⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Дом, который рассорил всех

Михаил КОЗАЧКОВ

Бизнес на доверии оставил алматинского предпринимателя без собственноручно построенного здания за полмиллиона долларов

Алматинец Алексей РУСАКОВ (на снимке) еще 15 лет назад сделал, как казалось тогда, беспроигрышную инвестицию в свое будущее: по предложению предпринимателя Мамеда МАДАДОВА он купил участок земли, чтобы построить коммерческую недвижимость и организовать бизнес. И хотя осуществить задуманное удалось не сразу, стройка все-таки завершилась к 2013 году. И вот с тех пор Алексей и его сестра Елена не могут добиться переоформления здания - имущество оказалось зарегистрировано на того самого хорошего знакомого. И назвать эту ситуацию обычным имущественным спором не получается: в ходе судебных разбирательств сразу двух человек уличили в даче заведомо ложных показаний, однако правоохранительные органы не спешат наказывать свидетелей, обманувших Фемиду.

36-летний Алексей Русаков - классический алматинский бизнесмен, занимающийся несколькими проектами сразу. Такую деятельность экономисты называют умным термином “диверсификация рисков”, а простые люди говорят: крутится как может. Вот и 15 лет назад, когда началась эта история, Алексей решил вложиться в недвижимость.
- Вообще это была не моя идея, - признается Русаков. - Мой знакомый Мамед Мададов предложил взять землю. У него была возможность приобрести участок, а вот денег не было. Место неплохое - по Каблукова, в хорошем районе, как раз под коммерческую недвижимость. Мы договорились, что я оплачиваю землю, но взамен получаю половину участка, где буду строить здание под кафе. Деньги я передал в офисе ТОО “Алтын Адам”, оформили договор займа, а Мададов занялся документацией. И в 2004 году я начал строить.
Алексей уточняет: тогда финансовое положение не позволяло в одиночку довести проект до конца. Именно поэтому он обратился к своей сестре Елене, предложив ей поделить расходы.
- Сестра согласилась и фактически начала финансировать стройку, - объясняет бизнесмен. - Она продала большую квартиру и машину. За два года мы поставили стены, постелили кровлю, но денег не хватало. У нас даже так получилось, что за кирпичи мы расплатились вторым автомобилем Елены - отдали машину директору кирпичного завода. Стройку контролировал я лично, даже снял помещение в здании у Мададова по соседству, там же вел все дела. К сожалению, мы не рассчитали свои возможности и достроить здание сразу не смогли. На несколько лет стройка была заморожена. Но я хочу подчеркнуть: даже несмотря на это обстоятельство, я неоднократно обращался к Мададову с просьбой выполнить взятые на себя обязательства, и переоформить мой участок земли на меня. Он клятвенно обещал, что вот-вот все сделает, но постоянно что-то мешало. То он ссылался на бюрократию при переоформлении участка, то на недочеты его территориального расположения, то предлагал сначала все достроить, а потом переоформить вместе со зданием. У меня даже мысли не было, что Мамед мог задумать что-то нехорошее…
Работы по строительству возобновились лишь после 2012 года. К этому моменту Алексей и Елена решили, что проект кафе потерял свою актуальность, а вот детских садов в районе не хватает. Объект переделали и наконец завершили.
- Разумеется, мы сразу же попросили Мададова о переоформлении, как только закончили все работы и нашли арендатора, - объясняет Русаков. - Он, как и прежде, не отказывался, но в последний момент что-то случалось и приходилось переносить поездку к нотариусу: то проблемы на его СТО, то удостоверение забыл, то с бумагами какая-то путаница. В общем, у нас назрел прямой разговор, и Мамед заявил: мы должны заплатить ему 30 миллионов тенге, и в этом случае он готов отдать нам наше здание. Я попытался узнать, за что должен заплатить такие деньги. Может быть, Мададов понес какие-то расходы на строительство, выполнял какие-то работы? Ни того ни другого не было. При этом ему каким-то образом удалось поставить объект на баланс собственного ТОО “Алтын Адам”, хотя наши налоговые органы обычно такие вещи не позволяют. Если хочешь что-то зарегистрировать в качестве имущества юрлица, надо показать, откуда у тебя это взялось - расходы на стройку, либо договор купли-продажи, либо другие документы. В нашем же случае двухэтажное здание площадью 700 квадратов спокойно зарегистрировали в департаменте госдоходов. Мы, разумеется, на шантаж не пошли и решили обратиться в суд.
С тех пор Алексей Русаков стал завсегдатаем в доме Фемиды.
- В Бостандыкском райсуде по гражданским делам наш спор рассматривала судья Эльвира ОСПАНОВА, - рассказывает предприниматель. - Мададов не только взял адвоката, но и заручился поддержкой нацпалаты предпринимателей “Атамекен”. Разбирали все вместе каждую мелочь. Мамед отказывался и от расписок, которые нам давал за деньги, утверждал, что строил все сам на собственные средства. Его бухгалтер Клара КУСУМОВА заявила, что Мададов принес ей 42 миллиона тенге наличными. Она оприходовала их в кассу, и за счет этой суммы проводились строительные работы. При этом якобы она сдавала все налоговые отчеты, связанные со строительством объекта, и здание фактически построили за счет этой суммы. Пригласили в суд и поставщика кирпича Саида АЛИЕВА, которому мы отдали автомобиль. Он во всеуслышание заявил, что кирпичом никогда не занимался, а машину, дескать, купил за свои деньги. Сам Мададов даже не знает, какова площадь здания, каковы размеры, из чего строили. Настоящий цирк начался вокруг бани: мы сначала туда привезли деревянную баню, поставили рядом с основным помещением. Потом продавец бани разобрал конструкцию и перевез на другое место. Мададов утверждает, что чуть ли не собственными руками эту баню собирал. Судья все это выслушала и... отказала нам в удовлетворении иска!
Затем разбирательства переместились в горсуд Алматы.
- В апелляции наше дело рассматривали уже трое судей, - вспоминает Алексей Русаков. - И они оценивают показания совершенно иначе. Например, принимают во внимание официальные ответы из налоговых органов, где черным по белому написано, что никакие 42 миллиона тенге через кассу ТОО “Алтын Адам” не проходили. То есть бухгалтер Кусумова солгала. Более того, в отчетности предприятия полный бардак: бланки у приходно-кассовых ордеров не соответствуют данному ТОО, нет подписей бухгалтера и руководителя - одним словом, документация ведется с огромными нарушениями, налоги уплачиваются минимальные. Предприятие, которое вкладывает 42 миллиона в собственную стройку, должно показать налоговикам, откуда взялись деньги и на что были потрачены. Этого нет вообще, как и отчетности на вышеуказанную сумму. Еще один важный момент: в суде Мададов начал отрицать, что внес в кассу 42 миллиона: дескать, вообще не знает, что это за деньги. Но к нам попало обращение Мададова на имя премьер-министра Бакытжана САГИНТАЕВА от 25 мая 2017 года. И в этом документе Мамед пишет, что потратил на стройку те самые 42 миллиона тенге!
Разобрались в горсуде и с поставкой кирпича.
- Саид Алиев, который взял у нас автомобиль взамен кирпича, в суде заявил, что никогда кирпичами не занимался, - напоминает Алексей Русаков. - Однако наши юристы обнаружили, что Алиев привлекался к административной ответственности в качестве… руководителя кирпичного завода! То есть налицо обман с его стороны. Изучив все обстоятельства, апелляционная инстанция удовлетворила мои требования и обязала Мададова перерегистрировать здание на меня. Более того, суд отправил частное постановление в прокуратуру с требованием привлечь к ответственности лжесвидетелей Алиева и Кусумову. Они ведь врали суду! В итоге появились еще и уголовные дела.
Пока в ДВД Алматы выясняли все обстоятельства преступлений лжесвидетелей, Мамед Мададов не сидел сложа руки. Он обратился сразу на два телеканала, где рассказал о том, как у него отбирают бизнес. Имущественный спор тем временем дошел до Верховного суда.
- У нас одновременно начались два процесса - в Бостандыкском райсуде по уголовным делам рассматривали материалы по лжесвидетельству Саида Алиева, - говорит Алексей Русаков. - В то же время в Астане гражданское дело изучал Верховный суд. Мы бегали между двумя судами. Уже дали первые показания по делу лжесвидетеля. Как сообщает наш юрист из столицы, решение изменено, здание и землю оставляют у Мададова! И тут же прокуратура забирает из Бостандыкского райсуда дело Алиева, чтобы вернуть в ДВД Алматы. Потом меня вызывает следователь: расследование прекращено, состава преступления нет. Подождите, признаки преступления углядел не я, как потерпевший, а городской суд Алматы! Следователя это не волнует. Одновременно идет и третье разбирательство: Мададов написал заявление, что якобы муж Елены, сотрудник правоохранительных органов, оказывает на него давление. Теперь уже моему зятю-полицейскому приходится давать показания своим же коллегам из собственной безопасности.
И вот неутешительный итог: Алексей и Елена (между прочим, мать четверых детей) вкладывают огромные деньги, практически все свои сбережения, но остаются без имущества, да еще получив проблемы с госорганами.
- У нас множество вопросов ко всем органам, - говорит Русаков. - Начнем с Верховного суда. Кассационную жалобу Мададова суд рассмотрел, несмотря на неоплаченную с его стороны госпошлину. Когда я подавал в суд, то меня заставили заплатить более полумиллиона тенге. Однако в материалах дела из Верховного суда квитанции об оплаченной госпошлине Мададовым нет. Второй момент: на первом заседании дело рассматривали трое судей, но разбирательство было отложено, поскольку участники оказались не готовы к процессу. На втором заседании уже было пятеро судей, в коллегию вошли еще двое, ранее рассматривавшие частную жалобу по нашему вопросу, то есть уже имевшие свое мнение по поводу спора. При этом Гражданско-процессуальный кодекс указывает, что состав суда, начавший рассмотрение дела, не меняется! Более того, в комментариях Верховного суда к ГПК указано, что произвольная замена судей недопустима и является основанием для отмены судебного акта! Кто-то скажет: ну что вы придираетесь к мелочам. Но это очень важные процессуальные моменты, и Верховный суд должен неукоснительно соблюдать законы и кодексы Республики Казахстан.
А что же с уголовным делом по лжесвидетельствам в суде? И здесь никаких подвижек нет.
- Материалы по Алиеву ходят между прокуратурой и департаментом внутренних дел Алматы, - разводит руками Алексей. - Расследование то прекращают, то возобновляют, хотя уже направляли дело в суд! Причем сначала прокуратура Бостандыкского района посчитала, что в действиях Алиева был состав преступления, поэтому передала материалы в суд. Потом та же самая прокуратура уже состава преступления не увидела! То же самое касается заявления моего родственника-полицейского, которому пришлось пройти проверку собственной безопасности МВД. Было установлено, что он ни на кого давления не оказывал, к нашему разбирательству отношения не имеет. И в соответствии с законом он подал заявление на Мададова, требуя привлечь его к уголовной ответственности за заведомо ложное обвинение в совершении коррупционного преступления. Факт ложного обвинения подтвержден, но тоже не расследуется. И вот это все продолжается уже второй год. Здание оценено в 580 тысяч долларов. Мададов им пользуется вовсю, сдает его в аренду, получает прибыль, а мы вынуждены бегать по судам и кабинетам следователей, чтобы доказать свою правоту.
Судя по всему, конфликт изрядно утомил Алексея и Елену, однако они не намерены сдаваться.
- Не так давно Верховный суд и Генеральную прокуратуру возглавили новые люди, - рассуждает Русаков. - Мне только и остается обратиться к председателю Верховного суда Жакипу АСАНОВУ, генеральному прокурору Кайрату КОЖАМЖАРОВУ, министру внутренних дел Калмуханбету КАСЫМОВУ, министру финансов Бахыту СУЛТАНОВУ: восстановите законную справедливость! Столько хороших и правильных слов звучит в их выступлениях - и про очищение системы, и про справедливость. Давайте уже выясним, почему вступившее в силу решение базируется на показаниях свидетелей, в подлинности которых усомнился сам суд? Почему не наказывают тех, кто лжет в суде, чтобы получить выгоду? Одним словом, вопросов много, но получим ли мы на них ответы?

Михаил КОЗАЧКОВ,фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 21 августа

Золотые слова

«- Если уже делаете тут какую-то показуху, сделайте бордюр, но зачем в траву класть асфальт. Это что, культура? Вот за это чиновников и ненавидит порой народ - за ваши безалаберность и безобразие.»

Александр ЛУКАШЕНКО, президент Белоруссии:
Вопрос на засыпку

В какой валюте вы держите свои накопления?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева