⇧ Наверх

...Это нужно живым!

Оксана АКУЛОВА

Сегодня в Медеуском райсуде Алматы состоится первое заседание по весьма необычному делу: алматинка Наталья АРИТИЧЕВА (на снимке) требует прекратить захоронения возле ее дома и участка, которые расположены в непосредственной близости к Кенсайскому кладбищу.

Этот дом по улице Верненской в Алматы и самое известное в городе Кенсайское кладбище соседствуют почти 60 лет. В конце 50-х прошлого века здесь стали выдавать земельные участки под строительство, а уже в 1961-м в этом районе появились первые захоронения. Понятное дело, изначально погост находился в отдалении от жилых домов и в какой-то степени даже был местной достопримечательностью - детвора бегала туда играть, взрослые ходили на похороны видных казахстанцев, которые обретали на Кенсае последнее пристанище.
Разрасталось кладбище быстро, а нынче некоторые могилы оказались, как сейчас принято говорить, в шаговой доступности от частного сектора, в котором по-прежнему, несмотря ни на что, живут люди. Наталья Аритичева и вовсе оказалась ближайшей соседкой усопших. Теперь ее задача, как у царя в “Сказке про Федота-стрельца”, не попасть вместе со своим домом и всеми домочадцами на кладбИще.
- Некоторые считают: мол, ничего страшного в этом нет, кто-то вон вообще впритык к кладбищу живет, - разводит руками женщина. - Но те люди, наверное, сами строили там дома, а мы и не помышляли о таком соседстве. Когда-то кладбище было небольшим и огорожено забором, а потом стало разрастаться. Мы возмущались, конечно. Но толку-то? Теперь же, когда могилы появились буквально у меня за огородом, я молчать не буду!
Выглянет Наталья Васильевна в окно - и взгляд ее падает прямо на мазары размером чуть меньше ее скромного жилища. Выйдет снег с участка убрать - и еще раз оценит, как близко подобрались мертвые к живым. И никакой мистики, рассуждений о загробных мирах и улетающих душах.
- Смотрите, само кладбище располагается на возвышении, внизу лог, в нем обычно скапливаются талые воды, - Аритичева специально для нас проводит экскурсию по округе. - Сами видите, что поверхность здесь неровная, все течет вниз - прямо на мой участок. И я чуть ли не каждый год от этого страдаю. В 2011 году такой потоп был - все соседи помогали копать арык, чтобы остановить воду. В этом году снег таял постепенно, поэтому таких проблем не было. А что будет весной и летом, когда начнутся ливни? Даже представить страшно. И вот как раз в этом самом логу прошлой осенью появились новые захоронения.
2 сентября Наталья Васильевна обнаружила, что у нее за огородом свежая могила. Она тут же пошла в администрацию Кенсайского кладбища.
- После этого все было тихо-мирно, я надеялась, что больше захоронений в этом месте не будет. Да не тут-то было! - вздыхает женщина. - В октябре буквально за один день здесь вырыли еще четыре могилы. Уходила на работу - их не было, вернулась - такой сюрприз. Любой ливень - и вся вода у меня в огороде. Я, конечно, все подготовила: и насосы, и сливную яму. Но почему я должна страдать? Ведь это нарушение санитарных норм. В общем, я стала жаловаться, написала письма в прокуратуру и другие инстанции.
Первым на ее жалобы отреагировал специализированный комбинат ритуальных услуг (ТОО “СКРУ”) Алматы: “Кладбище Кенсай находится в собственности ТОО “СКРУ” с 1961 года. В связи с невозможностью его расширения согласно постановлению акимата Алматы от 11.04.2011 года кладбище является закрытым. Однако этим постановлением запрет на захоронение усопших не наложен, так как на кладбище имеются неосвоенные земли, отведенные под захоронение. Для каждого отдельного захоронения на кладбище отводится территория с соблюдением всех градостроительных и санитарно-эпидемиологических норм”.
Что ж, давайте обратимся к тем самым санитарно-эпидемиологическим нормам, на которые ссылается ТОО “СКРУ”. В них есть несколько весьма примечательных пунктов, касающихся нашей истории. “Не допускается размещать кладбища на территориях... затапливаемых, подверженных ополз­ням и обвалам, заболоченных участках”. Ладно, может, Наталья Васильевна втемяшила себе в голову, что ее огород подтапливает, а воды стекают как раз оттуда, где и ведется захоронение. Читаем дальше: “Кладбища размещаются, считая от ограждения кладбищ, на расстоянии не менее 300 метров до первых жилых и общественных зданий, спортивно-оздоровительных и санитарно-курортных зон”. Как быть с этим? Могилы у самого забора Аритичевой, а ограждения кладбища никакого. Откуда прикажете отсчитывать санитарно-эпидемиологические границы? И как быть с тем самым расстоянием в три сотни метров?
Были еще ответы из районной прокуратуры. В одном из них говорится, что “в деятельности ТОО “Специализированный комбинат ритуальных услуг” установлены нарушения земельного законодательства в части захвата земель государственного фонда”. Правда, фраза эта никак не расшифровывается. В следующем письме надзорного органа нашей героине сообщают, что СКРУ оштрафован за это нарушение. А что с могилами? О них ни слова.
В общем, Наталья Васильевна решила не ждать, пока захоронения вплотную приблизятся к ее забору, и подала в суд.
- Наши требования (иск Аритичева подала вместе с родным братом, которому принадлежит половина дома. - О. А.) такие: прекратить захоронение в логу, переместить уже существующие могилы и четко обозначить границы кладбища, - перечисляет женщина. - Ведь мне так и не ответили, где они, эти границы, и до сих пор не пояснили, обозначал ли кто-либо санитарно-эпидемиологическую зону. Надеюсь, в суде я получу ответы на эти вопросы.
Мы будем следить за развитием событий.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
с 23 по 29 марта

Золотые слова

«- Happy Nauryz to you all! »

Геннадий ГОЛОВКИН:
Сказано в Instagram
Вопрос на засыпку

Какими лекарствами вы лечитесь?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров