⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Перемена участи,

Галина ВЫБОРНОВА

или Почему так быстро вышел на свободу главный фигурант дела о поножовщине Мурат УМБЕТАЛИЕВ

Три с половиной месяца назад, а если быть точным - 28 марта, вышел на свободу бывший начальник управления по борьбе с экстремизмом ДВД Жамбылской области Мурат УМБЕТАЛИЕВ - участник нашумевшей полицейской поножовщины, приговоренный к 15 годам лишения свободы. В тот день судебная коллегия по уголовным делам Жамбылского областного суда кардинально изменила приговор специализированного межрайонного уголовного суда Жамбылской области и “пятнашку” заменила пятью годами ограничения свободы. Понятно, что просто так, от фонаря, такие трансформации не происходят. Новая, вполне себе лояльная мера наказания стала следствием переквалификации деяния Мурата Умбеталиева с покушения на убийство двух человек на другие статьи УК РК.

Ты виноват уж в том…
И вот тут есть о чем порассуждать как раз в преддверии годовщины событий у бизнес-центра “Арай Плаза”. Порассуждать и поразмыслить о том, почему в нашей правоохранительной системе столь по-разному можно трактовать одно и то же событие, соответственно, и карать за него.

С первых же дней и адвокаты экс-полицейского, и сам Мурат Умбеталиев, еще будучи в статусе подозреваемого, категорически не соглашались с инкриминируемой ему статьей “покушение на убийство”. “Я виноват и готов ответить, но только за то, что сделал! Ни Жетписбаева, ни Бектурганова убивать я не собирался! Это нонсенс!” - пытался донести до следствия свою позицию Умбеталиев, но его не слушали.
Члены межведомственной следственно-оперативной группы (МСОГ) под руководством старшего помощника генерального прокурора Куаныша ИМАНГАЛИЕВА внимали только потерпевшим - начальнику Байзакского ЦОНа Марселю ЖЕТПИСБАЕВУ и экс-начальнику управления криминальной полиции ДВД Жамбылской области Ерлану БЕКТУРГАНОВУ - и слышали только их версию событий. Обвинительный уклон данного дела по отношению к Умбеталиеву был настолько ярко выражен, что доходило до смешного: драка у стен “Арай Плаза” случилась 9 августа 2017 года, 11 августа были поданы заявления от Жетписбаева и Бектурганова, тогда как за день до этого, 10 августа, они уже были официально признаны потерпевшими! Ну с Жетписбаевым понятно: ему действительно было нанесено ножевое ранение, сделана операция. Но относительно Бектурганова с двумя его крохотными ранками (или царапинами?) еще надо было выяснять, откуда они взялись! На видеозаписи мы видели совсем другое: Умбеталиев сначала обороняется от нападавших на него с двух сторон коллег (Жетписбаев ранее тоже служил в полиции), а уже потом начинает размахивать ножом. Кстати, у Умбеталиева ведь тоже были телесные повреждения, которые, как сказано в заключении судмед­экспертизы, могли образоваться от удара твердым тупым предметом: кулаком или обутой ногой. Но почему-то это заключение в расчет не взяли, статуса “потерпевший” Умбеталиеву не дали. Вот и получилось, что дело по “покушению на убийство” расследовалось бодро и активно, а дело по “хулиганству”, заведенное на Бектурганова и Жетписбаева через два с лишним месяца (!), шло ни шатко ни валко, и до чего оно “дошло”, до сих пор неизвестно. Ни в каких органах следствия Жамбылской области его нет. Возможно, оно получило процессуальное завершение в ДСБ МВД. Но ни прессе, ни обществу об этом не сообщили.

Наказать проще, чем оправдать
Конечно, можно предположить, что на поспешность и “уклонизм” расследования повлияла резонансность дела. Об истории с поножовщиной писали, снимали сюжеты, говорили в народе… Но это же не повод расследовать дела как попало. Что мешало МСОГ провести качественное следствие, чтобы его потом не поправлял суд во второй инстанции, сказать трудно. И почему нельзя было в первой инстанции при рассмотрении дела судьей СМУС Джамбулом ДЖУМАБЕКОВЫМ устранить огрехи следствия и вынести приговор по закону и справедливости? Вопрос риторический. А ответ на него простой: судьи боятся выносить оправдательные приговоры! В этом плане только-только начались небольшие подвижки. И судебная коллегия по уголовным делам облсуда рассматривала дело уже без оглядки на Генпрокуратуру и пришла к закономерным выводам: Умбеталиев виновен, но не в покушении на убийство, а в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью и хулиганстве. Что предусматривает совсем другую меру наказания, нежели 15 лет.

Вот тебе и кугымбай!
Честно скажу, этот материал я хотела построить как интервью с Муратом Умбеталиевым - интересно было узнать, что он чувствует после своего освобождения, как оценивает произошедшее с ним, тем более что пока шло следствие, мы не имели возможности услышать его позицию. Однако все телефоны Мурата были отключены, а жена Гульнара пояснила, что ее супруг пока не готов к общению с журналистами. И все-таки считаю: человеку надо дать возможность высказать свою точку зрения, хотя бы изложить вкратце его версию событий в ресторане “Эсперанза”, где три участника конфликта находились в качестве приглашенных на торжество заместителем начальника ДВД (нынче он начальник УБОП) полковником Нуржаном КАЛМЕТОВЫМ, праздновавшим окончание вуза старшим сыном. Именно там произошел первый этап полковничьих разборок. Напомним, как это было.
Из показаний Мурата Умбеталиева: “Мероприятие проходило в обычном режиме: произносили тосты, веселились, танцевали. Примерно к ноль-ноль часам мы, несколько гостей, вышли на террасу, присели за стол, пили пиво, разговаривали, обстановка была дружеская. Марсель Жетписбаев что-то рассказывал, и тут я приобнял его и в шутливом тоне (поскольку мы с ним ровесники) произнес: “Марсель вообще хороший пацан, но iшсе кугымбай (“когда выпьет - гонит”)”. Марсель понял шутку, а вот сидящий напротив начальник управления криминальной полиции Бектурганов вдруг взвился: “Ты что, Мура, на моего братана гонишь, я за него до конца буду! Жур шыгайык (“пойдем выйдем”)! Пидарас! Жур сойлесейк (“пойдем поговорим”)!” И дальше сплошная нецензурщина, эту волну подхватил и Жетписбаев. Все сидящие за столом принялись увещевать буянов. И тогда Бектурганов по настоянию Калметова, как бы делая одолжение и абсолютно неискренне, протянул мне руку. А я отказался ее пожать. Тогда последовали новый взрыв негодования и новая порция матерных оскорблений. Я сидел неподвижно за столом. Это все видели, и некоторые похвалили мою выдержку. Я не стал реагировать, даже когда Жетписбаев приблизился ко мне и ударил в шею, а потом в область локтя, правда, несильно…”
Так вот, оказывается, кто на кого напал в самом начале. И это подтверждали в своих показаниях другие гости и хозяин торжества Нуржан Калметов. Только почему-то и МСОГ, и суд первой инстанции пренебрегли данными свидетельствами и все обвинение построили на показаниях Бектурганова и Жетписбаева.

Ну какой из него Рембо?
И только во второй инстанции на начало конфликта обратили внимание. Как и на то, что именно Бектурганов с Жетписбаевым позвонили Умбеталиеву после ссоры в ресторане и на своей машине подъехали к месту жительства подполковника для выяснения отношений (в трактовке следствия и суда первой инстанции - “для примирения”). Далее происходит то, что вся страна видела благодаря записям видеокамер наружного наблюдения. А вот как описывает инцидент Бектурганов в своих показаниях (стиль изложения сохраняем в оригинале. - Г. В.): “Умбеталиев вытащил нож и начал им целенаправленно нападать на Жетписбаева, нанося удары ножом в область живота и грудной клетки... В это время я потребовал, чтобы он бросил нож и прекратил драку, на что его внимание зациклилось на мне, и он побежал в мою сторону и начал также бить меня ножом. В это время Жетписбаев также требовал, чтобы он бросил нож, на что Умбеталиев ножом пошел на него и начал наносить ему удары. После этого он вновь с ножом побежал на меня и опять пытался нанести мне телесные повреждения. Убегая от него, я упал на землю. Пользуясь этим, Умбеталиев начал бить меня ножом в области живота и грудной клетки, от ударов я отмахивался, однако в это время он порезал мою левую ногу. После этого он вновь побежал в сторону Жетписбаева и начал наносить удары ножом…”
Читаешь такое, и прямо мороз по коже. Так сколько же в общей сложности этих кошмарных ножевых ударов нанес “кровавый монстр” Умбеталиев? Оказывается, всего один удар. Жетписбаеву. Две пятимиллиметровые царапинки, обнаруженные у себя Бектургановым, как указано в экспертизе, могли образоваться и другим путем… Вообще, начальник управления криминальной полиции должен бы знать, что “бить ножом” и “размахивать ножом” - это совсем не одно и то же.
Самое интересное, что в конце судебного процесса Бектурганов высказался в точности до наоборот: “Умбеталиев делал размашистые, хаотичные движения, наверное, чтобы нас пугать. Он, наверное, не хотел нас убивать, так как, если бы хотел, у него были реальные возможности это сделать, его никто не останавливал… Претензий к нему нет, прошу суд назначить подсудимому наказание, не связанное с лишением свободы”.
Аналогичное заявление сделал Жетписбаев.
Но их уже никто не слушал… Приговор, наверное, на тот момент уже был готов.
И все-таки его пришлось изменить. Правда, другим судьям. Что же заставило членов коллегии по уголовным делам по-иному взглянуть на вещи? Этот вопрос мы задали председателю коллегии Нурмухаммату АБИДОВУ. И вот что он ответил:
- Любой судебный акт, а тем более приговор должен базироваться только на фактах. Никаких приблизительностей, предположений и домыслов здесь быть не должно. В данном деле фигурировала автомашина “тойота прадо”. Орган уголовного преследования и суд первой инстанции указали на нее как на обстоятельство прекращения Умбеталиевым своих действий. Дескать, Умбеталиев хотел лишить жизни своих обидчиков, причем сразу двоих, да не успел: помешал остановившийся джип. Тогда как на самом деле - и это подтвердили водитель машины ЖУМАН и пассажиры КАЛДЫБАЙ и ЯКИЯ - джип подъехал к месту происшествия, когда драка уже прекратилась и ее участники расходились. Потерпевшие поехали в больницу, а затем туда же прибыл Умбеталиев, чтобы узнать о самочувствии Жетписбаева. Обычно злодеи так себя не ведут. То есть умысла на причинение смерти двум потерпевшим, не доведенного до конца по независящим от воли обвиняемого обстоятельствам, ни в ходе досудебного расследования, ни в судебном разбирательстве не установлено. Это была обычная пьяная разборка. Печально, что ее участники на тот момент носили погоны.

Галина ВЫБОРНОВА, фото Ольги ЩУКИНОЙ , Тараз

Ссылки по теме:

Кутили три товарища” - “Время” от 12.8.2017 г.

Один на скамье, два - в уме” - “Время” от 11.11.2017 г.

Душевный базар” - “Время” от 12.12.2017 г.

Понять и простить” - “Время” от 26.12.2017 г.

Чем закончилась поножовщина” - “Время” от 4.1.2018 г.

Загрузка...
Астропрогноз
на 22 августа

Золотые слова

«- Если уже делаете тут какую-то показуху, сделайте бордюр, но зачем в траву класть асфальт. Это что, культура? Вот за это чиновников и ненавидит порой народ - за ваши безалаберность и безобразие.»

Александр ЛУКАШЕНКО, президент Белоруссии:
Вопрос на засыпку

В какой валюте вы держите свои накопления?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева