⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Автомафия в погонах

Стас КИСЕЛЁВ

     Житель Астаны Сапар ШАМШИЕВ (на снимке) предъявляет новый счет правоохранительным органам. Он уверен, что его “лексус 570”, угнанный в декабре прошлого года, стал добычей автомафии, состоящей из бывших и действующих силовиков.

Угон
В ночь на 26 декабря прошлого года “лексус”, на котором ездила жена Шамшиева, был угнан со двора многоэтажного дома. Обстоятельства угона и все, что за этим последовало, напоминают фабулу остросюжетного детектива со слежкой, угрозами смертельной опасности, таинственным инкогнито и осознанием нашим героем своей беззащитности перед сотрудниками структур, призванных охранять его от беззакония. Но обо всем по порядку…
- Утром 26 декабря жена мне говорит: “Сигнализация совсем испортилась, брелок показывает, что машина заведена и дверь ее открыта”, - вспоминает Сапар. - К тому времени уже дней 10 как с сигнализацией начались проблемы: она срабатывала сама по себе, и мы постоянно выбегали к машине, чтобы посмотреть, все ли в порядке. Это я потом понял, что таким образом преступники, следившие за нашими передвижениями на машине по всему городу, проверяли нашу реакцию и пытались понять, как мы действуем в подобной ситуации: через сколько минут выходим, выходим ли вообще, ну и так далее. Вот и в ту ночь она сработала в 3 часа 50 минут, во время самого сладкого сна!.. Конечно, внимания не обратили, нажали на кнопку, чтобы убрать звук, и все. А утром смотрю: машины-то во дворе нет.
Сапар сообщил о происшествии в полицию. Тогда он еще не мог знать, что следствие фактически откажется от работы и его машину украли точно таким же способом, как несколько раз в Костанае и Караганде.

Следствие ведёт потерпевший
Просмотрев записи камер, установленных во дворе, Шамшиев понял: угонщики его автомобиля (а они действовали группой) знали схему работы видеонаблюдения. Преступники вели себя так, чтобы трудно было не только разобрать их внешность, но и проследить перемещения: использовали “мертвые” зоны, то есть площади, которые не захватывали объективы камер. Но они не знали, что на крыше дома, где живут Шамшиевы, установлен еще один, совершенно незаметный “видеоглаз”, который снимает придомовую территорию целиком. Благодаря этим кадрам Сапар полностью восстановил картину действий преступников.
- Один из злоумышленников, дождавшись, когда в подъезд зайдет жилец, проник внутрь и стал подниматься по лестнице к моей квартире, - рассказывает Сапар. - Второй остался на улице рядом с моей машиной и время от времени переговаривался с первым по рации. Затем тот первый у двери квартиры выждал, когда сработала сигнализация, спецприемником перехватил сигнал с брелока, которым мы воспользовались, и передал его напарнику, который открыл дверь, нажал на стартовую кнопку, и машина завелась...
Все это время действия угонщиков контро­лировал их сообщник, тихо сидевший в белой “приоре” с погашенными фарами. Машина была припаркована незадолго до начала событий в зоне, недоступной для камер наблюдения. Преступник на машине Шамшиева подъехал к этому авто и о чем-то поговорил с сообщниками. Тем временем первый злоумышленник вышел на улицу, подошел к “лексусу” и, забрав спецоборудование у подельника, ушел со двора пешком.
- Думаю, это сделано было для того, чтобы при возможной остановке краденой машины у водителя при себе не оказалось ничего криминального, - уверен Сапар. - За поворотом у дома след моей машины теряется: преступники заглушили ее GSM-сигнал…
Интересные подробности на этом не заканчиваются. В ночь угона в направлении, по которому двинулась шамшиевская машина, оказались отключены все уличные видеокамеры. Сапар считает это неслучайным обстоятельством. Так же, как и то, что полицейские не стали искать “приору” и тех, кто на ней ездит.
- После угона она простояла во дворе еще минут сорок, - говорит Сапар. - Понятное дело, что сидевшие в ней люди контролировали ситуацию: следили, все ли спокойно, не выбегут ли хозяева угнанного авто на улицу, не приедет ли сюда по горячим следам полиция… Убедившись, что все спокойно, и дождавшись, когда сообщники на краденой машине отъедут на приличное расстояние, белая “приора” тихо покинула место своей вахты…
Сапар с помощью доступных ему видеосъемок установил две цифры гос­номера подозрительной машины, но дознаватель заниматься ее поиском не спешил. Шамшиев, включив личные знакомства в силовых структурах, определил, что в Астане в день угона его машины находилось восемь автомобилей “лада приора” белого цвета с такими же цифрами. Нужно было всего лишь разобраться, какая из них стояла во дворе, но…
- Никто даже не обратил внимания на эту информацию, - утверждает мой собеседник. - Полицейские мне сказали: “Нет такой машины, она потерялась”. Вообще, впервые со следователем я увиделся спустя два месяца после угона. На мои вопросы о том, что он думает по поводу добытой мной информации, он удивленно ответил, что не в курсе. То есть в деле вместо двух десятков видеофайлов оказалось всего лишь два, из которых ничего нельзя понять. Такая же ситуация с другими документами и доказательствами…

Инсайдер
Вместо работы следствия Сапар неожиданно получил… приглашение присоединиться к секретному чату в мобильном приложении Telegram. Создавший его человек действовал анонимно и дал понять Сапару, что располагает верной информацией о том, где находится его “лексус”.
- Он упомянул о детской бутылочке у левой двери и скинул мне снимок, - рассказывает Шамшиев. - Описал цвет детского кресла, салон, находившиеся внутри вещи. В общем, я понял: речь идет о моем имуществе.
Аноним не стал говорить, где машина, и распрощался с Сапаром, пообещав выйти на связь позже. Так и случилось, но общаться с ним было трудно. Его сообщения в мессенджере удалялись каждую минуту, делать скриншоты экрана было нельзя: собеседник сразу же был бы извещен об этом. Но Шамшиев придумал выход: он фотографировал переписку другим телефоном…
- Незнакомец писал, что он видит мою машину, находится рядом с ней, сообщал, что она стоит в каком-то гараже, - вспоминает Сапар. - Из его слов я узнал, что происходит это в каком-то автосервисе, где занимаются крадеными авто: перекрашивают их, перебивают номера двигателей, делают прошивку компьютеров… Какую-то конкретику этот человек скрывал, было даже непонятно, в каком городе все происходит. Таинственность объяснял тем, что опасается за свою жизнь и брата.
По словам инсайдера, он был связан с бандой угонщиков: будучи айтишником, переделывал “мозги” криминальных машин. Попытка завязать с этим “бизнесом” вышла ему боком: его сильно избили. Поэтому, дескать, он теперь хочет отомстить своим обидчикам. Правдоподобность этой легенды поблекла, когда выяснилось, что аноним в своих устремлениях движим не столько местью, сколько корыстью. За информацию о местонахождении угнанного авто он запросил у Сапара два миллиона тенге.

Будни мафии
Общаясь с инсайдером, Сапар постепенно узнал, что в банде действуют две группы угонщиков. Они получают заказы на угон определенной марки машины, как правило, дорогой. Часто заказ делается в соответствии с документами, которые добывают преступники, на аналогичное авто. В случае с Шамшиевым у них оказался техпаспорт на черный “лексус” 2012 года. Под эту “авто-ксиву” и должны были переделать машину Сапара, перебив VIN-код.
- Мой собеседник совершенно четко сказал: делами этими занимаются действующие и бывшие сотрудники полиции в основном из Костанайской области, - утверждает Сапар Шамшиев. - Спрашиваю: так может, этот отстойник для краденых машин в Костанае находится? Он отвечает отрицательно, но город по-прежнему не называет. Я попытался уговорить его раскрыться и дать информацию правоохранительным органам, сказал, что знаю честных и проверенных сотрудников в других силовых структурах. Но он лишь посмеялся: нет, говорит, этих закрыть не получится, у них крепкие связи повсюду.
После долгих разговоров Сапар выяснил, что отстойник все-таки расположен в Астане. Что кроме угонщиков в деле технари и костоправы, а также полицейские, имеющие доступ к документам и базам данных на автомобили.
- Главные в этой компании, конечно же, люди в погонах, которые могут обеспечить даже невидимый коридор по маршруту следования или перевозку краденого авто, - говорит Шамшиев. - Инсайдер сообщил, что мою машину с подложными номерами и в сопровождении какого-то сотрудника через несколько дней после угона на эвакуаторе перевезли через всю Астану и на всем пути ее перемещения были отключены уличные видеокамеры. Конечно, я сразу вспомнил о том, что тот же самый фокус был кем-то проделан и в ночь угона моего “лексуса”!
Лишним доказательством подозрений в адрес полицейских, причастных к делам автомафии, для Шамшиева стала абсолютная полнота сведений, которыми располагал его таинственный информатор, об уголовном деле по угону “лексуса”.
- Он мне скидывал видео из материалов дела, фрагменты допросов (все это я сохранил!), сообщил, что мой телефон стоял на прослушке у мафии, - говорит Сапар. - В негласных оперативных мероприятиях, по словам инсайдера, участвовали сотрудники полиции. Он сообщал мне информацию о других угнанных и переделанных машинах, среди которых оказался свежий “лексус” моего хорошего знакомого из Костаная. И угнали его точно по такому же сценарию, как и мой, а товарищ потом подтвердил, что все так и было. То есть все, о чем говорил мне этот человек, нельзя было выдумать…
Мало того, Шамшиев утверждает: помимо анонима на связь с ним выходили… еще четверо (!) действующих сотрудников системы МВД из Астаны, Караганды и Костаная. Все они предлагали Сапару свои версии случившегося и пытались пустить его по ложному следу.

Фиаско
Договориться с инсайдером окончательно не удалось: он требовал деньги вперед, а Сапар хотел быть уверен в том, что получит верную информацию о местонахождении машины и с ней все в порядке. В итоге аноним исчез, напоследок прислав Шамшиеву фотографию его припорошенного снегом автомобиля, стоящего в какой-то лесопосадке.
- Все-таки, думаю, этот человек меня пытался обмануть, - размышляет Сапар. - Тем более что переписку со мной вел не один информатор: я обратил внимание на то, что мой собеседник пишет то грамотно, то с ошибками. В то же время психологически общение было выстроено очень грамотно. В феврале я общался с ним последний раз. А в мае работники одной из астанинских автомоек нашли в заброшенном гараже пакет документов из угнанной машины.
Сапар вспоминает, что сообщение об этой находке следствию никак не помогло. Также никого в следственном управлении не вдохновило предложение Сапара предоставить кипу бумаг со скриншотами переписки с инсайдером… После этого он окончательно понял, что помощи от людей в погонах ждать не приходится. Именно поэтому Шамшиев в конце концов решил обратиться в прессу. О том, как будут развиваться события, мы обязательно сообщим нашим читателям.

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Астана - Костанай

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева