⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Господин капитал

Тохнияз КУЧУКОВ

Как внедрённый в преступную среду агент спецслужбы оказался мультимиллионером

О ставшем самым крупным в истории независимого Казахстана коррупционном уголовном деле, известном как “хоргосское”, казалось бы, написали уже все. Приговор давно вступил в законную силу, десятки высокопоставленных сотрудников КНБ и комитета таможенного контроля отбывают наказание в колониях, разбросанных по всей стране. Тема, как говорится, закрыта. Но…

На днях в распоряжении нашей редакции оказалась копия приговора суда в отношении теперь уже бывшего начальника таможенного поста “Алматы-ЦТО” Каната ПРИНБЕКОВА. Как выяснилось, он тоже имел прямое отношение к экономической контрабанде товара из Китая и даже был участником преступного сообщества, возглавляемого Талгатом КАЙРБАЕВЫМ и Бахытом ОТАРБАЕВЫМ, которых осудили по “хоргосскому делу” на длительные сроки заключения. Забегая вперед, заметим: приговор Принбекову вынес почему-то не военный суд, как остальным фигурантам “хоргосского дела”, а специализированный межрайонный суд по уголовным делам Алматы. Впрочем, обо всем по порядку…
В октябре 2010 года контрабандисты решили часть левого груза оформлять в подразделениях таможни Алматы: незаконная растаможка в областной таможне обходилась им в 25-30 тысяч долларов с фуры - включая официальную оплату в бюджет и откат высокопоставленным покровителям. Такая же процедура в городе могла обойтись дешевле, но нужен был свой человек в таможне. И такой человек нашелся. Канат Принбеков, согласно приговору суда, знал, что его коллеги из области неплохо подрабатывают на левой растаможке контрабанды. Знал и о том, что его знакомый - агент финансовой полиции Талгат МАХАТОВ - дружит с Талгатом Кайрбаевым, через фирмы которого и шла контрабанда в Казахстан. Именно осенью 2010 года агент Махатов (он же Саныч, он же Бетон) начал внедрение в среду контрабандистов, результатом агентурной работы которого стал приговор военного суда в отношении высокопоставленных сотрудников КНБ - полковников Талгата ЖАКАЕВА, Ирлана АБДРАХМАНОВА, Бахыт­бека КУРМАНАЛИЕВА, начальника таможни Алматинской области полковника Курманбека АРТЫКБАЕВА и его подчиненных рангом поменьше.
В приговоре суда черным по белому написано: Принбеков, встретившись с Махатовым в одном из алматинских ресторанов, попросил его поговорить с Кайрбаевым. Мол, беспрепятственное таможенное оформление контрабанды Принбеков может решить всего за 14,5 тысячи долларов - почти в два раза дешевле, чем в области. Из этой суммы 1 200 000 тенге (по тому курсу около 8 тысяч долларов) - таможенные платежи, оставшиеся 6,5 тысячи “вечнозеленых” - навар сотрудников поста “Алматы-ЦТО”. Переговорщики ударили по рукам.
17 ноября 2010 года на таможенный пост “Алматы-ЦТО” заехали две фуры из Китая. Подчиненные Принбекова, выполняя его устный приказ, нарушая закон и процедуры досмотра, выпустили контрабанду в свободное обращение. Позже туда же заехали еще несколько грузовиков, потом еще несколько…
Здесь позволим себе небольшое отступление: если агент Прин­беков имитировал преступную деятельность, почему все эти факты не были отражены в рамках известного ДГОП “Караванщики”? В таком случае суд вынес бы ему оправдательный приговор. Но приговор был обвинительным. Выходит, эти махинации с незаконной растаможкой на самом деле были преступной деятельностью?
А в апреле 2011 года начались громкие аресты: сначала из Арабских Эмиратов экстрадировали Кайрбаева и Отарбаева, чуть позже задержали Жакаева, Абдрахманова и Курманалиева, следом в камеру СИЗО отправился Артыкбаев и его подчиненные. Вот только Канат Принбеков этой участи избежал: оказывается, работая начальником таможенного поста, он был агентом КНБ под псевдонимом Орик и разрабатывал под руководством Жакаева и Абдрахманова дело оперативной проверки “Караванщики”. Как утверждали комитетчики, это дело разрабатывалось в режиме строжайшей секретности целой бригадой из КНБ под руководством зампредседателя спецслужбы генерал-майора Усера МИЗАНБАЕВА. А главными фигурантами разработки стали агент финпола Махатов и его высокопоставленные кураторы.
В ходе разработки и оперативных комбинаций чекисты зафиксировали несколько фактов дачи агенту Санычу крупных взяток от контрабандистов - взамен на лояльность финансовой полиции. На “хоргосском” процессе комитетчики озвучили суммы взяток - 200, 202 тысячи долларов - в общей сложности, как утверждал в своем письме в редакцию Ирлан Абдрахманов, им удалось зафиксировать более 13,5 миллиона долларов, собранных Махатовым для финпола.
Тем временем в своем заявлении на имя генпрокурора Талгат Кайрбаев писал: мол, лично через меня предприниматели передали Махатову куда более крупную сумму - 22 миллиона долларов - за покровительство “фиников” контрабандистам. Зададимся отнюдь не праздным вопросом: если в “Караванщиках” имелись все доказательства причастности Махатова к получению крупных взяток, что мешало комитетчикам надеть на него наручники? Личная охрана из нескольких бойцов или влиятельные покровители? Для мощнейшей спецслужбы в стране - Комитета нацбезопасности - это вообще не аргумент. И охрану, и покровителей спецназ КНБ легко мог повязать вместе с агентом Санычем. Но почему-то не повязал…
С этим вопросом я обратился к Махатову.
- Талгат, сотрудники КНБ в суде по “хоргосскому делу” говорили: агент Саныч получал крупные взятки в рамках “Караванщиков”. В то же время вы сами занимались разработкой контрабандистов. Результат вашей агентурной работы всем известен. А как вам удалось избежать ареста по обвинению в коррупции в особо крупном размере?
- И у меня немало вопросов накопилось, - говорит Талгат Махатов. - Во-первых, как финполиция могла узнать о “Караванщиках” - разработке особой секретности, опередить чекистов, дезинформировать Генпрокуратуру и начать их аресты? Во-вторых, какие причины мешали этой группе во главе с г-ном Мизанбаевым арестовать меня? Ведь они утверждают, что я был кассиром финпола… Якобы брал деньги… Но конкретно у кого и для решения каких вопросов?! Даже если мы весной 2011-го арестовали Жакаева и его подчиненных, генерал Мизанбаев и другие члены этой бригады по “Караванщикам” до сих пор в строю. Почему они не продолжили свою разработку и не довели ее до суда?
По мнению Махатова, ДГОП “Караванщики” действительно существует. Более того, по ним были проведены оперативные мероприятия, вот только фигуранты там были совсем другие. Агент Саныч уверяет: под колпак комитетчиков попало руководство таможенного департамента Алматы, но после изобличения высокопоставленных чекистов в причастности к экономической контрабанде из Китая, чтобы попытаться переломить ситуацию, комитетчики начали говорить о том, что Бетон - главный фигурант разработки.
В свою очередь агент КНБ Прин­беков, разрабатывая агента финпола Саныча, будто бы имитировал преступную деятельность и давал Махатову взятки через его друга детства Медета ЖАМАШЕВА, сотрудника таможни Алматы. Как уверяли Абдрахманов и Жакаев, все эти действия неоднократно фиксировались. Допустим, их самих арестовали, но почему другие комитетчики во главе с генералом Мизанбаевым не смогли изобличить агента Саныча?
Спрашивается, откуда Принбеков брал сотни тысяч долларов, которые через Медета якобы передавал агенту финпола? Оперативные деньги КНБ? Тогда это должно было регистрироваться надлежащим образом и отслеживаться. Но этого в деле о “Караванщиках” нет. Если Принбеков брал деньги у предпринимателей за крышевание Махатова, то и это обстоятельство должно регистрироваться. Но и этого нет в природе.
- Спрашивается, а не уходили ли эти деньги якобы Махатову, но фактически тем же КНБ, МВД, таможне? - задается риторическим вопросом Талгат. - Ведь по сегодняшний день мне не только не предъявили обвинений по “Караванщикам”, но даже не допросили ни в качестве подозреваемого, ни в качестве свидетеля… Более того, насколько нам известно, в Генпрокуратуре, изучив все материалы этого ДГОП, отказали в возбуждении уголовного дела. А это значит, что вся разработка якобы агента Саныча была незаконной… Либо, как это было уже не раз, пытались, как говорится, притянуть меня за уши к этому делу. Как и к уголовному делу по убийству Жамашева, как к делу с махинациями средств пенсионного фонда…
По словам г-на Махатова, еще одна неувязка в том, что агент Принбеков был взят под охрану КНБ, а вот агент Жамашев - нет. Почему?
- Если Жамашев был таким же ценным агентом, как Принбеков, был внедрен КНБ в мое доверие, приносил мне бешеные взятки, почему его тоже не взяли под охрану и тем самым не предотвратили его убийство?! - недоумевает Талгат Махатов. - Я считаю, Принбекова они взяли под охрану только для того, чтобы он не сел рядом с ними на скамью подсудимых. Ведь до сих пор непонятно, по какому уголовному делу он проходил и что явилось основанием для его круглосуточной охраны… Почему в КНБ не взяли под такую же охрану и Медета, раз и он был их агентом?
После арестов комитетчиков и таможенников Принбеков сразу подался в бега и был объявлен в розыск. Этим и объясняется, почему его судил не военный суд, а гражданский - фактически он был капитаном таможенной службы и агентом КНБ, а не действующим сотрудником спецслужбы. Говорят, он долго скрывался от правосудия, но все же был задержан сотрудниками финансовой полиции и предан суду…
Правда, ни на следствии, ни в ходе главного судебного разбирательства Канат Принбеков вины не признал. Все его доводы суд посчитал несостоятельными и попыткой избежать уголовной ответственности. В своих свидетельских показаниях по делу Принбекова Махатов в суде заявил: “Я знаком с Отарбаевым и Кайрбаевым и знал, что они занимаются контра­бандой. В ходе общения их заинтересовал факт моего знакомства с начальником финполиции Алматы Максатом Дуйсеновым, с которым контрабандисты хотели подружиться: их левый груз задерживали финансовые полицейские и возбуждали уголовные дела. Тогда же Кайрбаев предложил платить финполу взятки за бездействие. В марте 2010 года я сообщил об этом руководству финансовой полиции и был внедрен в преступную среду. В ходе проведенных мною оперативных мероприятий было установлено: руководит преступным сообществом Талгат Кайрбаев, кассиром является Даурен Тулебаев. Они практически монополизировали контрабанду товаров из Китая в Казахстан, им содействовали высокопоставленные сотрудники КНБ и таможенных органов. В это сообщество входил и начальник таможенного поста “Алматы-ЦТО” Канат Принбеков, он же агент КНБ Орик…”
Из приговора суда
“Подсудимый Принбеков, находясь в должности начальника таможенного поста “Алматы-ЦТО” ДТК г. Алматы, на системной основе занимался незаконным ввозом товаров из КНР в РК. За выполнение отведенной ему роли в структуре преступного сообщества Принбеков еженедельно получал часть денежных средств, добытых преступным путем. С целью придать правомерный вид владению и распоряжению деньгами, добытыми преступным путем, Принбеков приобрел и оформил на имя своей супруги земельный участок площадью 30 гектаров стоимостью 120 110 283 тенге (по тому курсу 781 561 доллар), участок в 10 гектаров стоимостью
6 476 510 тенге (42 143 доллара). Кроме того, Принбеков открыл в банке депозитные счета, на которые внес 89 166 000 тенге, 70 000 000 тенге. На счета, открытые на имя родственников, были внесены 74 305 000 тенге, 70 000 000 тенге, 74 305 000 тенге - всего подсудимым Принбековым в период преступной деятельности в составе ОПС незаконно легализовано имущества на сумму 561 040 952,7 тенге…”
Суд отмерил капитану Принбекову пять лет лишения свободы с конфискацией имущества. Кроме того, ему запретили в течение семи лет занимать государственные должности и лишили офицерского звания. Спрашивается, откуда у младшего офицера, занимавшего далеко не самую ключевую должность в таможенной структуре, на счетах оказались сотни миллионов тенге? Уж не те ли деньги, что в рамках “Караванщиков” он будто бы передавал Жамашеву, Махатову, высоким чинам из финансовой полиции, а на самом деле банально закидывал на свои депозиты и счета родственников?

Тохнияз КУЧУКОВ, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева