⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

НеУДОбные обстоятельства

Виктор МИРОШНИЧЕНКО

Жизнь - это качели удачи. Или фиаско. В этом еще раз можно убедиться на судьбе североказахстанских полицейских, ответивших своим лишением свободы за здоровье Ивана РОЖНОВА, который в результате обморожения потерял обе ноги. Сегодня, спустя три года после резонансного на всю республику ЧП, становится известно, что признанным выновными стражам порядка смягчили наказание, а между тем суд не торопится с их условно-досрочным освобождением (УДО).

Напомним, 29 января 2012 года лаборанта Явленской школы Есильского района Северо-Казахстанской области Ивана Рожнова заподозрили в краже ноутбука. Прибывшая по вызову руководства учебного заведения опергруппа - начальник отдела криминальной полиции Есильского РОВД Кайрат САРСЕНБАЕВ и старший оперуполномоченный Руслан КОЗЫРЕВ - задержала подозреваемого и к утру 30 января, по словам Ивана, буквально выбила из него признательные показания. Он тогда сказал, что отдал ноутбук неким жителям Петропавловска, которым должен был деньги. Но когда 30 января полицейские привезли его к дому покупателей, Иван сбежал. Согласно показаниям Рожнова, он двое суток блуждал по лесу, пока 1 февраля с отмороженными ногами не повстречал возле Петропавловска жителя железнодорожного разъезда. В результате 7 февраля Ивану ампутировали ноги, а злосчастный ноутбук так никто и не нашел (см. “Беспредел для галочки”, “Время” от 21.4.2012 г.). В ходе разбирательства и последовавшего уголовного дела Кайрат Сарсенбаев и Руслан Козырев были признаны виновными в совершении преступления по пункту “а” части 4 статьи 308 УК (превышение власти или должностных полномочий) и по приговору суда 26 ноября 2012 года получили по пять с половиной лет лишения свободы.
Тем не менее некоторые вопросы в истории Ивана Рожнова остались. Например, он утверждал, что его сильно избивали, но никаких следов побоев на его теле обнаружено не было. Обвинение базировалось на показаниях некоего анонимного свидетеля. А мать потерпевшего Елена РОЖНОВА даже как-то рассказала мне, что, сидя в коридоре возле кабинета директора школы, куда по горячим следам доставили Ивана, слышала за дверью крики сына, избиваемого полицейскими. После этого я перестал ей верить и писать об этой истории, потому что не мог допустить мысли, что мать может слышать вопли своего ребенка и никак не вмешаться.
Да и анонимный свидетель, по словам матери одного из осужденных полицейских Елены КОЗЫРЕВОЙ (на верхнем снимке), продержался недолго:
- Один из свидетелей обвинения, выступавший в суде под псевдонимом, потом обратился к генеральному прокурору с заявлением, что не может дальше жить с грузом лжи. Что, мол, финансовая полиция заставляла его сказать, будто бы он слышал крики избиваемого Ивана Рожнова, но то была неправда, его заставили так сказать. В своем обращении тот свидетель заявил, что давал те показания, каким его научил следователь, но сейчас он просит прощения у родственников подсудимых. На заседании кассационной коллегии судья Нургазы АБДИКАНОВ так и сказал: “Потерпевший Рожнов, так вы убежали от сотрудников, отморозили ноги. А при чем тут полицейские? Вы же сами виноваты!”. В конце концов, обоим подсудимым исключили из обвинения вот эти тяжкие последствия - что потерпевший из-за них обморозился и остался без ног. Суд пришел к мнению, что их вины в том нет, и наказание было сокращено на два года - до трех с половиной года лишения свободы каждому.
По словам матери, Руслану Козыреву оставалось сидеть всего восемь месяцев, он подал прошение на УДО, но суд отказал ему. И это при том, что сам Иван Рожнов уже не имеет к бывшему полицейскому никаких претензий!
- У Козырева не было ни одного взыскания, одни только поощрения за время отбытия наказания, но суд посчитал, что он не встал на путь исправления, - говорит адвокат Игорь ПЕТРОВСКИЙ (на снимке).
Он считает, что его подзащитный оказался заложником несовершенства нового УК.
- Второй абзац части первой статьи 72 регламентирует, что лицо, полностью возместившее причиненный преступлением ущерб и не имеющее злостных нарушений, подлежит условно-досрочному освобождению, - продолжает адвокат. - То есть не “может быть”, а “подлежит”! Но пока, насколько я знаю, ни одного осужденного на этом основании со ссылкой на эту статью еще не освободили. Правда, там есть противоречие. Первый абзац части первой той же статьи практически дословно перенесен из старого кодекса: осужденный может быть освобожден, если судом будет признано, что для дальнейшего исправления он не нуждается в полном отбывании наказания. То есть сохранено исключительное право судьи решать судьбу заключенного. Администрация, которая каждый день осужденного видит, знает, чем он дышит, - говорит о своей поддержке его ходатайства об УДО. А судья, который его в первый раз в жизни встретил на несколько минут, может посчитать, что он не встал на путь исправления. Вот и получается в чистом виде - “казнить нельзя помиловать”.

Виктор МИРОШНИЧЕНКО, фото автора, Петропавловск

Загрузка...
Астропрогноз
на 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева