⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Охота пуще закона

Тохнияз КУЧУКОВ

Лесник Иле-Алатауского национального парка объявил агашкам и татешкам непримиримую войну и очень рассчитывает на поддержку главы Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Алика ШПЕКБАЕВА, председателя КНБ Карима МАСИМОВА и генерального прокурора Кайрата КОЖАМЖАРОВА. Потому что поднятая им тема, без преувеличения, национального масштаба.

-Руководство национального парка обросло связями среди влиятельных в стране людей, - едва переступив порог редакционного кабинета, безапелляционно заявил Капар Турспеков (на снимке). - Я своими глазами видел, как на кордонах лесников вырастают коттеджи, в которых проживают те самые агашки и татешки. Насколько я знаю, чтобы вывести земли нацпарка, необходимо мотивированное постановление правительства. Но в случаях с Иле-Алатауским нацпарком земли передавали в частные руки решением… акима сельского округа и распоряжением гендиректора парка. По документам строения значатся как базы отдыха для туристов. Фактически же эти дома окружены трехметровыми заборами, своя охрана с собаками, а лесник - главное лицо на кордоне - топит для их гостей сауну и организовывает охоту - по сути, браконьерство. Я, например, на работу ходил с табельным Макаровым, но некоторые мои коллеги вооружаются нарезными карабинами. Для чего? А чтобы угодить высокому гостю и добыть для его стола дичь…
Как выяснилось, бывший пожарный Турспеков стал лесником Медеуского филиала нацпарка после убийства его друга, который, по его словам, работал на кордоне неплохо. Гонял браконьеров, следил за порядком и призывал отдыхающих соблюдать не только порядок, но и противопожарную безопасность. И, что немаловажно, был на хорошем счету у руководства парка.
- Все изменилось, когда бывший таможенник “Хоргоса” Марлен АЙНАБЕКОВ стал гендиректором нацпарка. Я был вынужден перейти на другую работу, вместо меня приняли племянника моего шефа Александра Абуева. И понеслось, - продолжает свой рассказ Турспеков.

Бывшему леснику пришлось освоить профессию строителя: Капару Канатовичу поручили восстановить заброшенный спорткомплекс в горах и запустить гостиницу и ресторан. А когда все начало работать и приносить определенную прибыль, Турспекова опять попросили освободить место - предложили должность лесника дальнего кордона или продолжить стройку уже на турбазе “Экстрим”. Капар Турспеков говорит: мол, он понимал, что лесником его отправляют на дальний кордон, чтобы не мешал устраивать царскую охоту. Поэтому он перешел на турбазу.
- Когда база заработала, Абуев распорядился поставить перед въездом еще один шлагбаум, чтобы собирать с отдыхающих от одной до пяти тысяч тенге. На совещании у Айнабекова я предложил брать деньги не с людей, которые особого вреда экологии не наносят, а с машин. Скажем, заехали 100 машин на базу, в кассу внесли 100 тысяч тенге. А перед шлагбаумом поставить камеру видеонаблюдения. Вечером сверить запись и подсчитать, сколько денег пришло в кассу. Но это прозрачная схема, которая, судя по всему, мое руководство не устраивала, потому что меня сразу же заткнули: такие вопросы на совещаниях вообще не поднимайте! Брать с людей намного проще. В выходные или на праздники один шлагбаум приносит до двух миллионов тенге. И я очень сомневаюсь, что все деньги сдают в бухгалтерию, - рубит правду-матку лесник Турспеков и тут же приводит куда более весомые факты: - Новенький бульдозер стоимостью около 80 миллионов тенге списали, утопив в реке во время схода селя. А ведь сотрудники ДЧС нас заранее предупреждали: селевая опасность. Трактор нужно было убрать в безопасное место, а его оставили у реки, куда спецтехнику и унесло потоком. А пожар на Мохнатке? В советское время посадили бы за это ЧП. Все лесники говорят: полыхнуло одновременно в четырех местах на Медеу. Руководители заявили: огненная стихия унесла более тысячи кубометров леса. Я вам ответственно заявляю: при таком количестве сгоревших деревьев там должна быть гора пепла и куча обугленных пней! А уже после ликвидации стихийного бедствия нацпарку из бюджета выделили 100 миллионов тенге на химическую обработку. Я лесник и точно знаю, что лучшая химобработка - это пламя. Мое мнение: деньги банально распилили! Об этих вопиющих фактах я написал в жалобе на имя министра сельского хозяйства Асылжана МАМЫТБЕКОВА и больше года ждал ответа. Не дождался...
А в 2016 году, как считает Капар Турспеков, около тысячи кубметров леса спилили и вывезли. Как полагает лесник, на строительные рынки Алматы. Цена вопроса, по самым скромным подсчетам, 15 миллионов тенге. Видимо, окончательно поняв, что в родном министерстве ничего не добьется, Капар Турспеков написал заявление на имя генпрокурора Кайрата Кожамжарова. В частности, бывший лесник (Турспекова уволили, посчитав его коррупционную войну попыткой вынести сор из избы) пишет: “За время работы Айнабекова и Абуева исчезли три кордона - два в Абдрахмансае и один в Бутаковке. Земли нацпарка всеми правдами-неправдами выводятся из статуса особо охраняемых и распродаются. Новые владельцы вместо развития туризма (под видом чего и оформ­ляют лакомые участки в предгорьях южной столицы) строят себе коттеджи и живут на охраняемой государством территории.
Реакция Кайрата Пернешовича была мгновенной. Он тут же передал жалобу Турспекова в антикоррупционную службу. Между тем специализированный природоохранный прокурор Алматы Олжас БАГЖАНОВ написал письмо руководителю Нацбюро по противодействию коррупции южной столицы Ержану ИБРАИМОВУ с просьбой принять меры по заявлению Капара Турспекова на действия руководства ГНПП “Иле-Алатау­ский национальный парк”. Однако из Алматы дело вскоре передали в Алматинскую область. Так и не дождавшись конкретных мер, бывший лесник написал очередное письмо лично председателю КНБ Масимову.
- Уже потом, когда все закрутилось, до меня дошло: в КНБ, скорее всего, стукнули кулаком по столу, - говорит Капар Канатович. - Смотрите сами: письмо из КНБ передали в республиканское Нацбюро по борьбе с коррупцией. Спустя буквально пару дней я получил ответ за подписью замруководителя следственного департамента АГДСПК А. ЖУМАГАЛИ, в котором говорится: рассмотрение моего обращения по фактам злоупотребления полномочиями и хищения бюджетных средств должностными лицами нацпарка передано в департамент Алматинской области.
Оттуда жалобу спустили в Службу экономических расследований: мол, это их компетенция. Для пущей убедительности Турспеков подкинул сэровцам очередной факт. В 2016 году в тургенском филиале нацпарка построили служебный офис. Цена вопроса - 38 миллионов тенге. Дотошный Турспеков и тут нашел немало косяков: лесоматериал строители использовали из лесного фонда, стены не утеплили, как положено по СНиП (строительные нормы и правила), зимой температура не поднимается выше 10 градусов, лесники вынуждены включать электрообогреватели. Не доделана канализация, нет туалета, предусмотренного сметой. Бывший лесник привел еще одну внушительную цифру.
- В 2017 году было выявлено хищение на миллиард (!) тенге, дело спустили на тормозах, уволив главного бухгалтера. К тому времени г-н Айнабеков ушел на повышение - стал и. о. председателя комитета лесного, охотничьего и рыбного хозяйства Минсельхоза. И сразу же после его повышения уволился директор филиала Абуев. Новый директор нацпарка Дамир МАЛГЕЛДИЕВ - руководитель принципиальный и не стал подписывать акт приема тургенского офиса, но он официально работает вот уже два года. Страшно другое: имея на руках неопровержимые факты, сэровцы уголовное дело… прекратили, - разводит руками Капар Турспеков. - Мне прямо сказали: по нашей линии нет состава преступления. Вы жалуетесь на хищения и злоупотребление должностными лицами нацпарка, а это тема борцов с коррупцией. Круг замкнулся…
К апар Турспеков намерен написать еще несколько жалоб в антикоррупционное ведомство, ГП и КНБ с просьбой наконец-то навести порядок на особо охраняемой государством территории силами сотрудников цент­рального аппарата. А еще лучше - создать межведомственную следственную бригаду.
- Я считаю, что только первые руководители КНБ, Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции и Генпрокуратуры смогут изменить ситуацию в нацпарке - областным силовикам влиятельные агашки и татешки явно не по зубам, - сказал как отрезал Капар Турспеков.

Тохнияз КУЧУКОВ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

От редакции тема нацпарков уже давно достигла точки кипения и требует незамедлительного разрешения. Можно понять бывшего лесника Турспекова, который пишет жалобы в АГДСПК, ГП и КНБ. Без привлечения этой тяжелой артилерии невозможно разрушить стену беззакония, за которой владельцы шикарных особняков, построенных на особо охраняемой государством территории, и их чиновные покровители чувствуют себя абсолютно безнаказанно.

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева