⇧ Наверх

Истина - не в Вене!

Руслан БАХТИГАРЕЕВ , Мадина АИМБЕТОВА

Адвокатское бюро “Лански, Ганцгер и партнеры” намерено обжаловать решение Земельного суда Вены

Вечером в минувшую пятницу в столице Австрии суд присяжных вынес вердикт по делу об убийстве топ-менеджеров Нурбанка Айбара ХАСЕНОВА и Жолдаса ТИМРАЛИЕВА. Экс-глава КНБ Альнур МУСАЕВ полностью оправдан, а бывший сотрудник Службы охраны президента Вадим КОШЛЯК получил срок за участие в похищении банкиров, однако был освобожден из-под стражи.
Такой исход поверг в шок многих - от вдов банкиров Армангуль КАПАШЕВОЙ и Шолпан ХАСЕНОВОЙ, через своих адвокатов подавших апелляционные жалобы, до прокуратуры Вены, которая была абсолютно уверена в виновности подсудимых.
Эту позицию разделяет и Генеральная прокуратура Казахстана, в минувшие выходные выразившая свое несогласие с приговором:
“Независимо от решения, принятого Земельным судом по уголовным делам Вены, Генеральная прокуратура РК продолжает исходить из того, что Мусаев и Кошляк совершили преступление в отношении Тимралиева и Хасенова и должны понести уголовное наказание, соответствующее тяжести совершенного деяния, - говорится в сообщении ГП Казахстана. - На основании изложенного Генеральная прокуратура РК выражает несогласие с решением Земельного суда по уголовным делам Вены... Принимая во внимание то, что этот судебный акт не вступил в законную силу, а также беспрецедентную предвзятость, проявленную при рассмотрении дела председательствовавшим судьей А. БЕМОМ, и допущенные им грубые процессуальные нарушения, Генеральная прокуратура РК выражает надежду на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора вышестоящими судебными инстанциями Австрийской Республики”.
Между тем многие в Казахстане были уверены: ни Альнур Мусаев, ни Вадим Кошляк не уйдут от возмездия. Почему же этого не случилось? Вот версия адвоката австрийского бюро "Лански, Ганцгер и партнеры" Анны ЦАЙТЛИНГЕР (на снимке), высказанная в эксклюзивном интервью нашей газете.

- Анна, как понимать то, что произошло? Почему присяжные полностью оправдали Мусаева и частично Кошляка?
- Приговор, который был вынесен в пятницу, состоял из двух важных частей. Во-первых, он был оправдательным - в части убийства - в отношении Мусаева и Кошляка, а во-вторых, он был обвинительным в части похищения в отношении Кошляка. Ему был назначен срок в виде лишения свободы на два года, из них 16 месяцев - условно. Восемь месяцев, которые он провел под следствием, были зачтены, и Кошляк был отпущен на свободу. Решение было вынесено трибуналом из восьми присяжных. Непосредственно после оглашения приговора прокуратура Вены заявила жалобу о признании приговора ничтожным - как в отношении Мусаева, так и в отношении Кошляка - и заявила апелляцию в отношении наказания, которое было назначено Кошляку судом. Такую же жалобу об отмене приговора в связи с его ничтожностью заявили мы как представители потерпевшей стороны в тех процессуальных рамках, которые разрешены законом.
- А как обосновали присяжные свое решение?
- Когда оглашается приговор, никаких обоснований не следует, приводится только количество голосов по каждому рассмотренному присяжными вопросу - “виновен или не виновен”. Это, безусловно, создает определенные трудности в понимании логики присяжных, потому что в совещательной комнате, где присяжные принимают решение, никто не присутствует. И нам тяжело судить, почему они пришли к такому выводу. Мы можем только делать предположения, основываясь на данных о распределении голосов присяжных по каждому вопросу.
- Основываясь на этих данных, можно ли предположить, кто, если не Мусаев и Кошляк, виноват в убийстве банкиров?
- Нет, такие выводы сделать невозможно. Но, во-первых, у нас во время процесса не сложилось впечатления, что в убийстве банкиров могут быть виновны какие-то другие неустановленные лица. Во-вторых, как тот, кто был признан виновным в похищении 31 января и насильном удержании топ-менеджеров Нурбанка вплоть до 9 февраля (предположительного дня смерти банкиров), в применении пыток, нечеловеческого обращения и угроз жизни, может быть невиновным? А кто тогда убил банкиров после 9 февраля? Нет логики в этом.
Мы критикуем ту форму, в которой велся судебный процесс, то недоверие судейского сената, которое они проявляли на протяжении всех заседаний: недоверие к свидетелям, к доказательствам, полученным из Казахстана, и т. д. При этом ежедневно присяжным делались “вливания” этих сомнений, которые в итоге и оказались решающими при вынесении их решения. Но несмотря на это, можно смело сказать: похищение банкиров нашло подтверждение в глазах присяжных.
- Какова вероятность того, что на присяжных оказывалось какое-либо давление, чтобы получить именно такое решение?
- Эмоционально и с точки зрения формирования мнения на присяжных, на наш взгляд, оказывалось давление, а точнее, воздействие, причем каждый день. Это не только наше мнение, но и мнение прокуратуры (Вены. - Р. Б.), которая отмечала: лицо, ведующее процесс, должно быть беспристрастным. А решение о виновности или невиновности должны выносить исключительно присяжные, поскольку это их прерогатива. Вкладывание в головы присяжных какого-то своего мнения судьей абсолютно недопустимо. Но это имело место практически каждый день. При этом председательствующий судья позволял себе угрозы в адрес свидетелей, что если они сегодня помнят события не так, как тогда (речь шла о реальных мелочах), то к ним будут применяться меры. На наш взгляд, это недопустимо.
- Насколько я понимаю, оказывать воздействие на умы присяжных могли не только адвокаты Мусаева и Кошляка, председательствующий судья, но и представитель обвинения. И вы тоже...
- Вы правы: у каждой стороны была возможность представить свои аргументы. Но это возможно тогда, когда между сторонами есть некий арбитр, который не занимает ничью сторону. В данном процессе этого не было: судья придерживался той же позиции, что и сторона защиты. Из-за этого и возник дисбаланс.
- То есть в вашем поражении виноват судья?
- Это не поражение, и судья не виноват. Это не вопрос вины кого-либо. Таково было решение присяжных, и, видимо, у нас не хватило аргументов, чтобы убедить их в том, что Мусаев и Кошляк виноваты в убийстве. На наш взгляд, процесс был загублен с первого дня. Поэтому мы критикуем действия судейского сената. При объективном и беспристрастном ведении данного процесса, я убеждена, результат был бы иным.
- Каким образом распределились голоса присяжных?
- На рассмотрение присяжных было вынесено около двадцати вопросов. На вопросы, связанные с убийством, присяжные единогласно ответили оправдательным вердиктом. По остальным вопросам, связанным с похищением, голоса распределялись в соотношении пять к трем или четыре к четырем.
- В Казахстане некоторые СМИ поспешили сделать вывод: это решение суда Вены на совести нашей Генпрокуратуры, мол, они собрали недостаточно улик и доказательств...
- Ни Генпрокуратура Казахстана, ни мы не являемся обвинителями по делу. Обвинителем является прокуратура Вены. Именно она как следственный орган работала над этим делом последние четыре года. Поэтому обвинения в адрес Генпрокуратуры Казахстана абсолютно беспочвенны. Прокуратура Вены - это независимый, самостоятельный орган, который четыре года исследовал все обстоятельства, заглянув буквально под каждый камень. И все доводы защиты еще при жизни Рахата Алиева были максимально исследованы, чтобы найти хоть какие-то реабилитирующие основания. Но их обнаружено не было.
- Я понимаю, что история не терпит сослагательного наклонения, но скажите: можно ли предположить, что если бы Алиев был жив, его бы тоже оправдали?
- Это спекулятивный разговор, поскольку Алиев покончил с собой к началу судебных разбирательств. Но, во-первых, Алиев был посмертно-заочно осужден вместе с Кошляком за похищение банкиров. Это нашло отражение в приговоре суда. Во-вторых, сложности с доказательством вины Мусаева и Кошляка связаны с тем, что Алиева нет в живых. И если рассматривать, как распределялись голоса присяжных по тем или иным вопросам, можно сделать вывод о том, насколько велика была роль Алиева в этих преступлениях, насколько она была доминирующей, руководящей и принижающей деяния остальных соучастников. Поэтому я не думаю, что Алиев был бы оправдан. Нам не удалось донести до присяжных уверенность в вине обоих подсудимых, потому что судейский сенат отклонил наше намерение продемонстрировать им часть других доказательств, которым мы отводили ключевую роль. И это, на наш взгляд, является серьезным основанием для оспаривания данного решения.
- Когда вы будете его обжаловать?
- Мы ждем сейчас сам текст приговора. С момента его получения начнем действовать. Думаю, это произойдет в ближайшую неделю.

Руслан БАХТИГАРЕЕВ (по телефону), Мадина АИМБЕТОВА, фото Руслана Бахтигареева и с сайтов regnum.ru, afp, Алматы

Темы: Рахатгейт
Загрузка...
Комментарии 2
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
mackoir
14 июля 2015, 01:28
оправдал их не судья, оправдали их присяжные. В Европе правосудие простое, нет доказательств участия в убийстве, значит человек не виновен. Нет отпечатков на орудие убийства, нет свидетелей. Если бы их судили в Казахстане, то газета написала бы что они виновны и их осудили бы не обращая внимания на наличие доказательств.
Ссылка
Aman123
14 июля 2015, 08:47
Копию решения Австрийского суда надо раздать всем нашим доморощенным судьям, которые готовы превратить невинного человека в преступника, а убийцу оправдать. Столько сотен миллионов евро зря потратили с бюджета и левых счетов на это дело?! Сколько миллионов баррели нефти ушло?!
Ссылка
Астропрогноз
с 30 марта по 5 апреля

Золотые слова

«- Happy Nauryz to you all! »

Геннадий ГОЛОВКИН:
Сказано в Instagram
Вопрос на засыпку

Какими лекарствами вы лечитесь?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров