⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Хороший мальчик, плохая девочка?

Михаил КОЗАЧКОВ

Жанна Ахметова, мама погибшей в Москве студентки: Следователь пытается нам внушить, что моя дочь - самоубийца

Чуть больше месяца назад казахстанская студентка МГИМО Томирис БАЙСАФА (на снимке) упала с четвертого этажа учебного корпуса. Новость об этом тут же разлетелась по всему Казах­стану. Друзья семьи начали собирать деньги на восстановление девочки после многочисленных операций, но, увы, эта помощь не понадобилась. Томирис скончалась...

Поначалу наши коллеги из российских СМИ называли в качестве подозреваемого Магомеда КОТИЕВА, однако затем появилось другое имя. У студентки из Казахстана были отношения с неким Муртазали МЕДЖИДОВЫМ - сыном высокопоставленного чиновника из Дагестана. О том, как сейчас идет расследование, корреспонденту “Времени” рассказала мама Томирис Жанна АХМЕТОВА (на снимке).

- Как вы себя чувствуете после всего случившегося?
- Никак. Принятия ситуации нет.
- Врачи говорили, что шансы Томирис на спасение 50 на 50...
- Я не врач, чтобы отвечать на такие вопросы, но к врачам у меня вопросы есть. Поначалу нам говорили, что все не так плохо, МРТ показала, что голова не повреждена, а это очень важно. Мы падали спиной (Жанна так и говорит - “мы”: мы падали, мы не повредили. - М. К.), упали на спину, повреждения были большие, тяжелые. Томирис боролась 20 дней.
- Как вы узнали, что она ушла?
- Ночью позвонил дежурный врач.
- Простите меня за этот вопрос... У вас сейчас больше боли от потери ребенка или все-таки облегчения, что девочка перестала мучиться?
- Боль от потери.
- В соцсетях было много слов в вашу поддержку. А вы почувствовали там, в Москве, что казахстанцы вам сопереживают?
- Всем казахстанцам спасибо. И сейчас многие пишут, выражают соболезнования... Но, если честно, писали всякое.
- МИД заявлял, что рядом с вашей семьей были дипломаты.
- Были.
- Вы не считаете, что они вам помогли?
- Нам нужна была помощь. И сейчас нужна. Но боюсь, этот вопрос не в компетенции сотрудников посольства.
- Сначала российские СМИ писали, что к падению Томирис может быть причастен уроженец Дагестана Магомед Котиев, однако затем появился другой подозреваемый - еще один выходец с Кавказа Муртазали Меджидов, сын высокопоставленного чиновника. Как сейчас обстоят дела с уголовным делом по факту гибели вашей дочери?
- Дело возбуждено, идет расследование. Мы тоже сначала не поняли, почему сначала одного мальчика допрашивали, потом другого. А сейчас уже ясно, что первый мальчик был подставным, возможно, работали адвокаты второго парня, чтобы увести его от ответственности или усложнить расследование. Это мое предположение. Первого парня (Котиева. - М. К.) я не знаю.
- То есть появление Котиева в качестве подозреваемого - это чья-то провокация?
- Я не знаю точно, просто так думаю. Только все случилось, тут же он начал давать интервью, везде выступать, начались споры, виноват он или нет. И про Меджидова никто даже не думал.
- А Меджидов связан с Томирис?
- Да. И он был в тот день рядом. Но почему-то ни один из очевидцев не опрошен. Допрашивают только друзей Меджидова. А что они могут сказать? Хороший парень, из чудной семьи, никого не толкал. Разумеется, у нас есть вопросы к следствию, но следователь по нашему делу только хамит. Начальник следователя ерничает. Получается, что Меджидов - хороший парень, а Томирис - плохая девочка, сама прыгнула, была склонна к суициду. Вот так сейчас думает следователь и нам пытается внушить. А Томирис, мол, “прыгнула сама”, потому что так следствию сказал Меджидов. То есть подозреваемый в убийстве моей дочери мне рассказывает, какой была моя дочь!
- У Томирис были отношения с Муртазали?
- Да. В течение 2017 года они были парой, но где-то в ноябре началось охлаждение. Следователь отдал нам телефон Томирис, мы читали ее переписку с подругами и этим парнем. Заметно, что дочка хотела прекратить отношения.
- Скажите, Жанна, чем мы, простые казахстанцы, живущие с вами по соседству, можем вам помочь?
- Я хочу, чтобы вы помогли моему материнскому горю как работник СМИ. Я вижу, куда идет следствие, и понимаю, что без общественного резонанса мою девочку объявят самоубийцей. Когда я была в Москве, мне на телефон звонили журналисты “Московского комсомольца”, “России-1”, еще каких-то каналов и сайтов. И я хотела бы, чтобы они продолжили свои расследования, не бросали тему, раз девочка умерла. Оперирующий врач сказал, что девочка падала спиной, это было понятно по характеру травм. Томирис не прыгала сама, не делала шаг вперед из окна, как это делают самоубийцы. И вы же видели фотографии - она очень красивая, хорошо училась, хорошо окончила школу, у нее планы, у нее чудная, веселая переписка с друзьями. Она вообще большой молодец - старшая внучка, старшая дочка, ее все любят. У нее не было ни одной причины уходить из жизни...

Михаил КОЗАЧКОВ, фото из соцсетей, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 19 июня

Золотые слова

«- В большинстве сакральных объектов (мы должны понимать) мы будем иметь только то, что вот он (памятник. - Ред.) есть, слава богу. Ты его увидел, сделал селфи, посидел и по­ехал. »

Рашид КУЗЕМБАЕВ, председатель правления НК Kazakh Tourism:
Сказано в среду на брифинге в правительстве.
Вопрос на засыпку

Как остановить массовый отъезд абитуриентов за границу?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

 
Новости партнеров