⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Как вас понимать, господин прокурор?

Стас КИСЕЛЁВ

Что ответил гособвинитель в кулуарах суда по делу о черном “лексусе” на “неудобный” вопрос нашего корреспондента

В Костанае подошли к концу судебные разбирательства по уголовному делу, ставшему широко известным как “дело о тайне черного “лексуса”. Напомним, главный его фигурант Дамир ЕСЫМГАЛИЕВ был обвинен в разбое и открытом хищении 5,5 тыс. долларов после того, как заявил, что в том самом “лексусе” его насильно удерживали и били два с лишним часа люди, имеющие крепкие связи с зампрокурора Костанайской области Адильханом ЕРЕКЕШЕВЫМ. Эти события случились в феврале, мы неоднократно писали об их развитии. С тех пор уже и Ерекешев ушел на пенсию, и “лексус” исчез в неизвестном направлении. А вот 21-летний Дамир по-прежнему, уже почти полгода, парится на нарах в СИЗО. На воле за это время его жена родила дочь и умер любимый дедушка…

К моменту прений по громкому делу Есымгалиева ситуация накалилась до предела. Эмоции зашкаливали настолько, что участники процесса порой не задумывались над тем, как звучат их речи.
- Если адвокат говорит это на основании ксерокопий имеющихся у нее материалов дела, то я тогда тоже могу с любого документа от­ксерить и сделать! - в запале заявил процессуальный прокурор Амирхан АСКАРОВ. - Написать все что угодно можно. Я с любого документа могу сделать копии и написать район другой, фамилии другие и номер дела другой…
Естественно, после объявления перерыва я не мог у него не поинтересоваться:
- Следует ли понимать ваши слова как готовность к участию в фальсификациях уголовных дел?
Прокурор, как и следовало ожидать, решительно отверг такое предположение и поспешил ретироваться. Его нервно-возмущенное “нет” порадовало автора этих строк, у которого, как говорится, наконец от сердца отлегло. Не все так плохо, получается, в наших правоохранительных органах!.. Жаль, что не довелось услышать его комментарии по поводу конкретных фактов, выявленных защитой подсудимого Есымгалиева.
Выяснилось, например, что приобщенное к делу заявление потерпевшего Жаслана РАМАЗАНОВА не было сразу же, как того требуют закон и процедурный порядок, зарегистрировано в Едином реестре досудебных расследований (ЕРДР). Почти 12 часов следователи выжидали, смогут ли договориться между собой участники конфликта, и все это время… вели следственные действия! Нашлось в материалах дела и второе заявление Рамазанова, которое… не было зарегистрировано в ЕРДР вообще! То есть в отсутствие регистрации заявлений, а значит, и в отсутствие уголовного дела полицейские присваивали фигурантам процессуальные статусы, брали объяснения, вели допросы, оформляли изъятие вещдоков...
Дошло до смешного: на незаконно составленных полицейских рапортах обнаружились QR-коды (цифровые подписи) сотрудников, не совпадающие с фамилиями лиц, подписавших документы. Определить это оказалось легко простым сканированием проставленных на рапортах QR-кодов камерой мобильного телефона. И получилось, что электронная подпись начальника УВД г. Костаная БАЗАРБАЕВА почему-то используется как аналог ручной подписи начальника отделения УВД КУЖАГИЛЬДИНА. А в другом случае QR-код показал, что все тот же начальник полицейского управления Базарбаев уже почему-то значится оперативным дежурным, и при этом рапорт подписан совсем другим опером по фамилии ПОДДУДНИК.
Думаете, это кого-нибудь смутило? Комментарии столь вопиющих фактов участниками процесса сводились к тому, что все это, мол, малозначительные нарушения. О существовании в стране закона об электронном документообороте и цифровой подписи они даже не вспоминали!..
Все представленные суду “доказательства” (речь о следственных документах, исполненных в период отсутствия регистрации дела в ЕРДР) содержат одну общую и весьма интересную деталь: пропечатанный в них номер досудебного расследования состоит всего из 12 цифр, хотя должно быть на три знака больше. Недостающие цифры в них написаны от руки! По мнению адвоката Снежанны КИМ, это означает одно: на момент составления рапортов и протоколов уголовного дела как такового не существовало и цифры эти были вписаны позже.
Отмахнуться от этих фактов не удастся еще и потому, что существует сугубо судейский документ, подтверждающий незаконность действий полиции. Оказывается, 21 февраля следственный судья суда № 2 г. Костаная Нурсеит АБДИРОВ вынес любопытное постановление, которым оставил жалобу адвоката Ким на действия силовиков по задержанию ее клиента без рассмотрения. Свой отказ судья пояснил тем, что… “на момент задержания Есымгалиева Д. К. досудебное расследование не начато” (выделено мной. - С. К.). То есть незаконность факта составления протокола задержания Дамира уже и доказывать не нужно. Так же, как и многих других документов.
- Третий том уголовного дела уже после его окончания по пути в суд вырос с 57 до 90 листов! - заявила Ким. - Это стало возможным из-за того, что защитнику и обвиняемому не дали возможности ознакомиться с материалами дела. Следователь составил заведомо невыполнимый график ознакомления с делом, который позднее был признан судебной коллегией по уголовным делам Костанайского облсуда незаконным. Но следствие-то своей цели уже добилось…
К слову, именно сторона защиты раздобыла и представила суду съемки из видеобазы “Ураган”, благодаря которым стало ясно: черный “лексус”, в котором истязали Есымгалиева, носился по городу с подложными номерами. Кроме того, эти же видеозаписи опровергают содержание полицейских протоколов, составленных на месте происшествия. Мало того, выяснилось, что эти самые протоколы противоречат друг другу. Например, в одном из них указано, что изъятые деньги упакованы в полиэтилен и обмотаны ниткой. Однако в другом никаких упоминаний об упаковке и нитке нет. А потом из дела исчезли и сами деньги, несмотря на то, что их определили как вещдоки и должны были хранить вплоть до передачи материалов в суд.
Между тем во время разбирательств суд вынес постановление, которое обязывало прокуратуру дать заключение по выявленным фактам фальсификации уголовного дела. В соответствии с законом подтвержденная надзорным органом незаконность методов следствия дает возможность суду признать доказательства недопустимыми. Однако прокуратура так и не исполнила поручение суда.
Весьма странные дела происходили порой и на самом судебном процессе. Подельник Есымгалиева, его приятель Серик КИНЕБАЕВ добился заключения процессуального соглашения: он полностью признал свою вину в разбойном нападении на Рамазанова, благодаря чему получил условный срок. Однако после того как это соглашение было утверждено судом, потерпевший заявил, что ему до сих пор не возвращены похищенные деньги - 600 долларов… Так как же можно было в принципе заключать “процессуалку”, если одним из важнейших условий появления такого документа по закону считается полное погашение ущерба?
...Что ж, остается добавить: 25 июля суд заслушает последнее слово подсудимого и определит дату вынесения приговора. О том, каким он будет, мы обязательно сообщим нашим читателям.

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора и Анны КАКИРОВОЙ, Костанай

Загрузка...
Астропрогноз
на 18 декабря

Золотые слова

«- Я независимый человек, я ни от кого не завишу. Я даже родителям своим помогаю - вот это круто! »

Габидулла АБДРАХИМОВ, аким Шымкента:
Сказано во время выступления на форуме молодежи
Вопрос на засыпку

Что будет, если МВД начнет выплачивать вознаграждение за фото и видео правонарушений?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева