⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Дожил до понедельника

Михаил КОЗАЧКОВ

Алматинец Андрей КРАСНЯНСКИЙ вполне может попасть в Книгу рекордов Гиннесса со своебразным “рекордом”. Он написал около 4 тысяч (!) писем в различные государственные органы. И для чего! Чтобы решить одну-единственную маленькую проблему. Дело в том, что подъезд к его частному дому закрыт соседским забором. Есть небольшой проход шириной чуть больше метра, но его недостаточно, чтобы подогнать автомобиль к калитке, например, выгрузить из машины пожилых родителей Андрея. Разобраться с этим вопросом Краснянскому обещали еще в 2015 году. Но забор и ныне там…

А началась многолетняя переписка Андрея Краснянского с чиновниками чуть больше трех лет назад. В 2014 году он приобрел дом в верхней части города. Даже не дом, а домик. Маленькая постройка стоит на участке в две сотки по улице Та­т-тимбета. Главная ценность этого жилья - выход прямо на терренкур, прогулочную зону вдоль реки, одно из самых любимых мест отдыха алматинцев. Туда-то нас первым делом и ведет Андрей Владимирович.
- У меня была квартира в центре города со всеми удобствами, - объясняет он. - Но здесь, у воды, жить намного лучше. Да и не для себя я старался - хотел, чтобы родители почаще у меня бывали. Они уже не молоды, живут в квартире, там сейчас даже с кондиционером жарко. А тут тень, речка журчит, машин не слышно… Просто идеально.
Единственное, что омрачает счастливую жизнь, - никак не решенный вопрос с подъездом к калитке. Сейчас, чтобы найти домик Краснянского, нужно искать соседние здания. Узкий проулок - подход к его дому - зажат между двухэтажным особняком и двухметровым забором.

- А было еще хуже! - вспоминает хозяин дома. - В 2014 году, когда я только стал владельцем, здесь вообще стоял столб, и между ним и забором была щель. Я-то худой, могу проскочить, а вот родителей-инвалидов на колясках провезти не было никакой возможности. Я еще не купил землю, а соседи уже поставили меня в известность, что дом стоит на их участке. Я сам нанял геодезиста, все измерили, потом в суде разбирались, и оказалось, что это их постройки стоят на моей земле. В итоге участки уравняли, но проход так и не появился. Вот тогда я впервые задумался: почему у моего дома 1917 года постройки выход на улицу закрыт домом, построенным в 1950-м? Это же нелогично. И я написал первое письмо акиму Алматы Бауыржану Байбеку с просьбой разобраться в моем вопросе. Ответ пришел невероятно быстро - один из заместителей акима сообщил, что был проведен осмотр места, принято решение о сносе столба, благоустройстве моей тропинки и расширении прохода до 2 метров 80 сантиметров! То есть городские власти признали, что у меня есть законное право заезжать на автомобиле в свой двор. И действительно, приехала техника, все заасфальтировали, столб снесли - ура, красота! Вот только расширить проход не смогли.
Краснянский написал еще одно письмо в городской акимат, поблагодарив всех за помощь. А потом обратился к районным властям с просьбой уточнить, по какой причине поручение замакима не было исполнено до конца. Ему ответили, но ответ мужчину не устроил. Тогда он написал еще одно письмо. И пошло-поехало...
- Я не понимаю, когда наши соотечественники ругают законы, - говорит Андрей Владимирович. - Да у нас прекрасные законы, отлично написанные и точно сформулированные! Вот только работают они плохо из-за исполнителей. Мой любимый закон - “О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц” от 2007 года. Там все совершенно четко расписано - кому я могу писать, какую информацию мне обязаны предоставить, в какой срок это делается. И я всего лишь пользуюсь своими правами гражданина Казахстана. У меня есть инвалидность второй группы, но я этим не козыряю, а пишу все свои обращения на общих основаниях.

Ни для кого не секрет, что наши чиновники не очень любят общаться с простым народом. Получить какую-то конкретную информацию от них не так-то просто. Но у Крас­нянского есть свой метод.
- Нужно время и терпение, - объясняет он. - Чтобы получить один ответ, приходится написать несколько писем. Например, я запрашивал в акимате Медеуского района, как так получилось, что мой дом, построенный в 1917 году, то есть 100 лет назад, вдруг оказался отрезан от улицы Таттимбета? Но если я задам так вопрос, мне напишут какую-нибудь формальность, лишь бы отвязаться. Поэтому я пишу: сообщите, какой ширины был проезд к моему дому в период с 1917 по 1939 год? За эти 22 года как жильцы попадали домой? Мне пишут, что данных не существует. Потом я охватываю другой период времени, чтобы понять, когда же тут появился забор. Сужаю поиски, проще говоря. Обращаюсь в департамент юстиции с теми же вопросами, прошу выдать схему всей нашей улицы, потом отдельно наших домов - моего и соседского. Вот так потихоньку и проясняется картина. Каждый ответ приходится ждать от 15 дней и больше, но это того стоит. Зачастую мне отказывают в предоставлении информации, якобы я не имею на это право. Тогда я обращаюсь в прокуратуру, в Агентство по делам госслужбы с просьбой разъяснить, какую информацию чиновник может мне дать, а какую - нет.
Андрей Владимирович с гордостью показывает несколько коробок, плотно забитых письмами. Сейчас основную переписку он ведет по электронной почте. Завел электронную цифровую подпись и шлет свои послания через Интернет.
- Не надо думать, что все чиновники бездельники, - подчеркивает наш собеседник. - У меня, например, за эти годы сложились прекрасные отношения с департаментом юстиции города Алматы, с департаментом Агентства по делам госслужбы. И я знаю, что нерадивых чиновников, не желающих отвечать на мои запросы, Агентство по делам госслужбы наказывает. Но у меня нет такой цели, я всем желаю мира, добра и чистоты. Просто хочу, чтобы мне отвечали в рамках закона, поскольку имею на это право.
И вот к лету 2017 года Крас­нянский выяснил, что же случилось с проездом к его дому. Он нашел карты района и установил, что раньше попасть на его участок можно было через яблоневый сад. Тропинка, по которой он ходит сейчас, тоже существовала, но была гораздо шире. На кадастровой карте 1980 года все четко указано. А вот на схеме 1995 года нет ни сада, ни большей части тропинки - все это превратилось в один сплошной участок соседа.
- Согласно ответам из госор­ганов, нет ни одной бумаги, объясняющей, почему земля общего пользования вдруг отошла в частную собственность, - удивляется Краснянский. - И я ведь не за свою землю борюсь. Просто хочу, чтобы нашего акима уважали! Тут до меня жили женщины-учительницы. Им, конечно, трудно было достучаться до властей, когда вокруг закрывали проезды-проходы. Ну а я инвалид второй группы. Все, что у меня есть, - это время. И я готов его тратить, чтобы восстановить справедливость.
Пока Андрей Владимирович не довел до конца свое начинание, но локальные победы есть. Во-первых, его уже хорошо знают городские власти.  
Также любитель эпистолярного жанра добился личной встречи с Бауыржаном Байбеком. На это он потратил почти год.
- Я попробовал записаться на прием к акиму прошлым летом, - уточняет Краснянский. - Мне пришел ответ, что раз я уже был на приеме у вице-мэра, дескать, нецелесообразно идти к его начальнику. Тогда я написал, что теперь хочу рассказать о своей ситуации главе города. Мне снова пришел такой же формальный ответ. Тогда я сходил в акимат, там есть такая женщина в аппарате Эльмира Хамитовна, если не ошибаюсь. Она записывает граждан на личные приемы. Но Эльмира Хамитовна уперлась и не хочет меня пускать. Но я опять достаю законы, прямо куски вставляю в письма, требуя соблюдать мои права. Глава региона обязан раз в месяц проводить встречи с населением, таково наше законодательство! В итоге приходит ответ: вы записаны. Я пишу: какого числа, в какое именно время? Мне не отвечают. Тогда я обращаюсь в прокуратуру города с просьбой уточнить этот вопрос. Оттуда тоже приходит ответ, что я записан, но непонятно, на какой день. Хорошо, я пишу в департамент по делам госслужбы. И оттуда мне отвечают, что я записан, но без конкретики. Я пишу снова туда: ну дату вы мне сообщите, пожалуйста! Наконец сотрудник департамента идет сам в акимат и добивается точной даты - 10 июля. Вот на все эти дела у меня ушел год. Теперь я знаю, что 10 июля, то есть в следующий понедельник, я должен встретиться с Бауыржаном Кадыргалиевичем. Но точное время мне так и не сказали. Наверное, возьму 9 июля палатку, спальный мешок и пойду к акимату ночевать, чтобы уже в восемь утра быть на месте и не пропустить свое время. А то потом ведь скажут, что я был записан первым, но пропустил свое время, - смеется хозяин дома № 61 по улице Таттимбета.
Кому-то может показаться, что мужчине за пятьдесят просто нечем заниматься, вот он и терроризирует госорганы своими жалобами. Но помимо этого Краснянский много читает, изучает казахский язык. Наверное, этот необычный человек даже и не догадывается, какую пользу он приносит всему обществу, приучая чиновников просто выполнять свои обязанности.
- Знаете, я уже давно мог зайти хоть к акиму города, хоть к прокурору, - улыбается Краснянский. - Для этого достаточно сделать несколько телефонных звонков, и, поверьте, у меня есть такие связи. Но я так не хочу. Хочу, чтобы все было по закону. Положено отвечать на обращения граждан - отвечайте. Положено освободить землю общего пользования - освобождайте. У нас вот еще склон к речке сползает, а он ведь тоже городу принадлежит, его должны власти укреплять - вот и укрепляйте! И вот когда каждый будет заниматься своим делом, мы заживем в полной гармонии. И уже никому не придется писать четыре тысячи писем в гос­органы.

Михаил КОЗАЧКОВ,фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Загрузка...
Комментарии 3
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Zinaida_Ross
6 июля 2017, 00:05
Если много свободного времени параллельно с написанием писем,добиваясь подхода к своему домику,занимался бы ещё ремонтом своего домика, в таком доме жить нельзя,место своего проживания надо содержать в порядке,молодой человек!
Ссылка
klain
6 июля 2017, 07:47
Он инвалид второй группы,и речь идет не о доме,а о наплевательском отношении чиновников к обращениям граждан.Вообще не соблюдаются законы.Да и законы в основном принимаются властью в интересах самой власти.
Ссылка
Andrey Krasnyanskiy
10 июля 2017, 09:34
Здравствуйте, спасибо за участие! Закон защищает того, кто защищает Закон!Домик 1917 года постройки и это уже "уходящая натура", домик будет снесен и как раз для строительства нового дома в том числе нужен проезд и укрепление склона, все эти вопросы находятся в компетенции государства, в лице Акимата города Алматы и далее по тексту... Еще раз спасибо!
Ссылка
Астропрогноз
с 23 по 29 ноября

Золотые слова

«- Смогли дать взаймы, умейте и вернуть. »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано министру финансов Бахыту Султанову
Вопрос на засыпку

Как вы определяете качество, выбирая продукты?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров