⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Дорогая федерация!

Игорь НЕВОЛИН

Во время скандального заседания Совета лиги, на котором президент ФФК Ерлан КОЖАГАПАНОВ, запугивая директоров клубов массовыми проверками и “посадками”, добился нужного для себя голосования по кандидатуре руководителя ПФЛК, прозвучало откровение, что оклад первого руководителя федерации “составляет ноль тенге”. Два вопроса после этого заставили взяться за отчеты и калькулятор, чтобы понять: какой смысл работать без зарплаты и почему директора клубов так испугались прокуроров?

В нашей стране футбольная федерация - это единственная спортивная организация, где за кресло ее президента идет нешуточная борьба. После разговоров с футбольными людьми, а также изучения доступных документов стало ясно, что там есть за что бороться. Теневая экономика нашего футбола составляет примерно 16,5 миллиарда тенге!
Рассмотрим основные составляющие футбольного пирога.

Турецкий марш
Сборы. Большинство казахстанских футбольных клубов выезжает на учебно-тренировочные сборы в Турцию. Происходит это сразу после новогодних праздников, когда в турецких отелях бешеные скидки. Январский прайс отличается примерно в два раза от июльского. Но в отчетных документах команд такой разницы никогда не увидите. Футболисты побывают на пустых курортах, оснащенных предприимчивыми турками хорошими футбольными полями, примерно по цене октября.
Следует отметить, что часть разницы забирают посредники, так как в это время в большинстве областных управлений спорта еще не проведены госзакупки на содержание своих команд, и клубы едут в долг по более высокой цене, чем реально в этот момент она сложилась на рынке.
Тем не менее не самая расточительная команда вывозит со сборов 250-270 тысяч евро наличкой. Эти деньги для перевозки делят на суммы, эквивалентные десяти тысячам долларов, между доверенными сотрудниками и спортсменами, для того чтобы не было проблем на таможне. В Казахстане наличные сдаются в общую кассу под предлогом того, что в будущем они будут потрачены на благие дела для всех. По самой удобоваримой версии - на судей, чтобы не “убивали” команду. Куда они на самом деле тратятся, знают только первые руководители клубов.
Для того чтобы сумма средств на всеобщее благо была побольше, на сборы пачками берутся дублеры якобы для просмотра, чтобы дать парням шанс понравиться тренеру и закрепиться в основном составе. Но после сборов молодежь опять возвращается в дубли под видом не воспользовавшихся предоставленной возможностью.
Большинство казахстанских клубов живут и тренируются в Белеке. Правда, даже небогатые выбирают пятизвездочные отели. Ну а богатые селятся в отеле “Мардан Палас” (Анталья), где летом сутки обходятся в пределах 500 долларов. Зимой по бумагам это ненамного меньше. Но отчетная документация будет не от отеля, а от посредника, организующего УТС.
Казахстанский футбол ориентировочно на сборах теряет около 1,3 миллиарда тенге. Этой суммы хватило бы на постройку одного небольшого крытого манежа.

Форменное безобразие
Экипировка закупается по возвращении со сборов. Это не самая существенная статья расходов. Но при покупке экипировки возникают разного рода предложения поставщиков, от которых сложно отказаться.
Клубы должны одевать не только взрослую команду, но и несколько возрастов детских футбольных центров. В итоге набирается до сотни комплектов.
А сама форма - это не только трусы, футболки и гетры. В комплекте обычно насчитывается от 25 до 40 наименований экипировки, включая носки, перчатки, пуховики, ветровки, кепи, форму для тренировок и так далее. Богатые клубы покупают игрокам и сотрудникам еще и комплекты деловой одежды. Но в целом, без излишеств, даже при нынешнем курсе тенге клуб можно одевать из расчета 180 тысяч тенге на одного человека. Это будет комплект из 30 предметов. С учетом того, что клубы обязаны иметь два контрастных цвета формы, расходы не должны превышать 12-14 миллионов тенге.
При больших объемах поставщики готовы скидывать до 45 процентов от прайса. Но в реальности редко какая команда тратит столько. Чаще расходы на форму начинаются от 25 миллионов и выше. Для увеличения расходов по этой статье клубную экипировку выдают даже техническому персоналу.
В премьер-лиге Казахстана все клубы живут на государственные деньги. По действующему законодательству они должны проводить госзакупки. Но чаще всего этого не происходит. Учредителям нарушение закона объясняется тем, что при госзакупках может влезть поставщик некачественной китайской формы. Но на большинстве команд как раз и надета некачественная футбольная форма, купленная у проверенных и доверенных поставщиков китайского ширпотреба с налепленными уже в Казах­стане этикетками брендов.
В клубах со спонсорами форма закупается на спонсорские деньги, чтобы не вступать в конфликт с законодательством. Но таких в нашем чемпионате менее половины. И даже в этом случае все перечисленные тонкости выбора поставщика соблюдаются.
Казахстанский футбол теряет на этой статье расходов с учетом команд двух лиг примерно 200 миллионов тенге. Этой суммы хватило бы на десять футбольных площадок. Или на финансирование одного клуба первой лиги.

Свои люди. Сочтутся
Контракты. Агентские. Эта статья расходов самая затратная. Более того, ее экономическая обоснованность не поддается никаким подсчетам. Бумаги будут всегда в порядке, и придраться не к чему. Деятельность посредников не запрещена.
Но для чего платить агентам за ежегодные перезаключения контрактов с игроками, которые никуда не собираются уходить из этого клуба, как, например, происходит в “Астане”, находящейся под патронажем фонда “Сам­рук-Казына”? Напомним, мы недавно рассказывали (“Гонорар за гонор”), что этот клуб должен агентам Дмитрия ШОМКО и Рохера КАНЬЯСА более 200 тысяч долларов при том, что оба игрока не являются новичками, а просто переподписали контракт еще на год. Такая практика существует в большинстве казахстанских клубов.
Агентские - самый банальный и масштабный способ вывода денег из бюджета клуба. Подразумевается, что это плата посреднику за то, что он уговорил футболиста продолжить карьеру в той или иной команде и юридически сопроводил сделку, которая документально защищает игрока от всевозможных ущемлений и притеснений со стороны работодателя. То есть как бы в отношениях с агентом заинтересован больше футболист, чем клуб. Законодательство не запрещает игрокам оплачивать услуги агентов из своих зарплат. Но на деле эти расходы несут клубы.
Мы за руку никого не ловили, но прекрасно понимаем, что при таких взаимоотношениях весьма велика вероятность того, что агент может возвращать часть суммы тому лицу, кто принимает решение по сделке. Иначе бы никто не стал платить за услуги посредника баснословные деньги, так как нашим игрокам некуда пойти, кроме нашего чемпионата. Их даже в первенство Киргизии не возьмут с их запросами, не соответствующими навыкам.
Кстати, в нашем чемпионате работают агенты-иностранцы. Видимо, этот факт исключает возможность встречных проверок со стороны казахстанских финансовых и надзорных органов.
При оформлении трансферов еще одна коррупционно пахнущая статья расходов - это подъемные. Помимо агентских еще может прописываться сумма, которая причитается уже самому игроку за то, что он соглашается играть в команде. Чаще всего до футболистов эти деньги либо не доходят, либо доходят в сильно усеченном виде. В нашем футболе были случая, когда подъемные начислялись игрокам, не первый год выступающим в этой команде.
Данные расходы составляют 20-30 процентов бюджета клуба. Бюджеты всех клубов казахстанской премьер-лиги не менее 35,3 миллиарда тенге. Таким образом, ежегодно около 7 миллиардов тенге уходят на что угодно, но не на развитие футбола.

Зряплаты
В казахстанском футболе игроки слишком переоценены. Просчитать необдуманные расходы в этой статье проблематично. Известно лишь, что ни один футболист у нас не стоит столько, сколько ему платят (как рассказывал аким Актюбинской области Бердибек Сапарбаев, размер жалованья доходит до 50-70 тысяч долларов). Поэтому фонд заработной платы в клубах доходит до половины годового бюджета.
Но некоторые факты проверяющие могли бы взять на карандаш. Например, в клубе могут быть игроки, которые всегда сидят на скамейке запасных и выходят на поле лишь в последние минуты выигрываемого матча. Как говорят, “под премию”, которую выплачивают всем кузнецам победы. Чаще всего это так называемые “кошельки” тренеров или руководителей клубов. Они ежемесячно отдают оговоренную часть своей зарплаты администрации. Для таких же целей в команды берут вратарей-легионеров. В нашем чемпионате одновременно на поле могут находиться шесть иностранных игроков. Если выйдет голкипер-легионер, то ослабнет состав, играющий на поле. Поэтому они есть в заявке команды, но редко попадают в заявку на матч, так как среди запасных нужны игроки, способные выйти и переломить ход матча. Болельщики своих команд могут с легкость выявить эти “кошельки” и приблизительно подсчитать, сколько денег тратится напрасно. Обычная ставка для легионера в КПЛ начинается от 10 тысяч долларов. Они есть везде. Но не более одного-трех.
Если совокупный зарплатный фонд КПЛ составляет 16-17 миллиардов тенге, то эту сумму можно смело ополовинить. То есть 8-8,5 миллиарда мы переплачиваем игрокам, которые, кроме нашего чемпионата, больше нигде не нужны.
8 миллиардов - это стоимость 8-9 типовых школ, на тысячу учащихся каждая.
Вот, в принципе, и все основные статьи, которые делают наш футбол таким, какой он есть. Есть, конечно, кое-где махинации с оплатой гостиниц, начислением командировочных и прочие мелочи, делающие наш футбол зрелищнее только по части скандалов.
Но после этого понятно, почему в матче Лиги чемпионов десятимиллиардная “Астана” с трудом “проходит” миллиардный “Жальгирис”. По игре создается впечатление, будто в бюджете нашего чемпиона 7-8 миллиардов тенге присутствуют только на бумаге.
То же самое можно сказать и в отношении остальных еврокубковых бойцов. Во внутреннем чемпионате это не бросается в глаза, так как все живут по одним правилам и схемам. Режет глаз лишь тогда, когда пересекается с “другими”. Но тем не менее у нас в футбол рвутся не только в федерации, но и на местах, даже в нищие клубы. Главное - получить печать и право подписи, чтобы можно было заключать агентские соглашения от имени клуба и под чутким руководством футбольной федерации.
В итоге в тени казахстанского чемпионата крутится примерно 16,5 миллиарда тенге, вытащенных из государственного бюджета.

Игорь НЕВОЛИН, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева