⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Призрак опера

Михаил КОЗАЧКОВ

     Алматинские прокуроры только с третьей попытки придумали, за что привлечь к ответственности майора полиции

     Невиданное дело: майор полиции просит у газеты “Время” помощи! На прошлой неделе в редакцию обратился старший оперуполномоченный Бостандыкского РУВД Даулет АЖИБЕК (на снимке). Зимой 2018 года он помогал в раскрытии нескольких мелких краж, самостоятельно установил личность серийной воровки, а когда ее решили не наказывать, то полицейский сам угодил на скамью подсудимых!

- Говорят, что полиция у нас плохо работает, преступления не раскрывает, - говорит Даулет Ажибек. - За всех полицейских города я говорить не могу. У нас в Бостандыкском РУВД трудятся около 500 человек, а поиском преступников занимаются только опер­уполномоченные и следователи. А нас всего 44 человека, то есть меньше десяти процентов от общего состава. Да и сами граждане очень часто отказываются от претензий - мы находим преступников, а потерпевшие потом пишут отказные заявления, чтобы в полицию и суды больше не ходить.
Так было и в начале года, когда майору поступила информация о женщине, занимавшейся кражами на территории района.
- У каждого опера есть свои добровольные помощники, - объясняет Ажибек. - Они сообщают нам о совершенных или готовящихся преступлениях, при этом не обязаны в дальнейшем участвовать в судах, мы сохраняем их имена и фамилии в тайне. Так мне поступили конфиденциальные сведения о некой Ларисе, которая рассказывала знакомым, что воровала кошельки в автобусах в нашем районе. У нас есть база лиц, уже привлекавшихся к уголовной ответственности. Информатор просмотрел фотографии и узнал эту женщину. Оказалось, что у нее фамилия ПАТЕЕВА, она привлекалась почти 50 раз по различным правонарушениям, стоит на нескольких учетах, в том числе по заболеваниям. Есть у нее и постоянный адрес. Я отправился к ее дому, нашел Ларису, поговорил с ней. Она не стала отрицать, что действительно совершала кражи.
Даулет Ажибек объясняет специфику раскрытия такого преступления.
- Кража - это тайное хищение чужого имущества, - говорит майор. - И зачастую потерпевшие даже не могут опознать воришку, потому что не видели момент кражи. Поэтому доказать сам факт крайне сложно, если нет признания со стороны преступника. Патеева, похоже, понимала, что ей лучше сознаться в мелких кражах, ведь раз вышли на ее след, то могут доказать причастность к более тяжким преступлениям. Как опытный человек она догадывалась, что за кражи к уголовной ответственности могут и не привлечь, поэтому рассказала, где и когда воровала. Я поднял дела, сопоставил ее показания и установил, что действительно по шести эпизодам данные совпадают.
На этом работа оперуполномоченного закончилась.
- Я доложил начальству, что выявил подозреваемую, мне дали команду передать Патееву следователю Шапагату ТАСБАЕВУ, - рассказывает Даулет Ажибек. - Составил рапорт о доставлении данной гражданки, отвел к следователю. Я сам досудебные расследования не провожу - это не входит в мои функциональные обязанности. Могу выявить подозреваемого, а дальше уже начинается работа следствия. Вечером следователь меня вызвал и попросил лично обзвонить всех шестерых потерпевших: дескать, он зашивается, не хватает времени, а раз я начал это дело, то должен помогать. Проблем нет, я взял список телефонов, всем позвонил. И все шестеро жертв отказались приходить в РУВД, сославшись на свою занятость. Они мне прямо говорили - да не нужно нам ничего, там в кошельке три тысячи тенге лежало, заявление писали, чтобы потом восстановить украденные документы. Я доложил об этом следователю, он мне выдал бланки для новых заявлений и сказал лично встретиться со всеми потерпевшими. Я так и сделал. Все потерпевшие написали отказ от претензий, сославшись на незначительность ущерба. Бумаги я передал Тасбаеву. А через полтора-два месяца меня самого вызвали в прокуратуру.
Как выяснилось, следователь Тасбаев прекратил все шесть эпизодов Патеевой, а в прокуратуре при проверке этого дела заподозрили неладное.
- В прокуратуру сначала вызвали Патееву, и она сказала, что полицейские дали ей 10 тысяч тенге, чтобы она взяла на себя шесть краж, - объясняет майор Ажибек. - Якобы какой-то начальник по имени Нурлан ей предложил такой вариант, и она согласилась. Потом ей для опознания предъявили несколько человек из РУВД, но она никого не узнала. Зато узнала меня и заявила, что это я ей дал деньги! Меня вызвал спецпрокурор Марслан АМАНБЕК и поместил в изолятор временного содержания. Так в чем была моя вина - в том, что я установил подозреваемую и привез в РУВД?!
- Причем спецпрокурор Аманбек cразу же продемонстрировал незнание Уголовного кодекса, - присоединяется к разговору адвокат Ажибека Мурат АМИТОВ. - Он предъявил полицейскому обвинение по статье 412 “привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности”. Но оперуполномоченные не являются субъектами этого преступления, поскольку не имеют права привлекать кого-то к уголовной ответственности! Это могут сделать следователь, дознаватель и прокурор, если они принимают дело в свое производство. В функциональные обязанности опера не входит привлечение кого-либо к уголовной ответственности. Но спецпрокурор спокойно составил обвинительный акт и передал дело в суд, хотя с самого начала ошибался!
Дело майора Ажибека попало к судье Бостандыкского райсуда №2 Арай НУГУМАНОВОЙ.
- С самого начала было понятно, что по 412-й статье Ажибек невиновен, - продолжает адвокат Амитов. - Просто открыли Уголовный кодекс и внимательно все вместе прочитали, кто является субъектом этого преступления. Тогда гособвинитель МАЙКЕНОВ решил переквалифицировать обвинение - убрал статью 412, оставив лишь 416-ю “фальсификация доказательств и оперативно-розыскных материалов”. Так появился второй обвинительный акт, но и здесь мы доказали, что оперуполномоченный невиновен. Что он мог сфальсифицировать - рапорт о доставлении подозреваемой в РУВД? Да это стандартная бумага, информирующая о том, что опер выполнил свою работу. И этот документ не признан недействительным или поддельным - он подшит в дело, после него следователь допрашивал Патееву. Ну глупость же, какая тут может быть фальсификация?!
Также в суд вызвали тех, кто пострадал от рук воров в автобусах.
- Они подтвердили, что действительно добровольно написали отказ от претензий, - говорит Мурат Амитов. - Также один из них вспомнил, что майор Ажибек предупредил, что с ним должен будет связаться следователь, который проверит, действительно ли потерпевший отказывается от претензий. Вызвали в суд и следователя Тасбаева, но он всю вину свалил на оперуполномоченного: якобы это Даулет предоставил какие-то неверные материалы. Но ведь на основании этих заявлений от потерпевших именно Тасбаев прекратил уголовное дело в отношении Патеевой! То есть Тасбаев сначала привлек ее к уголовной ответственности, а затем посчитал, что раз у жертв нет претензий, то дело можно закрыть. Везде стоят подписи следователя, но судят почему-то опера, который, по версии прокуратуры, сначала незаконно привлек Патееву к уголовной ответственности, а потом еще и материалы сфальсифицировал! Но самое интересное, что Патеева тоже пришла в суд и заявила, что оговорила подсудимого, никаких денег он ей не давал, кражи она действительно совершила! Она объяснила, что просто испугалась, когда ее вызвали в прокуратуру. Следователь ей сказал, что дело закрыто, а она решила, что прокуратура хочет ее посадить за эти кражи, вот она и придумала, что один из полицейских дал ей 10 тысяч тенге. Причем она написала заявление на имя судьи, где указала, что готова понести ответственность за заведомо ложные показания, данные в ходе следствия.
По всей видимости, аргументы защитников убедили гос­обвинителя, что Даулет Ажибек действительно не может быть осужден ни по одной из двух статей. Поэтому на свет появился еще один обвинительный акт - третий по счету!
- Уже прошли прения, стороны выступили с репликами, оставалось только последнее слово подсудимого, - вспоминает адвокат Амитов. - И тут судья Нугуманова спрашивает: может быть, еще у кого-нибудь есть реплики? Гос­обвинитель встает и заявляет: “Уважаемый суд, мы бы хотели переквалифицировать обвинение”. И достает уже готовый обвинительный акт. На этот раз Ажибека заподозрили в злоупотреблении служебными полномочиями! Но там в статье прямо указано: субъект преступления извлекает выгоду для себя или других лиц либо наносит вред другим лицам или организациям. Вот прокурор Майкенов и указал, что, дескать, майор полиции своими действиями нарушил конституционные права Патеевой! Да она сама призналась, что оговорила полицейского, что совершила эти кражи, но никто слушать даже не захотел. Судья в приговоре так и указала, что к показаниям Патеевой отнеслась критически. К каким показаниям, если Патеева их меняла несколько раз?!
Бывшего оперуполномоченного признали виновным и приговорили к штрафу в размере 300 МРП, лишив при этом звания майор. Также ему в дальнейшем запрещено работать в полиции.
- Конечно, мы будем подавать апелляцию, - заявляет Мурат Амитов. - Я просто удивлен отношением прокуратуры и суда к этому делу. Сначала обвиняют по одной статье, потом ее убирают. Потом обвиняют по второй - тоже от нее отказываются. В итоге решают, что виновен в третьем преступлении. Такое ощущение, что весь Уголовный кодекс уже перебрали, лишь бы найти подходящую статью. И у меня есть предположение, с чем это связано. Ведь если бы майора Ажибека признали невиновным, то под суд попали бы уже сотрудники прокуратуры, причем по той же 412-й статье, которую предъявили полицейскому, “привлечение заведомо невиновного человека к уголовной ответственности”. Понятное дело, такое допустить они не могут. А пострадал в итоге полицейский, который просто делал свою работу. Он 15 лет отдал полиции, начинал простым участковым, дослужился до майора, имеет множество поощрений. Ни квартиры у него нет, ни машины. Теперь еще и работы лишили. Разве это справедливо?

Михаил КОЗАЧКОВ, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева