⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Их испортил квартирный вопрос

Мадина АИМБЕТОВА

В Алматы разоблачили очередную банду черных риелторов, которую возглавлял теперь уже бывший старший оперуполномоченный по особо важным делам управления криминальной полиции ДВД Алматы Нодар ИСМАИЛОВ вместе со своей знакомой Еленой ГУБСКОЙ. 

Помимо них в уголовном деле, которое сейчас рассматривается в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Алматы, фигурируют участковый инспектор УВД Алатауского района Абзал АЙДАРАЛИЕВ, частный нотариус Ляззат ИМАШЕВА, а также Ярослав КОРШУНОВ, Рызвангуль ХАМРАЕВА, Сакен ШЕРИМБЕТОВ, Ергали МИРЗАКУЛОВ, Масимжан НАГМЕТОВ и Игорь САИДТАБАРУКОВ. Как следует из обвинительного акта, Нодар Исмаилов и Елена Губская создали организованную преступную группу, которая проворачивала различные махинации с выморочным жильем, а также с квартирами одиноких стариков и психически больных людей.
К примеру, в феврале 2016 года члены ОПГ узнали о пустующей квартире в доме № 169 по ул. Жарокова. Выяснилось, что ее хозяин Анатолий ГИМБУТОВ, 1933 года рождения, за полгода до этого скончался при невыясненных обстоятельствах, а родственников, которые могли бы унаследовать жилье, у него не было. Собирая информацию о квартире, Исмаилов узнал, что некая группировка в составе ПАНФИЛОВА, БАБЕНКО и КУЛАТАЕВА также претендует на эту недвижимость. Тогда опер, пользуясь своим служебным положением, организовал их задержание, однако дело заводить не стал, а просто припугнул и отобрал поддельные правоустанавливающие документы на квартиру.
После этого Исмаилов и Губская обратились за помощью к своей знакомой Ризе МУСАКАНОВОЙ (несмотря на активное участие в ОПГ, она проходит по делу в качестве свидетеля). А та через свою знакомую, частного нотариуса Ляззат Имашеву, оформила квартиру Гимбутова на юриста Рызвангуль Хамраеву, получившую за это 1000 долларов. Нотариус тоже, конечно, действовала не из альтруистических соображений - свои услуги она оценила в 2000 долларов. Затем черные риелторы сделали в квартире ремонт и продали ее добросовестному покупателю ТАЙГАРАЕВОЙ, обогатившись при этом на 35 000 долларов.
Аферы проворачивались не только с выморочными квартирами, но и при живых хозяевах. Так, в 2015 году члены ОПГ обратили внимание на квартиру в доме на Панфилова - Молдагуловой, в которой в полном одиночестве проживал гражданин С. ИВАНОВ, состоявший на учете в центре психического здоровья с диагнозом шизофрения. Решив, что одинокий больной человек будет легкой добычей, Губская предложила Сакену Шеримбетову и Ергали Мирзакулову за определенное вознаграждение наладить контакт с Ивановым. Те подружились с мужчиной и стали регулярно захаживать к нему в гости с продуктами и спиртными напитками.
Впоследствии Шеримбетову удалось раздобыть ключи от квартиры Иванова, а Мирзакулов под предлогом получения на хранение разжился правоустанавливающими документами. Черные риелторы подумывали переселить Иванова куда-нибудь, поместить в психиатрическую больницу или даже споить до смерти, но, к счастью, так и не решились на это. Зато придумали другую схему: через ту же Имашеву оформили квартиру на своего знакомого Ярослава Коршунова.
Еще один эпизод, описанный в обвинительном акте, касается квартиры в доме № 48 по
ул. Маркова, где в 2016 году проживал одинокий пенсионер Анатолий МЯСНИКОВ. После того как имевший доступ к информационным базам правоохранительных органов Нодар Исмаилов выяснил, что у старика нет родственников, которые могли бы претендовать на наследство, группа начала действовать. Они предложили Ризе Мусакановой подружиться с Мясниковым, причем соседи должны были видеть, как она к нему ходит, чтобы в будущем у них не возникло вопросов. Однако на этот раз женщина отказалась участвовать. А месяц спустя старик неожиданно скончался - “при неустановленных обстоятельствах” выпил средство для прочистки канализационных труб “Крот” и умер от ожогового шока в отделении токсикологии.
Через какое-то время после его смерти Губская проникла в квартиру и похитила правоустанавливающие документы на недвижимость. Но поскольку Мусаканова не принимала участия в афере, а лицензия нотариуса Имашевой на тот момент была приостановлена, аферисты обратились к своей знакомой Рахиме ЛИ-ЛИ-ЗО, которая состояла в другой ОПГ, также занимавшейся подделкой правоустанавливающих документов на недвижимость (дело этой ОПГ, в которой также фигурирует Ляззат Имашева, сейчас рассматривается в Алмалинском районном суде Алматы).
Параллельно они поручили Ярославу Коршунову, ранее уже помогавшему им, показывать квартиру потенциальным покупателям. Однако на этот раз все пошло наперекосяк. В октябре того же года, когда Коршунов и Губская показывали квартиру, к ним подошла соседка Мясникова (единственная, с кем общался покойный) и закатила страшный скандал, обвинив их в мошенничестве. Потенциальные покупатели тут же ретировались, а бдительная соседка позже обратилась в полицию, так что операция по продаже квартиры Мясникова сорвалась.
Между тем в суде черные риелторы утверждают, что ничего предосудительного не делали. В ходе прошедшего вчера в СМУС заседания, на котором рассматривался эпизод с квартирой на ул. Радостовца, проданной по той же схеме, что и квартира Гимбутова, была допрошена Елена Губская, заявившая, что всегда работала в рамках закона. По словам подсудимой, она возглавляла юридическое агентство, занимавшееся восстановлением правоустанавливающих документов, и заинтересовалась этой квартирой только для того, чтобы найти родственников покойного хозяина квартиры Владимира ЗАСИМЕНКО (скончался он за два года до этого, официально причину смерти установить не удалось, однако на суде прозвучала информация, что одинокий старик умер от голода): мол, она бы предложила им получить новые документы и получила бы за это кругленькую сумму. Однако узнав, что на квартиру наложено обременение, решила не связываться с этим делом.
Елена Губская уверяла, что никакой ОПГ никогда не существовало - на самом деле она сотрудничала с Нодаром Исмаиловым на конфиденциальной основе, то есть была его агентом (при этом свой оперативный псевдоним назвать отказалась). По ее словам, все обвинение строилось на показаниях Ризы Мусакановой, которая якобы оговорила подсудимых, чтобы выйти сухой из воды.
На Мусаканову катила бочку и Ляззат Имашева, которая, впрочем, частично признала свою вину по статье 251 (“злоупотребление полномочиями частными нотариусами”) УК, она объяснила это трудным материальным положением после смерти мужа.
Как это нередко бывает, сейчас члены ОПГ вовсю топят своих подельников. К примеру, Игорь Саидтабаруков, на которого оформили квартиру Засименко, утверждает, что деньги от ее продажи передал Рызвангуль Хамраевой, а та упорно отрицает этот факт.

Подсудимые также признали то, что все знают, но предпочитают не говорить официально, в частности, о том, что некоторые криминальные личности имеют покровителей в государственных органах, а также о том, каким образом можно получить данные о той или иной квартире.
- Объясните, как можно это сделать? - поинтересовался судья Бахытхан БАКИРБАЕВ (на снимке).
- В зале ЦОНа ходят посредники, если вы еще не знаете, - заявила Елена Губская.
Следующее заседание по этому делу состоится во вторник,
13 февраля. Мы следим за развитием событий.

Мадина АИМБЕТОВА, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 20 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева