⇧ Наверх

Ну, за трезвость!

Екатерина ТИХОНОВА

Воскресенье я провела с алкоголиками. Они сами так себя называют, хотя уже давно не закладывают за воротник. Как оказалось, чтобы перестать пить, им нужна была не помощь наркологов и психологов, не кодирование и принудительное лечение, а поддержка таких же, как и они, алкоголиков. Ну и, конечно же, сильное желание не выпить!

Подходим с фотокором к нар­кологическому центру, где пять раз в неделю проходят собрания анонимных алкоголиков. На окнах и в пролетах лестниц огромные железные решетки.
- Как тюрьма, - проводит параллели коллега. - Посмотришь на эти решетки с бодуна - и пить не захочешь...
Но одного вида жутких клеток на самом деле мало, чтобы бросить пить. Многие попадали сюда неоднократно и принудительно. Однако на эту встречу все пришли добровольно. Пожимают друг другу руки, крепко обнимаются, словно у каждого из них день рождения. И ведь многие так и считают: для них каждый день без алкоголя уже победа, а значит, и праздник.
- Сегодня я трезвый! - радостно провозглашают они причину своего веселья.
Заходим в зал, украшенный шарами и лентами. Признаться, будучи в плену своих стереотипов, я готовилась встретить небрежность во внешнем виде, беглые и мутные взгляды, трясущиеся руки и сбивчивую речь, не говоря уже о перегаре и шатающейся походке. Ничего подобного! Здешняя тусовка не отличается от той, на которой я была недавно, где собирались звезды отечественного кино, разве что лица незнакомые. Все эти люди завязали с зеленым змием десять, пять лет, а кто-то и вовсе пару месяцев назад. Новичков, похоже, нет. Все радостны и оптимистичны, но при этом кристально трезвые. И не подумаешь, что когда-то все эти люди пили по-черному, бегая в калошах на босу ногу зимой и выпрашивая у прохожих мелочь на чекушку. Выпрыгивали из окон, чтобы успеть добежать до магазина, пока их родные мылись в ванной...
Я присела рядом с яркой ухоженной женщиной средних лет. Разговорились.
- Много ли придет людей? - спрашиваю.
- Нет точной цифры: вход свободный, к нам люди приходят и уходят. Есть те, кто здесь постоянно, - рассказывает она. - Наберется около ста человек. К нам приходят разные люди: и представительные, и известные личности, у каждого есть семья, работа. Но мы представляемся только по именам. Кто-то называет вымышленное. Здесь принцип анонимности.
- А вы тоже из... этих самых? - пытаюсь задать свой любопытствующий вопрос, зная, как алкоголики сильно обижаются, когда их называют...
- Да, я алкоголик, - совершенно невозмутимо произносит женщина. - Я попадала сюда пять раз на принудительное лечение. Уходила в запой и ничего не помнила. Однажды один из врачей посоветовал мне вступить в сообщество. И вот я уже два года здесь.
- И как - помогло? Не пьете больше? - мне уже становится интересно.
- Не пью. У каждого из нас есть наставник, который сам прошел через алкоголизм и теперь делится пережитым опытом. А вот и мой наставник! - и женщина показывает мне на мужчину средних лет, одетого в хороший костюм.
- Меня зовут Александр, и я алкоголик, - представляется он так же, как почти каждый из присутствующих.
- Почему вы упорно продолжаете себя так называть, если не пьете? - осмелев, спрашиваю я Александра.
- Потому что алкоголик - это навечно. Он не может научиться пить, - вводит меня в курс дела собеседник. - Если он решил завязать, то нужно делать это со всеми видами спиртного, без исключения. Мы работаем по американской 12-шаговой программе, которую практикуют по всему миру. Кстати, ее широко применяют и голливудские звезды. Там есть три главных феномена алкоголика: феномен первой рюмки, после которой включается феномен тяги, то есть когда тянешься за второй, а дальше пьешь и не можешь остановиться. А феномен духовного заболевания - это когда любой повод подходит для того, чтобы выпить: радостно ли, грустно ли, день взятия Бастилии или день рождения кота Леопольда - без спиртного жизнь уже кажется не­удобной и некомфортной.
Я не пью уже два года. До этого я не то чтобы сильно пил, я бухал! - откровенничает Александр. - После последнего запоя пообещал жене, что больше не буду. А вы же знаете, как это у нас, у алкоголиков: пьяным дал слово, а как протрезвел, так и забыл. Но жена напомнила. Пришлось пойти с ней сначала в реабилитационный центр, оттуда меня привели в сообщество. Здесь понял, что я алкоголик. Потому что мне объяснила это не жена, не врачи, а свои же, алкаши. Тогда я протрезвел окончательно и... понял, что мне нужно специальное образование. Так в 56 лет я получил диплом психолога. В сообществе нет борьбы с алкоголем: мы не любим бутылку, не ненавидим ее - мы доводим свое отношение к спиртному до равнодушия.
Это уже второе сообщество анонимных алкоголиков в Алматы. Называется оно почти символично - “8 Марта”. Они празднуют два года с момента основания. Первое сообщество, чей офис расположен на улице Тлендиева, называется “Виктория”. Я поинтересовалась, почему у сообществ женские названия. С “Викторией” все понятно, это победа человека над своей пагубной привычкой. Но почему “8 Марта”? Неужели женщины больше всех пьют? Или в этот день все пьют одинаково, чтобы сохранить гендерный баланс, за который боролись суфражистки? Ответ был более чем прозаичным: сообщество когда-то находилось по другому адресу, на улице 8 Марта. Вообще, сообщества в одном городе и по всему миру практически одинаковые. Оказывается, не только алкоголь способен объединить совершенно незнакомых людей, но и его отсутствие!
- Мы можем поехать в любую страну, например в Новую Зеландию, в которой совершенно никого не знаем. И если мы придем там в общество анонимных алкоголиков, то нас встретят как родных! - убеждали меня мои новые знакомые.
А вот бывший россиянин Виктор АЛЁНИН не скрывает своего настоящего имени и даже раздает визитки. После 20 лет пьянства он приехал в Казахстан и открыл здесь частный реабилитационный центр, помогая вернуться к жизни таким же, каким был сам.
- Я остаюсь трезвым вот уже 13 лет, но ни на один день не забываю о своем заболевании. Я знаю, что оно неизлечимое, прогрессирующее и смертельное. Когда я пил, то винил в этом окружающих: жену, друзей, работу да и сам город. Ну сменил я город, жену, друзей, работу, но все повторялось. Потому что от самого себя не убежишь. Сейчас я себя чувствую так, как всегда хотел: как будто употребляю, но без капли спиртного.
Когда собрались все приглашенные, а это примерно человек 50-70, ведущие зажгли свечу о тех, кто еще ищет дорогу к ним, но не нашел, о тех, кого уже никогда не будет рядом из-за этой страшной болезни. Тут-то я и услышала их знаменитую 12-шаговую программу, в которой есть свои правила: признать себя бессильным перед алкоголем, признать, что из-за него жизнь стала неуправляемой... и многое другое.
Примечательно, что практически в каждом шаге главная роль отводится всемогущему Богу, нежели самому алкоголику, отчего мне показалось, что я сижу на собрании... “Свидетелей Иеговы” или адвентистов седьмого дня (был в моей жизни, увы, и такой опыт). Похоже, атеистам или буддистам, в религии которых понятия бога нет как такового, придется в этом сообществе менять свои убеждения. Либо продолжить спиваться, если ничто другое уже не помогает...
Каждому выступающему казалось, что кто-то подсмотрел за его жизнью и теперь рассказывает о ней, настолько они были похожи: и ощущение болезни и выздоровления, и состояние на грани срыва, и проблемы в личной жизни и на работе, и даже изощренные методы скрывать свое пьянство. Но история одного молодого парня заметно отличалась от других:
- Я Виктор, и я наркоман и алкоголик. Я долго не осознавал, что алкоголик, ведь лечился только от наркотической зависимости. Думал, что не алкоголик. А потом по совету нарколога взял тетрадку и стал писать свои яркие случаи пьянства. Один из них: я вышел из дому в магазин за хлебом, встретил девушку, с которой когда-то жил по соседству, она предложила поехать к ней и выпить. Так вот я вышел от нее только на четвертый день и даже любовью с ней не успел заняться, потому что все эти дни у меня был роман с бутылкой! Сейчас хожу на собрания. Один выздоравливающий мне как-то сказал: “Если тебе плохо, то тебе нужна группа. Если тебе хорошо, то ты нужен группе”.
На собрании выступали бывшие алкоголики из Киргизии и России, взрослые дети алкоголиков. Все собравшиеся пели песни, держались за руки и читали молитвы. После праздничного собрания все отправились в кафе. Конечно же, без алкоголя на столе. Потому что смотреть на мир трезво - это счастье, за которое они боролись и борются каждый день.

Екатерина ТИХОНОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Комментарий в тему

Ирина ПАК, нарколог и психотерапевт:
- И медикаментозные методы, и кодирование могут оказаться бесполезными, если не будет желания и готовности покончить с пьянством. Здесь собрались люди, которые захотели это сделать. Такова особенность человеческой психики - обезболивать тяжелые моменты жизни. Алкоголь и наркотики заставляют их это делать. У людей просто нет эмоциональной грамотности, как справляться со стрессом.
А любая классификация алкоголизма условна. Врачам она нужна, для того чтобы определить, на какой стадии пациент. На первой стадии алкоголизма человека тошнит, ему плохо, но еще нет похмелья. Оно появляется уже на второй стадии как патологическая реакция: человек первые сутки много пил, его организм отравлен, но на вторые сутки ему требуется еще немного этого яда, чтобы прийти в норму! А люди ведь разные: кому-то плохо от 200 граммов водки, а кому-то - только от двух литров.
Самый стойкий организм у женщин, это особенность физио­логии: к нам в наркологию попадали дамы, которые выпивали до пяти литров в сутки. Мужчины же выпивают до трех литров.

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
с 25 по 31 мая

Золотые слова

«- Я в последнее время не интересовался, сколько конкретно накоплений у меня есть. Я знаю примерно свою сумму, но вам я ее не скажу.»

Данияр АКИШЕВ, председатель Нацбанка:
Вопрос на засыпку

Приходилось ли вам сталкиваться с финансовыми пирамидами?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров