⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Закрывайте окна!

Мадина АИМБЕТОВА

     Меньше чем через две недели в Алматы начнется отопительный сезон, а вместе с ним до критических отметок подскочит и уровень загрязнения воздуха. Об этом предупреждает Павел АЛЕКСАНДРОВ, создатель сайта airkaz.org, на котором отражаются данные мониторинга алматинского воздушного бассейна.

По словам Павла, пару лет на­зад, вдохновившись проектом AUA, измерявшим уровень загрязнения воздуха, он своими руками собрал прибор, фиксирующий уровень содержания в воздухе мелкодис­персных частиц РМ 2,5. Пылемер Павел повесил у себя за окном и периодически публиковал данные в соцсетях. Это вызвало большой интерес, и со временем он сделал еще несколько приборов, которые раздал своим друзьям. Так была положена основа проекта, к которому позже подключились не только друзья Павла, но и сочувствующие горожане. датчики раздавали исходя из местоположения, чтобы равномерно покрыть город. Следующим этапом было создание сайта airkaz.org, на котором отражаются данные пылемеров - их сейчас более двадцати по Алматы. Также появились датчики в Астане, Караганде и Бишкеке. Проект этот некоммерческий, и монетизировать его Павел не планирует.
- Почему вы взяли за основу частицы РМ 2,5? Ведь в атмо­сфере присутствуют и другие вредные вещества.
- Действительно, в воздухе присутствует большое количество разнообразных загрязнителей - пыль, газы, тяжелые металлы и т. д. Но, например, газы анализировать сложно - датчики стоят очень дорого. А частицы РМ 2,5, во-первых, по данным ВОЗ, входят в пятерку наиболее опасных загрязнителей, а во-вторых, их уровень является показателем загрязнения воздуха в целом. Кроме того, их достаточно легко подсчитать и обходится сенсорный датчик мне относительно недорого.
- Помнится, у вас были разногласия с РГП “Казгидромет” - там сомневались в достоверности данных ваших приборов. Чем закончилась та история?
- Казгидромет очень ревностно охраняет свою монополию на предоставление информации госорганам. И, наверное, накладываются личные особенности человека, который писал на меня заявление в полицию.
- Даже так?!
- Ну, оно было довольно пространное, с просьбой проверить законность моих действий. Но я действую на совершенно законных основаниях. И даже если бы у меня не было ни одной бумажки, я имею право это делать как частное лицо. Но у меня есть сертификат и поверочные документы на некоторые сенсоры. А с Казгидрометом у нас сейчас новая фаза отношений: я установил свой сенсор на одной из их станций в Шаныраке. У них там анализируются показатели по нескольким газам, плюс стоял анализатор РМ 2,5. Был установлен мой сенсор, и в итоге они скорректировали данные своего прибора, который ранее показывал заниженные значения. Теперь эта станция Казгидромета показывает близкие к реальности данные. Беда в том, что у Казгидромета очень мало станций, где анализируются РМ 2,5. они используют старые методики, в которых этим частицам не придается такого значения. Поэтому сложно сравнивать данные - они анализируют газы, а я - РМ 2,5. Но у нас есть договоренность о том, что, как только на все мои сенсоры будет поверка, Казгидромет будет брать мои данные и включать в свой ежемесячный бюллетень о состоянии воздуха.
- И какая же у нас исходя из ваших наблюдений ситуация с воздухом?
- Уровень загрязнения возрастает в октябре и падает в середине апреля. То есть строго совпадает с отопительным сезоном. Причем уровень загрязнения вне отопительного периода может отличаться от, предположим, декабря-января в 10 раз. Если летом мы укладываемся в норму, то зимой даже близко не подходим. В итоге в среднем по году идет превышение. ВОЗ устанавливает максимально допустимую среднегодовую концентрацию загрязнения воздуха частицами РМ 2,5 на уровне 10 мкг на 1 м3, а у нас за 2017 год получилось 55 мкг на 1 м3. То есть в 5,5 раза выше нормы.
- А есть отличия по районам? Всегда считалось, что в Алматы чем выше, то есть ближе к горам, тем чище воздух.
- По-разному бывает - все зависит от направления ветра, силы теп­ловой инверсии и т. д. Зимой верхняя часть города бывает чище за счет горно-долинной циркуляции: ночной бриз с гор сдувает смог ниже. Но когда я говорю “верхняя часть”, я имею в виду не проспект Аль-Фараби. Имеется в виду 1300-1600 метров над уровнем моря - это Медеу и выше. Все, что ниже, в той или иной степени подвержено загрязнению. При этом в районах ниже проспекта Райымбека загрязнение сильнее, потому что до них этот горный бриз вообще никогда не доходит. Зимой будет очень хорошо видно, как смог накрывает город, словно одеяло. И все, что находится под ним, имеет примерно одинаковую степень загрязнения. Так что на Аль-Фараби такой же грязный воздух, как на Абая, и даже почти как на Райымбека.
- А по времени суток нет различий?
- Ночь или день - зависимости большой нет. И от дня недели зависимости нет. Кто-то говорит, что в выходные чище. Это неправда.
- Вы изучали, какой вред здоровью человека наносят частицы РМ 2,5?
- Есть масса исследований, доказывающих, что мелкодисперс­ная пыль проникает в организм, минуя естественные барьеры. Она не задерживается ни в носоглотке, ни в бронхах, и сквозь клеточные мембраны легких проникает напрямую в кровоток, откладывается во внутренних органах и вызывает различные заболевания: сердечные, легочные, онкологию и многие другие. Есть исследования, говорящие, что уровень загрязнения воздуха оказывает непосредственное влияние на когнитивные функции человека, то есть люди тупеют. Так что загрязнение воздуха - серьезная проблема, которая имеет последствия для каждого из нас и для государства в целом.
- Как думаете, какой источник загрязнения главный?
- Было время, когда акимат транс­лировал информацию о том, что 80 процентов загрязнения идет от автомобилей. Но мои данные опровергают эту информацию - у нас не бывает зимой в 10 раз больше машин, их количество всегда примерно одинаковое. И сейчас чиновники перестали об этом говорить, тем более что информация шла без ссылки на источник. никто никогда не проводил исследования, доказывающие, что 80 процентов загрязнения в Алматы дают автомобили. Так что, я считаю, в городе нет одного основного загрязнителя - такого, который можно побороть и получить чистый воздух. Несомненно, ТЭЦ-2 вносит огромный вклад. Огромный вклад вносят частники, которые топят печи углем. Конечно, ТЭЦ-2 сжигает больше всего угля, но у них стоят хорошие фильтры. Частный сектор угля сжигает меньше, но у них нет никаких фильтров - все сразу уходит в атмосферу. Автомобили, естественно, тоже играют большую роль. Вот едет авто, которому 30 лет, и понятно, что его выхлоп давно никто не анализировал. И автомобиль, конечно, загрязняет воздух в 10 раз больше, чем когда был новым. Поэтому нужно четко контролировать токсичность выхлопа и запрещать эксплуатацию таких машин. А в целом нужна многолетняя планомерная работа по уменьшению влияния каждого из загрязнителей. ТЭЦ-2, несомненно, нужно переводить на газ. Что касается частного сектора, то должны быть льготы на подключение к газопроводу. Как только это станет выгодно, люди сами перейдут на газ, потому что никто на самом деле не хочет постоянно закидывать в печь уголь, выгребать золу и т. д. Но пока акимат закрывает глаза на проблему и бодро отчитывается о том, что за последние годы уровень загрязнения снизился на 20 процентов (потому что они снизили нормативы), ни о каком рациональном подходе говорить не приходится.
- Власть - те же люди, которые живут в этом же городе. Почему же они не уделяют должного внимания экологии?
- Этого я не могу понять. Хорошо, тебе на себя наплевать, но ведь у тебя есть дети, которые живут в этом городе. И они тоже болеют. Мне масса людей пишут о том, что их дети, в Алматы имевшие астму, аллергию, бронхиты, после переез­да выздоравливают. Так что я не знаю, почему люди, которые в силах изменить ситуацию, пытаются ее игнорировать. Ну невозможно купить здоровье, если ты его уже угробил. А в Алматы это происходит очень быстро. При этом нет статистики по аллергикам, мало статистики по раковым больным. Хотелось бы, чтобы были исследования на этот счет, и, может, тогда народ начнет понимать, что происходит, и требовать внимания к проблеме экологии. Просто люди не связывают, например, запах жженой резины с простудными заболеваниями, которыми они болеют каждый год, тратя на лекарства десятки тысяч тенге. Кстати, мои дети практически перестали болеть после того, как я установил дома систему фильтрации. Дело в том, что иммунная система организма, подверженного высокому уровню мелкодисперсных частиц, находится в постоянной активности - она с этими частицами сражается так же, как с бактериями и вирусами. Естественно, от постоянной борьбы она истощается, и когда организм сталкивается с настоящей опасностью, иммунная система уже не способна дать адекватный ответ.
- А эту систему фильтрации вы тоже сделали сами?
- Да. Там используются мощные фильтры, система рекуперации, которая позволяет не выстужать квартиру зимой. Но она довольно дорогая: мне это обошлось примерно в 3000 долларов.
- А можно купить что-то подобное?
- Есть дешевое решение - поставить дома бытовой фильтр. Он стоит 150-200 долларов. Единственное, он не решает проблему проветривания. Когда мы дышим, мы вырабатываем углекислый газ, который надо удалять из квартиры. А когда вы открываете окно, то запускаете грязный воздух, который надо опять очищать. Получается замкнутый круг, но как бюджетное решение сойдет. Что касается улицы, то в дни повышенного загрязнения я ношу специальную маску, задерживающую частицы РМ 2,5. И нас таких становится все больше. Ведь даже обычная медицинская маска может задержать 50-70 процентов загрязнителей. Так что каждый спасается как может.
- А системно решить вопрос удастся, как думаете?
- Системно решить вопрос можно будет тогда, когда власти будут в этом заинтересованы. Да, можно сделать движение для автомобилистов максимально неудобным, но мы не решаем проблему в корне. Почему все эти люди ездят на машинах? Потому что нет нормального общественного транс­порта. Нет электричек, не хватает автобусов. Если бы был какой-то бюджетный вариант быстро добраться, допустим, из Талгара в Алматы, никто бы не ездил на машине. Но у нас создают одну проблему, не решая другой. Вот улицу Тимирязева сделали неудобной для машин, и сейчас будут отчитываться, что трафик снизился. А куда они делись, эти машины? Они на Аль-Фараби, на Сатпаева, на Бухар жырау. То есть просто переместили этот трафик на другие улицы, но он точно так же загрязняет весь город. При этом существует масса простых и понятных шагов, но они почему-то не предпринимаются.

Мадина АИМБЕТОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 23 октября

Золотые слова

«- Мы жили не по средствам, надо признать... Полагаю, что недалек час, когда дорогостоящие служебные автомобили, роскошные кабинеты высокопоставленных чиновников безвозвратно уйдут в прошлое...»

Касым-Жомарт ТОКАЕВ, спикер сената:
Сказано на встрече с активом Карагандинской области.
Вопрос на засыпку

Где вы храните свои пароли и PIN-коды от платежных карт?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева