехал в больницу, - всхлипывает она. - Сын позвонил и сказал, что поедет в частную клинику: мол, в пятой горбольнице ему предложили сделать прокол, а врачи из MAG, куда он позвонил, пообещали вылечить без операции. Вечером, когда на моем телефоне высветился номер Юры, сердце вдруг защемило… По его голосу я поняла - в нашу семью пришло горе… Юра сказал: “Тетя Алина, Лешка умер...”
Услышав это, бедная женщина рухнула без чувств. Ей вызвали “скорую”, вскоре домой приехали друзья и коллеги Алексея. Тело выдали родным 8 марта. Похоронив единственного сына, Губенко по­ехала в пятую городскую больницу.
- Спросила Нуржана: “Скажи честно матери, потерявшей единственного ребенка: как же так получилось?” Он говорит: мы своим пациентам, не спрашивая их, делаем пробы на любые препараты, даже на простое обезболивающее. Потому что практика показывает, что аллергия у человека может возникнуть в любой момент и на любые лекарства. Абилда сказал, что медики частной клиники, скорее всего, поставили внутримышечно цефтриаксон без пробы, что и могло вызвать анафилактический шок…
Безутешная мать говорит: мне нужна правда, какой горькой бы она ни была. Она уже ездила консультироваться к другим врачам, встречалась с судебными экспертами. Все в один голос твердили: от промывания носа человек не умирает. Смерть могла наступить от анафилактического шока - такое случается, когда делают укол без предварительной пробы на реакцию. 9 марта убитая горем Алина приехала в УВД Бостандыкского района Алматы писать заявление на врачей клиники MAG.
- Меня принял следователь по имени Айдар, - рассказывает Губенко. - Я начала было рассказывать подробности, которые знала, но он прервал меня: “Давайте не будем трепать друг другу нервы. Такие случаи в нашей практике довольно редки, подождем выводы экспертизы, а уже потом я решу, расследовать дело или нет...” Знаете, я никогда не сталкивалась с законом, юридически неграмотная - всю жизнь работала продавцом, одна поднимала сына. Честно говоря, я думала, что в РУВД мне хоть объяснят, что и как нужно делать по закону. А он меня буквально выгнал из кабинета… Я тут же поехала в районную прокуратуру жаловаться на следователя и врачей.
Губенко удивилась, когда спустившийся к ней мужчина представился прокурором Бостандыкского района Бауыржаном ЖУМАКАНОВЫМ.
Он выслушал ее, принял заявление и позвонил не то своему заместителю, не то помощнику, дав указание провести тщательную проверку клиники MAG.
- Прокурор района оказался более человечным, чем простой следователь полиции. Уже поздно вечером мне позвонили из РУВД и попросили рассказать об этом ЧП. Я сразу же поняла, что г-н Жумаканов дал нагоняй следователям, - говорит Губенко.
Мы связались с пресс-службой ДВД Алматы и попросили прокомментировать эту дикую ситуацию.
- Вероятнее всего, Алина Губенко неправильно поняла следователя. Ее эмоции вполне оправданны - потеряла единственного сына… А может, следователь не смог ей четко разъяснить нормативы закона, - сообщили в пресс-службе полицейского департамента южной столицы. - По факту смерти - будь то в больнице, на улице, дома - автоматически возбуждается уголовное дело, и первоначальные документы собирают оперативники криминальной полиции, а не следователи. В данном случае этим занимались сотрудники Бостандыкского районного отдела (РОП) полиции, а не РУВД, куда Губенко ходила. Позже мама Алексея вместе с адвокатом приехала в РОП и написала заявление на врачей. Примерно через неделю оперативники передали собранные материалы в следствие. А это значит, что появились обоснованные подозрения. Сегодня уже назначены экспертизы. Получив заключение специалиста, если смерть Губенко наступила от врачебной ошибки, следователи установят круг подозреваемых и после сбора всех доказательств уголовное дело передадут в суд. Бывает, что дело прекращается, если имел место несчастный случай. Но в случае с Губенко, скорее всего, имеются признаки врачебной халатности...
Между тем в свидетельстве о смерти черным по белому написано: “Причина смерти - аспирационная асфикция. Вдыхание и заглатывание другого предмета, приведшее к закупорке дыхательных путей”. Документ подписал судебный эксперт Сабит ЖАНСУГУРОВ.
- Правда, в РУВД говорят: это лишь предварительный вывод - полное заключение эксперт выдаст через месяц, - сквозь плач рассказывает Алина Губенко. - И там может быть указана совсем другая причина. У меня есть знакомые врачи из разных клиник. Так вот среди них уже ходят разговоры, что врачи из MAG пытаются оправдаться, говоря следователям: мол, пациент задохнулся гнойной пробкой сразу после укола - потому и умер. Но я точно знаю, что при вскрытии никакой гнойной пробки не было. Ее и быть не могло - Леша пошел в процедурный кабинет уже после промывания! Я не знаю, сколько мне Господь позволит жить… Но, пока живу, буду искать правду! Другой цели в жизни уже не осталось: сына нет, внуков родить он не успел… - на этих словах несчастная женщина захлебывается от рыданий...
- Сын мечтал стать юристом, но пошел учиться на программиста. После вуза его сразу взяли на работу в компанию - начальником отдела. А два года назад переманили в другую фирму, предложив должность директора по безопасности. На похоронах друзья и коллеги - взрослые мужчины - не скрывали слез, женщины плакали навзрыд: мол, такого мирового парня потеряли, - вспоминает Алина.

Дословно
Заместитель председателя Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик ШПЕКБАЕВ:
- За последние десять лет финансирование системы здравоохранения с 101 миллиарда тенге увеличилось до 1 триллиона. Однако согласно международным рейтингам ВОЗ по показателям здоровья Казахстан находится лишь на 111-м месте среди 145 стран. Одной из причин такого положения, на наш взгляд, являются неустраняемые коррупционные риски.

Цифры в тему
В 2016 году и за три месяца 2017-го Агентством по делам государственной службы и противодействию коррупции к дисциплинарной ответственности привлечены 97 госслужащих в сфере здравоохранения, из них 33 высокопоставленных чиновника Минздрава и еще 64 - представители региональных департаментов. Силами самого министерства выявлено 929 административных правонарушений, 467 дел направлены в правоохранительные органы для дальнейшего расследования.

Тохнияз КУЧУКОВ, Алматы

Загрузка...
Комментарии 5
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
004
6 апреля 2017, 07:59
Здравоохранение не надо трогать,в наваре останутся следаки,судебные эксперты,прокуратура и суд!Никто не виноватый,как я и говорил это опять повториться,к бабке не ходи!
Ссылка
eeee
6 апреля 2017, 10:42
Это какой объём гноя нужно было чтобы вызвать аспирацию. Там 100% анафилактический шак на лидокаин который шел в комплекте с роцефином. Ни в одних нормативных документах нет слова о проведения пробы на совместимость. Шок мог произойти и от аллергической пробы. Самое главное должны были правильно и своевременно провести противошокоую терапию, если они утверждают об аспирации
Ссылка
eeee
6 апреля 2017, 10:48
то тем более легче, у стоячего больного получающего укол в ягодицу не могло произойти, но даже если и произошло, очистить дыхательные пути от аспирационных масс вакуумным отсасывателем, который должен быть у всех мед учреждении. Тем хуже для медиков, там даже не надо уколов делать. Не надлежаще проведена противошоковая терапия, что и привело к ......... Таких случаев часто случается у мед учреж
Ссылка
Graf
6 апреля 2017, 21:21
Увы, пожинаем плоды скатывания к повальной безграмотности. При этом, сами чиновники ездят лечиться заграницу, т.к. знают к чему привели страну. Маме выражаю соболезнования и желаю выдержки в поисках правды.
Ссылка
Ковтун Алексей
9 апреля 2017, 13:35
При злокачественной (т. н. "молниеносной") форме анафилактического шока смерть наступает даже при адекватно и своевременно проведённой противошоковой терапии. Такие формы редки, но описаны в клинической практике. Поэтому во всех случаях введения в организм любых препаратов существует риск осложнений, вплоть до летального исхода.
Ссылка
Астропрогноз
на 28 июня

Золотые слова

«- Если говорить об авторстве этой идеи в Казахстане, автором является партия “Нур Отан”. »

Дархан КАЛЕТАЕВ, сенатор:
Сказано по поводу переименования столичного аэропорта в честь президента, предложенного Калетаевым еще в 2009 году.
Вопрос на засыпку

Часто ли вам приходится ходить в ЦОН?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров